Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Русские эволюционеры. Часть I

Читать ria.ru в
Возможно, виной всему психология, но так уж получилось, что в отечественной истории нам знакомы в первую очередь личности полярные, то есть, те, кого судьба вынесла наверх либо на каком-то неспокойном участке нашей исторической траектории, либо и вовсе на крутом изломе. Екатерина Великая и Пугачев, Николай I и декабристы, белые и красные. Между тем, если вдуматься, всякая экстремальная история в немалой степени ущербна, поскольку всегда политизирована, а потому нарисована, как правило, лишь белой и черной красками...

Блог автора

Авторские программы Петра Романова

Возможно, виной всему психология, но так уж получилось, что в отечественной истории нам знакомы в первую очередь личности полярные, то есть, те, кого судьба вынесла наверх либо на каком-то неспокойном участке нашей исторической траектории, либо и вовсе на крутом изломе. Екатерина Великая и Пугачев, Николай I и декабристы, белые и красные. Между тем, если вдуматься, всякая экстремальная история в немалой степени ущербна, поскольку всегда политизирована, а потому нарисована, как правило, лишь белой и черной красками.

Наконец, сама жизнь, к счастью, состоит все-таки не из одних катаклизмов. Меняли облик нашей страны не только революционеры, а по большей части как раз наоборот - эволюционеры. Настойчиво и неуклонно придерживаясь срединной, умеренной и одновременно реформаторской линии. То есть без революционного мордобоя, стрельбы по живым мишеням и битых стекол.

Русскими эволюционерами были как отдельные личности, ряд из которых можно без преувеличения назвать выдающимися, так и целые явления, вроде земства. До сих пор во многих областных центрах России стоят больницы и школы, возведенные земцами. Эти люди лечили, учили и строили на совесть.

Именно эволюционеры и создавали в первую очередь Россию. Без помпы, кропотливо и вдумчиво, не рассчитывая ни на славу, ни на награды, ни на долгую память. Именно этим людям мы обязаны лучшим, что у нас есть, да вот беда - знаем о них постыдно мало.

На мой взгляд, это несправедливо и крайне обедняет нашу историю. Поэтому и предлагаю вспомнить о некоторых русских эволюционерах.

Федор Ртищев

О жизни одного из ближайших друзей царя Алексея Михайловича - Федора Ртищева - мы знаем немало, в основном лишь из одного довольно редкого для Руси источника. О нем рассказано в житие, хотя, как известно, житие - жанр, который обычно использовался в былые времена лишь для описания жизни святых людей, да еще признанных церковью.

Это тем более удивляет, если знать, что часть церковных иерархов обвиняла друга царя не больше и не меньше, как в «рушении» православной веры: Ртищев, кстати, совершенно справедливо указывал на необходимость устранения многих вкравшихся за века ошибок в церковную службу и устав. Известны даже попытки физического устранения Ртищева, хотя по характеру он был человек необычайно добрый и неконфликтный. Одна была опасная привычка - говорить правду. А это не всегда безопасно.

Одно то, что после кончины Ртищева появилось его сугубо «светское житие», уже свидетельствует о том, что речь идет о личности необычной, если не сказать, уникальной.

Конечно же, Федор Ртищев был глубоко верующим и даже какое-то время, будучи человеком совсем не бедным и происходя из знатного рода, вел жизнь отшельника. Не говоря уже о том, что всю жизнь, как мог, помогал бедным. За все это Алексей Михайлович и призвал Ртищева к себе, назначив его окольничим. Обычно окольничие возглавляли приказы или полки, но царь придумал для Ртищева другую работу - сделал воспитателем своих детей и ближайшим советником. От боярского звания Ртищев категорически отказался.

Что случается, вообще-то, крайне редко, многие сугубо частные инициативы Ртищева становились потом делом государственным. На свои личные средства и средства друзей Федор Ртищев открыл ряд больниц и приютов для бедноты не только в Москве, но и в других местах.

Позже к этому благому делу, не без давления со стороны царя, присоединилась и церковь. По приказу царя в Москве произвели регистрацию нищих и убогих. Только теперь больных помещали уже не в частные, а в государственные приюты и богадельни, а здоровых направляли на работы. Чуть позже, в 1681 году на церковном соборе и православное духовенство приняло решение открыть свои собственные приюты по всем русским городам. Иначе говоря, именно благодаря Ртищеву («разрушителю православной веры») был поставлен и решен вопрос о церковно-государственной благотворительности. Сколько людей спасли больницы и богадельни, устроенные по инициативе не государства и не церкви, а одного человека - Федора Ртищева, мы, разумеется, не знаем. Да это в данном случае и не главное. Главное, что Ртищев исключительно своим личным примером заставлял шевелиться и государство, и всю православную церковь.

Кстати, он же, Ртищев, первым на Руси организовал и вытрезвитель: велел собирать валявшихся на улицах пьяных и отвозить их в особый приют, где содержать до протрезвления. Тоже дело полезное для нашей не всегда трезвой страны. Сколько людей на замерзло на улице зимой благодаря Ртищеву!

И никого в тогдашних вытрезвителях, между прочим, не били, так что нам есть на кого равняться. На человека 17 века!

Большие деньги Федор Ртищев тратил на выкуп русских пленных, вызволял узников, попавших в тюрьму за долги, помог голодающим в Вологде, отдал свои земли городу Арзамасу. Город попросил, он и отдал. Просто так. Сегодня сильные мира сего дерутся за участки под собственные виллы-дворцы в закрытых заповедниках. Измельчал народец.

Предвосхищая появление Красного Креста, Ртищев оказывал помощь даже вражеским воинам, вынося с поля боя не только своих, но и чужих раненых, а затем поддерживал иностранных пленных, оказавшихся в России.

Немало сделал Федор Ртищев и для русского образования. В 1649 году он организовал под Москвой Андреевский монастырь, куда вызвал из Киево-Печерского и ряда других малороссийских монастырей 30 ученых монахов, которые переводили иностранные книги на русский язык и обучали желающих греческой, латинской и славянской грамматике, риторике и философии. Сам Ртищев, нисколько не смущаясь своим возрастом и чином, стал студентом этой частной школы и проводил там целые ночи в беседах с учеными. Немалое число молодых московских служилых людей, то есть чиновников, по инициативе Ртищева прошло обучение в этом монастырском учебном центре.

Наконец, полезно помнить, что именно это училище в 1685 году было переведено в Заиконоспасский монастырь и послужило ядром Славяно-греко-латинской академии. А это, между прочим, первое в нашей стране высшее учебное заведение. Так что не грех, помимо других российских просветителей, вспоминать хотя бы иногда и Ртищева. Хотя бы в Татьянин день.

Федор Ртищев был одним из первых, кто понял, что реальные интересы России и русского народа выше идейных разногласий крайних западников и крайних патриотов. Пользуясь своим авторитетом и дружбой с обоими противоборствующими лагерями, он не раз примирял идейных противников, постепенно склоняя их к умеренности и взаимопониманию ради конкретного дела. Одним своим присутствием, будучи, как сказали бы сегодня, умелым модератором, Ртищев умудрялся ввести страстный религиозный спор в нормальное цивилизованное русло даже между такими нетерпимыми по своему характеру фигурами, как протопоп Аввакум и Никон.

Конечно, в одиночку противостоять расколу даже советник государя не мог, но все, что было в его силах, для этого делал. Что крайне не нравилось многим в тогдашней церкви, особенно митрополиту Никону, которому Ртищев, привыкший говорить правду, неоднократно советовал не вмешиваться в мирские дела.

Так, противостоя любому экстремизму, в том числе и религиозному, Федор Ртищев делал все, что мог, для русской земли. Умер этот русский эволюционер в 1673 году, а перед смертью завещал отпустить всех своих слуг на волю и не притеснять крестьян.

Как заметил Василий Ключевский, Ртищев «кротко внушал своим образом действий, что и экономические успехи малоценны, когда нет главных условий благоустроенного общежития, каковы построенные на справедливости отношения общественных классов, просвещенное религиозно-нравственное чувство, не затемненное вымышленными обрядами и суевериями, и благотворительность, проявляющаяся не в одних случайных личных порывах, а устроенная в общественное учреждение».

Почему все это понимал во времена царя Алексея Михайловича Федор Ртищев и категорически не понимают столь многие в России 21-го века, для меня загадка.

Трудно сказать, задумывался ли сам Ртищев о важности личного примера и гражданского поступка, без которых не может возникнуть и существовать нормальное, по-человечески устроенное общество. Или действовал по наитию, в силу природных черт характера и своих религиозных убеждений. Как бы то ни было, намного опередив время, он стал одним из первых граждан России, почувствовавших свою личную ответственность за все, что происходит в стране.

Твердо знаю лишь одно: именно Ртищевых нам в сегодняшней России и не хватает. Обывателей, пребывающих в дреме, не счесть, а вот граждан…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала