Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Басманное правосудие: а суд здесь где?

Судебная система, основной характеристикой которой стал термин "басманное правосудие", отмечает в этом году свое восьмилетие. В начале 21-го века прокуроры лишились права самостоятельно арестовывать людей и без удовольствия передали соответствующие разрешительные функции судам. С тех пор именно в Басманный районный суд Москвы по подсудности попадают все прошения об аресте по громким делам из следственного управления Генеральной прокуратуры РФ.

Мария Гусарова, РАПСИ

 

Судебная система, основной характеристикой которой стал термин "басманное правосудие", отмечает в этом году свое восьмилетие. В начале 21-го века прокуроры лишились права самостоятельно арестовывать людей и без удовольствия передали соответствующие разрешительные функции судам. С тех пор именно в Басманный районный суд Москвы по подсудности попадают все прошения об аресте по громким делам из следственного управления Генеральной прокуратуры РФ.

Большинство версий появления термина, характеризующего зависимый от мнения властей суд, сходятся в том, что он впервые был озвучен в эфире радиостанции "Эхо Москвы", другие склонны приписывать первое упоминание "басманного правосудия" экс-главе нефтяной компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому. Так или иначе, впервые о нем заговорили именно в связи с обсуждением первого уголовного дела в отношении вышеупомянутого бизнесмена, процесс по которому проходил в Басманном суде Москвы.

Территориальная и историческая миграция термина

Между тем, словосочетание "басманное правосудие" при неизменности составляющих нередко теряет свою географическую привязку. Если и не во всех российских, то во многих московских судах в последнее время регулярно можно услышать от недовольных ходом и результатом рассмотрения дела сторон, презрительное "А вы как хотели? Такое вот басманное правосудие!". Получается, что таким эпитетом граждане награждают любое предвзятое с их точки зрение решение суда.

Но ошибочно было бы полагать, что раньше не было недовольных судебными решениями или отсутствовало наименование для соответствующего выражения эмоций. В школьном курсе литературы есть повесть 17 века, в которой рассказывается о нечестном и жадном судье Шемяке, надеявшемся получить от незадачливого, бедного подсудимого взятку за оправдательный приговор. По совести принятое решение суда и должно было бы освободить неудачника от ответственности, но Шемяка сначала вынес его, руководствуясь корыстью, а затем подтвердил под влиянием страха. Такой "шемякин суд", помимо прочего, выявляет и недостатки некоторых законов, которые позволили оправдать объективно виноватого человека.

"Басманное" ли правосудие в Басманном суде?

Безотносительно мнения народных масс, Басманный суд уже много лет работает в штатном режиме, регулярно санкционируя или продлевая аресты разных, в том числе и известных людей, приговаривая их, но в то же время периодически принимая нехарактерные для себя решения.

Так, скажем, в марте 2007 года судья Елена Ярлыкова признала незаконным проведение в Чите предварительного следствия по второму уголовному делу в отношении, опять же, господина Ходорковского, что позже узаконил и Мосгорсуд. Правда, Верховный суд РФ 9 месяцев спустя признал такое решение неправильным. Эта же судья в том же месяце и году приговорила бывших глав подконтрольных ЮКОСу компаний Владимира Малаховского и Владимира Переверзина, а также в разное время санкционировала аресты смертельно больного экс-вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, заочно - известного бизнесмена Бориса Березовского и очно - генерал-лейтенанта ФСКН РФ Александра Бульбова, который с 2007 почти два года провел под арестом, хотя так и не ясно, было ли возбуждено в отношении него уголовного дело.

Примечательно, что  в сентябре этого года Ярлыкова была лишена судебной мантии за то, что по ошибке освободила из-под стражи в зале суда не того обвиняемого.

Среди последних гражданских дел, рассматривавшихся Басманным судом и привлекших общественное внимание, несомненно, запомнился иск внука Иосифа Сталина к "Новой газете", в которой бывший следователь Анатолий Яблоков, занимавшийся при исполнении "Катынским" делом о расстреле польских офицеров в 1940-х годах, опубликовал статью "Виновным признан Берия". Автор сообщил читателям информацию из рассекреченных документов дела, а Евгений Джугашвили счел некоторые обороты и утверждения из материалов, обнародованных в газете, очерняющими память деда, который, с его точки зрения, был гуманистом и дипломатом. Суд в свою очередь признал доводы Джугашвили не настолько убедительными, чтобы взыскать с "Новой газеты" 10 миллионов рублей за моральные страдания.

Все дни разбирательств здание Басманного суда было заполнено сочувствующими обеим сторонам и журналистами. Когда же дискуссии и споры стихли, представитель экс-следователя-публициста заявил буквально следующее: "В Басманном суде свершилось правосудие, победили справедливость и закон, значит, есть надежда, что "басманное правосудие" в нашей стране идет на убыль".

Взгляд на систему изнутри

Между тем служители Фемиды, хоть и признают факт существования "басманного правосудия", полагают, что термин просто неверно толкуется и применяется.

Так, например, глава самого Басманного суда Ольга Солопова летом 2009 года заявляла, что все разговоры о "басманном правосудии" вызваны тем, что "хромает" законодательство в части ключевого принципа состязательности сторон.

"Этот штамп "обвинительного уклона суда" формируется неспроста. На мой взгляд, улучшить качество рассмотрения дел и его сроки по любым делам могло бы законодательное закрепление принципа состязательности сторон, если наполнить этот принцип конкретным содержанием", - говорила судья, поясняя, что суду просто приходится выполнять часть работы гособвинения, высылая повестки, оформляя приводы. Со стороны это выглядит так, будто Басманный суд помогает и поддерживает именно прокуроров.

Глава одного из самых знаменитых российских судов отмечала, что занимать эту должность для нее "значит отвечать за то, чтобы фраза "басманное правосудие" была наполнена таким содержанием, что вызывала бы гордость за каждое принятое судебное решение".

А непосредственный начальник Солоповой, глава Мосгорсуда Ольга Егорова, вообще конструктивно подошла к тому, что правозащитники выпустили отдельную книгу с незатейливым названием "Басманное правосудие". Как рассказала Егорова в одном из интервью, она почерпнула из издания интересую дополнительную информацию, по итогам изучения которой собрала судей и как следует "пропесочила" их за то, что допустили существование термина, который, по сути, означает вольную трактовку закона, должного быть одинаковым для всех.

При этом сама Егорова считает, что в столичной судебной системе коррупции вообще нет. О том, что судейское сообщество способно самостоятельно бороться с этой болезнью изнутри, она последовательно заявляет начиная со своих ранних интервью.

Суды в цифрах

Как бы то ни было, "упрямая вещь" статистика констатирует, что мы сами чаще всего жалуемся на коррупцию именно в судебной системе - 89% от более чем 8 тысяч обращений во Всероссийскую антикоррупционную общественную приемную "Чистые руки".

Кроме того, как подсчитал в конце 2007 года Всероссийский центр изучения общественного мнения, наши соотечественники полагают, что эффективной работе судебной системы чаще всего мешает недобросовестность и взяточничество судей. Хотелось бы думать, что не все из 1600 опрошенных россиян сообщили такое мнение, не основываясь на личном опыте.

На втором месте с заметным отрывом следовали ссылки на то, что суды находятся под давлением властей, на него тогда указали 23% респондентов. По 19% из них сослались на несовершенство законодательства и большую загруженность судов, как помехи в их работе.

При этом, по данным опроса, проведенного ВЦИОМом, сознанием большинства респондентов российское судопроизводство все-таки воспринимается как относительно справедливое. Так, более половины опрошенных (54%) в той или иной степени были уверены, что обычный человек, обратившись в суд, может рассчитывать на справедливое решение своего вопроса. Полностью в этом убеждены лишь 8% россиян, а 46% склонны высказываться более осторожно.Треть опрошенных (34%) воспринимают современный российский суд как скорее несправедливый по отношению к обычному гражданину.

Получается, что мы подсознательно готовы обращаться в суд и принять его решение, но только не хватает нам уверенности в его справедливости, законности и обоснованности его решений. Идя в суд, мы сразу ожидаем, что итог разбирательств нас наверняка не устроит - семья лишится безвинно осужденного кормильца, честь и достоинство останутся поруганными, законопослушный гражданин окажется в ловушке.

Говорят, мысль материальна?..

Оценить 1
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала