Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Искусство
Культура

Феерии Александра Грина

Читать ria.ru в
Талант Александра Грина был настолько своеобычен, неожидан для русской литературы, что даже появился слух, будто Грин в одном из дальних плаваний убил английского капитана и присвоил его сундук с рукописями, которые и выдавал за свои. Роившиеся вокруг его имени небылицы раздражали Грина, отравляли жизнь и без того полную проблем. Судьба, казалось, делала все, чтобы погасить его веру в людей, очерствить сердце, развеять романтические идеалы. Однако душа Грина, несмотря ни на что, оставалась чистой и возвышенной.

Татьяна  Синицына, обозреватель РИА Новости.

Талант Александра Грина был настолько своеобычен, неожидан для русской литературы, что даже появился слух, будто Грин в одном из дальних плаваний убил английского капитана и присвоил его сундук с рукописями, которые и выдавал за свои. Роившиеся вокруг его имени небылицы раздражали Грина, отравляли жизнь и без того полную проблем. Судьба, казалось, делала все, чтобы погасить его веру в людей, очерствить сердце, развеять романтические идеалы. Однако душа Грина, несмотря ни на что, оставалась чистой и возвышенной.

Его талант удивительно цвел на фоне странной, бродяжнической жизни. Было время, когда будущий классик русской литературы, получая сущие копейки за первые рассказы, бродил по петербургскому Летнему саду в поисках окурков.   Однажды, подобрав "бычок", он присел на скамью, затянулся, прикрыл глаза и погрузился в мир фантастических образов, которые неотступно преследовали его.

...Грин видел прекрасный парусник, прокладывающий путь  в густой синеве взволнованного моря,  и гибкую, как водоросль,  девушку с  развевающимися  темными волосами, в которых блестел жемчуг гребней. Из-под  кружевной пены юбки выглядывали маленькие ножки в золотых туфельках, уверено ступающие по волнам... Но воображению никак не удавалось схватить черты лица героини... 

Когда он вырвался из объятий вдохновения и вернулся к реальности, то увидел, что на скамейке не один: на другой ее конец присела благородная дама, затянутая в темно-синий шелк. Почувствовав на себе взгляд Грина, она повернула голову в его сторону и улыбнулась глазами. За легкой вуалью угадывались прекрасные черты.

Из бархатной сумочки, притаившейся на коленях, незнакомка вдруг достала коробку дорогих дамских папирос, спички и закурила. Вынести этой пытки Грин уже не мог и привстал, чтобы уйти. Но она вдруг протянула ему папиросы. Изумленный Грин жадно закурил. Не зная, чем отблагодарить, он стал рассказывать незнакомке только что придуманный сюжет. Она слушала, не роняя ни звука, только иногда покачивала головой. Грин чувствовал, что ей нравятся его фантазии, он  был охвачен волнением.

Но вот странная дама поднялась со скамьи и, помахав рукой, двинулась по аллее. Грин поплелся за ней, как за чудом. Вдруг она остановилась, откинула вуаль и посмотрела на Грина долгим взглядом, как будто бы хотела, чтобы он ее запомнил. Огромные черные глаза пролили  на Грина печальный мерцающий свет. Он был ошеломлен. Потом она достала из сумочки какой-то листок, написала на нем несколько слов, протянула Грину и - быстро ушла.

Грин, как зачарованный, глядел ей в след. А потом он поднес к лицу бумажку и прочитал: "Не преследуйте меня, я - глухонемая". Он был потрясен. И вдруг понял: это и есть Фрэзи Грант, героиня  романа, над которым начинала мучаться душа. «Бегущую по волнам», одну из лучших своих книг, Грин вынашивал почти всю жизнь и закончил за четыре года  до смерти. Облик героини был списан с той самой незнакомки, некогда присевшей на одну с ним скамейку в Летнем саду.

Александр Грин родился в 1880 году  в Вятке, в семье пивника. Его отец, Степан Гриневский - поляк, сосланный из Варшавы  в глухие места российского севера  за участие в восстании 1863 года. Александр слыл ребенком «не от мира сего» - мечтателем, чудаком, «колдуном», над ним едко подшучивала даже собственная мать. В реальном училище, куда его отдали родители, учился плохо да еще сочинил эпиграмму на учителей, за что был исключен. По сути дела, юный Грин получил самообразование, просиживая над книгами мировых классиков.

Атмосфера глухой провинции душила юношу, и он решил отправиться в путешествие по России. Дома его не удерживали. Первой  целью стала Одесса. Александр был околдован образом моря, его манила привольная жизнь моряков. Матросом на большом пароходе Грину удалось сходить в Египет. Но тяжкий морской труд быстро разочаровал молодого мечтателя. "Ища себя", он начал скитаться по стране: побывал в солдатах, примкнул к революционерам,  почти стал террористом, был осужден и отправлен  на каторгу.

Здоровьем  Грин похвастаться не мог, и, возможно, на суровой сибирской каторге он мог бы скоро найти свой конец. Однако российские революционные события 1905-го года неожиданно перемешали карты, и Грин вытащил «козырного туза» - сбежал из тюрьмы, приехал в столицу империи - Петербург и поселился там под чужим именем. Здесь его судьба сделала решительный поворот к призванию: молодой Грин начал писать и уже никогда не расставался с пером. 

Начал он с рассказов, в которых фигурировали выдуманные миры, сильные герои, романтические обстоятельства. Все его творчество было посвящено одной теме - воспеванию мечты, прославлению людей, умеющих подниматься над обыденностью и добиваться исполнения  заветных желаний. «Мечта нужна людям, потому что это - одно из самых могучих орудий переустройства мира», - был уверен Грин. Он знал, что говорил: мечта и ему помогла сделать свою  «серую» жизнь романтической, состоявшейся.

Драматическую окраску жизни  Грина придали непростые отношения с властями. Установившаяся после 1917 года диктатура большевиков требовала от творческой интеллигенции поддержки  пролетарской системы ценностей. Грин же, со своей ирреальной романтикой, экзотическими героями, никак не вписывался в жанр «социалистического реализма». 

Чувствуя конъюнктуру, критики почти хором хулили творчество писателя, называя его  перо «неоригинальным», обвиняли в подражании Киплингу, Стивенсону и особенно - Эдгару По. Однако писатель решительно отказывался от присвоенного ему титула «русский Эдгар По». Их рознила художественная палитра: у По таинственное сочетается с мрачным, а у Грина - необычайное с радостным.

В русской классической литературе Александр Грин занимает свое уникальное место - писателя «светлой мечты»,  сумевшего воплотить в своем творчестве лучшие традиции, такие, как глубокий психологизм, высокий  морально-этический идеал. Необыкновенную славу принесли Грину «Алые паруса» - чарующая сказка, «романтическая феерия», как он назвал ее сам. Писатель посвятил «Алые паруса» жене Нине. Он воспел  Великую Любовь, утверждая, что она есть и обязательно придет к тому, кто умеет вдохновенно мечтать о ней и ждать. Так, к бедной девушке по имени Ассоль однажды пришел  корабль под алыми парусами, на котором явился суженый, благородный  капитан Артур Грэй.

Грин прожил 52 года и умер от болезни легких в своем скромном домике в поселке Старый Крым. У дома поставили удивительный памятник из камня -  девушку, бегущую по волнам. Книги Александра Грина люди зачарованно читали  весь  20-й век, на 18 языках мира, и, конечно, забрали их с собой в наше тысячелетие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала