Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

На родине "Неустрашимого"

© РИА Новости / Игорь МарковЗавод "Янтарь" в бывшем Кенигсберге специализируется на кораблях среднего класса
Завод Янтарь в бывшем Кенигсберге специализируется на кораблях среднего класса
Читать ria.ru в
Дальние походы флота видят все. Строительству военных кораблей внимания уделяется намного меньше. Крупных отечественных судостроительных предприятий не так уж много. Хватит пальцев одной руки, чтобы перечислить города Северодвинск, Санкт-Петербург, Комсомольск-на-Амуре и Калининград.

Денис Легезо для РИА Новости.

Дальние походы флота видят все. Строительству военных кораблей внимания уделяется намного меньше. Крупных отечественных судостроительных предприятий не так уж много. Хватит пальцев одной руки, чтобы перечислить города Северодвинск, Санкт-Петербург, Комсомольск-на-Амуре и Калининград.

Завод «Янтарь» в бывшем Кенигсберге специализируется на кораблях среднего класса, так что сравнивать его с Севмашем или Адмиралтейскими верфями нельзя. Самые крупные по тоннажу военные суда, построенные здесь - это большие десантные корабли проекта 1174. Атомный крейсер «Петр Великий» построен на Балтийском заводе, но некоторые менее крупные корабли, которые сейчас на слуху, благодаря дальним походам в Аденский залив, на Кубу или в Индию были сделаны «Янтарем». Это «Неустрашимый», «Адмирал Чабаненко» и «Адмирал Виноградов». Девятнадцать сторожевых кораблей проекта 1135 и сторожевые корабли проекта 1154, большие противолодочные корабли тоже были построены здесь.

Судоверфь Шихау в Восточной Пруссии, которая потом и стала «Янтарем», всегда специализировалась на военных заказах. Ниже 60% доля продукции военного назначения здесь не опускалась никогда. На нее рассчитана вся внутренняя и внешняя кооперация, хотя параллельно строились и паровозы, и рыболовецкие суда. Из двух стапелей завода основной - «Янтарь» ориентирован на военные заказы, а второй «Буревестник» - на гражданскую продукцию.

О том, как обстоят дела на заводах отечественного ВПК, выяснить у первоисточника удается не часто. Так что сразу же отдадим должное открытости генерального директора «Янтаря» Игоря Орлова.

Что в работе сейчас?

Самый крупный по объему работ проект – это три фрегата для Индии, сдача которых намечена на 2011-2112 гг. Это не только работа «Янтаря», а сложная кооперация, кроме завода эти корабли строят более 180 отечественных предприятий-контрагентов. Российскому ВМФ весной 2009 года наконец-то должен быть сдан многострадальный сторожевой корабль проекта 1154 «Ярослав Мудрый», начаты его швартовные испытания, мы видели команду на борту корабля. Его достройка началась в 2002 году. С тех пор сменилось руководство предприятия. Предыдущее руководство сейчас обвиняется в растратах при выполнении этого проекта. Меньше года назад на завод пришла команда нынешнего генерального директора Игоря Орлова, который раньше работал в Северодвинске. 

Кстати, «Ярослав Мудрый» не повторяет «Неустрашимого». Хотя их тип совпадает, однако, было внесено много изменений. Еще на сборке стоит большой десантный корабль «Иван Грен» проекта Невского ПКБ. Кроме этого давно строится учебный корабль «Бородино», спецификация которого уже успела измениться несколько раз. До начала февраля намечена сдача специализированного природоохранного патрульного судна «Спрут» для федеральной пограничной службы. Хотя изначально это был проект для немецкой береговой охраны. Кроме этих семи кораблей предприятие занимается судоремонтом и коммерческим судостроением. Наконец, «Янтарь» работает и как порт. Если есть свободные места, то здесь стоять дешевле, чем в соседних гаванях.

Гособоронзаказ

В 90-ых завод практически прекратил существование, госзаказ, объем которого всегда был велик, упал до нуля. Государство ушло с завода, прошел процесс акционирования. Сейчас уже все входящие в Западный центр кораблестроения верфи получили статус открытых акционерных обществ. Госзаказ на «Янтаре» восстановлен и, как видно из перечисления работ, его объем значителен. Сегодня распределение заказов между судостроительными предприятиями проходит конкурсно на основании 94 Федерального закона о порядке определения исполнителей при госзакупках. По словам Игоря Орлова, любой конкурс в области судостроения – это совокупность объективных и субъективных факторов. Предприятия используют в качестве козырей при тендере не только цену, но и свой опыт, и производственные мощности. Генеральный директор «Янтаря» считает, что время, когда все делалось только на основании телефонного права, ушло.

Он не склонен критиковать закон, но видит в нем и свои минусы. В частности, когда речь идет о сложном объекте, который строится много лет, то закон не учитывает особенности наукоемкой продукции с таким длительным циклом производства, завязанной на огромное количество соисполнителей.

Кроме того, для строительства корабля важно, чтобы не менее 60% оплаты было получено во время первой трети строительства. «Янтарю» нужно обеспечить авансирование всех своих контрагентов. Сложно строить корабль, если в первом году, например, оплата составит 5%, во втором 10%, на третий год 30%, а оставшиеся 55% завод получит позже. Федеральный закон 94 подразумевает и достаточно жесткую привязку к фиксированной цене, к установленным министерством дефляторам. Но такой пересчет Игорю Орлову не кажется применимым в «боевых» условиях. Реальная цена корабля определяется только при 80% готовности. И от базовой, она может отличаться процентов на 20.

На сегодня существует государственная программа вооружения до 2015 года. Она определяет круг интересов завода. «Янтарь» знает, на что может претендовать в рамках программы, в которой заложено, сколько кораблей и какого класса нужно построить, примерные условия финансирования. У Игоря Орлова нет особых претензий и к основному заказчику - Министерству обороны. Здесь у «Янтаря» претензий по оплате уже года 3-4 не возникает. Другое дело, что есть проблемы пересмотра цены работ, своевременной оценки реальных затрат. Но это уже  во многом зависит от самого завода, его умения обосновать большую сумму.

Защищать своих или нет?

От государства руководство «Янтаря» хочет понимания того, что на заводе давно не обновлялось оборудование (многие станки до сих пор немецкие, поставленные в лучшем случае перед Второй Мировой).

В таких условиях предприятие просто не может «выпрыгнуть» на открытый рынок и начать конкурировать с германскими или итальянскими верфями. Как говорит Игорь Орлов, законы о судостроении, которые можно назвать протекционистскими, действуют везде. В Китае, Англии, Германии, Испании, Америке. Льготные тарифные ставки и условия таможенных платежей, дополнительные деньги на обновление основных фондов, система обучения персонала, ориентированного на судостроительную область. При этом подход генерального директора «Янтаря» вполне рыночный: Россия должна прийти к тому, что сделала в свое время ГДР, где государственные деньги были вложены в обновление старых верфей, после чего они были выставлены на рынок и сегодня, уже в составе объединенной Германии, конкурируют с верфями других стран, платя налоги своему государству.

10 декабря Владимир Путин подписал постановление № 942, которое продлевает срок действия и вносит изменения в Федеральную целевую программу развития Калининградской области. Действие программы решено продлить до 2014-го года и на реконструкцию цехов завода «Янтарь» для изготовления и ремонта оборудования рыбопромысловых судов из внебюджетных источников в 2012-2014 годах планируется направить 1,7 млрд. рублей. Но по оценке Игоря Орлова нужно и довольно быстро 12-15 млрд. Тогда завод действительно сможет начать конкурировать с зарубежными верфями. Самостоятельно генеральный директор берется заработать нужную сумму лет за 5-8, но нужно срочно, иначе и оборонный заказ может начать уходить в другие страны. Если, скажем,  во Франции корабли можно будет строить быстрее, дешевле и качественнее.

Централизация

Руководство завода ждет систематизация работы по гособоронзаказу после создания Объединенной судостроительной корпорации (ОСК). «Янтарь» надеется увидеть в ее лице управленца, умеющего оценить производственные мощности на Дальнем Востоке, в Петербурге и Калининграде, и то, каким заказам они соответствуют. За счет правильного определения места строительства можно получить значительный эффект. В ОСК генеральный директор «Янтаря» хотел бы видеть ступеньку между государством и заводами, контроль над которыми корпорация будет осуществлять через владение их акциями.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала