Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Беспилотники, с которых все начиналось

Одним из поводов обострения сегодняшней ситуации в Закавказье стали сбитые беспилотные летательные аппараты. То ли грузинские, то ли российские. Но факт остается фактом: применение беспилотных самолетов во многом помогло развязыванию военного конфликта.

Юрий Зайцев, действительный академический советник Академии инженерных наук, для "РИА Новости".

Одним из поводов обострения сегодняшней ситуации в Закавказье стали сбитые беспилотные летательные аппараты. То ли грузинские, то ли российские. А, может быть и чьи-то еще. Но факт остается фактом: применение беспилотных самолетов во многом помогло развязыванию военного конфликта.

Создание беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) началось еще в 60-х годах прошлого века. К моменту развала СССР он и США обладали соизмеримым числом проектов и действующих комплексов. Однако с 1991 г., после того, как советский ВПК оказался в критическом состоянии, разработки перспективных БПЛА в России перестали получать должное финансирование и были заморожены.

Вместе с тем, по экспертным оценкам, в ближайшее десятилетие мировой объем продаж беспилотных летательных аппаратов удвоится и составит более 7 млрд. долл. Уже сегодня существуют сотни таких комплексов различных типов и классов. Размер одних не превышает нескольких сантиметров. Другие соизмеримы с современными авиалайнерами. Разнятся они и по назначению, хотя, в  большинстве случаев универсальны. Могут применяться как автономно, так и во взаимодействии с наземными средствами и пилотируемой техникой.

Например БПЛА могут оказывать эффективную информационную поддержку в чрезвычайных ситуациях, осуществлять мониторинг районов стихийных бедствий и техногенных катастроф с целью определения их масштабов и последствий, а также для организации аварийно-спасательных работ, поиска и спасения пострадавших.

Один из российских создателей авиационной беспилотной техники корпорация «Иркут» совместно с «Газпромом» на реальных объектах показали техническую возможность мониторинга с помощью беспилотников магистральных газопроводов для обеспечения их технологической  безопасности, охраны и антитеррористической защиты.

Особое значение такие высокотехнологичные системы будут иметь в процессе широкого освоение месторождений нефти и газа в Арктике и защиты там национальных интересов России.

В принципе БПЛА способны решать практически любые задачи. Даже такие, которые не могут выполняться пилотируемой авиацией. При этом, однако, бытует мнение, что основным их предназначением станет военное применение. Для Пентагона они стали настоящей идеей фикс. О них говорится во всех американских стратегических планах.  Их использование предусматривается при планировании военных операций, учений, тренировок.

Ведутся работы  по созданию беспилотных средств и другими странами - разведывательного назначения, ударных, для ретрансляции сигналов управления и целеуказания. При этом разрабатываются комплексы как самолетного, так и вертолетного типа с различными видами старта (как с разгонными устройствами, так и по самолетному), ближнего действия (маленьких, весом в несколько килограммов) и дальнего, способные решать задачи в радиусе сотен километров и находиться в полете многие часы.

Особое внимание в разработках уделяется применению цифровых технологий, автоматизации полетных заданий, использованию для управления полетом спутниковых систем навигации, автоматизированному сбору и обработке информации. На вооружение российских ВВС поступление таких комплексов ожидается в 2011 г.

Эксперты Пентагона по результатам применения БПЛА в операции «Буря в пустыне» в 1991 г. пришли к заключению, что «…не существует более совершенного средства ведения войны, чем самолет-беспилотник». Однако уже весной 2003 г. ситуация в Ираке сложилась иначе: беспилотные самолеты теряли ориентацию, а с помощью высокоточного оружия  не удавалось поражать намеченные цели.

Дело в том, что и управление полетом БПЛА, и наведение высокоточного оружия, осуществляется в помощью спутниковых навигационных систем GPS, ГЛОНАСС. Применяются и инерциальные системы, но они не обеспечивают требуемой точности, поэтому используются только в сочетании с космической навигацией. При этом оказалось, бортовой приемник навигационных сигналов может быть легко выведен из строя  воздействием организованных радиоэлектронных помех. После этого беспилотник уже не в состоянии определить собственные текущие координаты относительно выбранных целей и выйти в район  выполнения поставленной задачи. По сути, он полностью нейтрализуется, поскольку даже если удается  получить  с его помощью какую-то разведывательную информацию, без точной привязки к местности она не представляет никакой ценности. Сами же БПЛА, не зная своих координат, с большой вероятностью не смогут возвратиться на базу и будут потеряны.

Первые передатчики радиоэлектронных помех космическим навигационным системам были продемонстрированы российскими фирмами в 1997 г. на Международном авиационном салоне (МАКС) в подмосковном Жуковске.

Набор передатчиков в районе возможных боевых действий может создать сплошное поле помех космическим навигационным системам. Аппаратура для реализации такой концепции была показана в 2007 г. в Ле Бурже. Разработана она была опять же российскими фирмами. В принципе с ее помощью  можно организовать защиту всей территории страны и снизить эффективность БПЛА, а заодно и высокоточного оружия практически до нуля.

В настоящее время подобные «глушилки» уже стоят на вооружении многих стран. С каждым годом увеличивается в мире и количество фирм, выпускающих пе  редатчики помех.

Таким образом, ситуация с использованием БПЛА для военных целей представляется на сегодня весьма неоднозначной. Между тем беспилотниками в России занимаются все, кому не лень. Количество разрабатываемых аппаратов огромно.  Однако остается вопрос:  кому и зачем они нужны?

По мнению Генерального директора  компании «Сухой» Михаила Погосяна, «шестое поколение российской боевой авиации будет беспилотным». По его словам «переход на беспилотную технику – предмет переговоров разработчика и заказчика. При этом, прежде всего, необходимо определиться, кто станет в перспективе управлять беспилотной авиацией – будет ли это вид ВВС, или что-то другое». По его мнению «эту задачу необходимо решать уже сейчас и вырабатывать соответствующие требования по формированию новой идеологии ведения боевых действий. Чем раньше мы начнем ее формировать, тем больше будет шансов на то, что мы получим приемлемый результат, поскольку принятая идеология во многом определит технологические направления развития беспилотной авиации» - делает вывод Погосян. И с этим трудно не согласиться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала