РИА Новости
Новости в России и мире, самая оперативная информация: темы дня, обзоры, анализ. Фото и видео с места событий, инфографика, радиоэфир, подкасты
https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Рассказы британских моряков о пребывании в плену

Весьма неоднозначное развитие получает история с британскими моряками. Их показания, данные после освобождения, слишком разнятся с видеороликом, который был продемонстрирован в эфире иранского телевидения.

Весьма неоднозначное развитие получает история с британскими моряками, задержанными в Иране. Их показания, данные после освобождения, слишком разнятся с видеороликом, который был продемонстрирован в эфире иранского государственного телевидения. Британские газеты недоумевают и выдвигают свои предположения, касающиеся поведения моряков в плену.

Если верить видеоролику, то никаких сомнений в том, что с пленными обращались более чем гуманно, быть не должно: они играют в шахматы и настольный теннис, смотрят футбол по телевизору и обедают за столом, украшенным цветами. При этом, в ходе пресс-конференции, которая состоялась на родине военных спустя день после освобождения, моряки рассказали совсем другое.

Впечатлениями о пленении и заточении поделились старшие по званию, пишет "Коммерсант" - 25-летний капитан морской пехоты Крис Эйр и начальник команды катера, 26-летний лейтенант британских ВМФ Феликс Кэрман. 23 марта группа моряков остановила подозрительное торговое судно и начала его досмотр, действуя в рамках мандата ООН. "Давайте я сразу все объясню: что бы мы там ни говорили раньше, мы находились в иракских территориальных водах, в нескольких километрах от границы Ирана", - отметил Крис Эйр. Досмотрев судно и не найдя ничего подозрительного, моряки вдруг заметили, что прикрывавший их вертолет куда-то улетел, а вместо него к кораблю на полной скорости приближались катера корпуса стражей исламской революции.

"Они окружили нас и стали что-то агрессивно выкрикивать. Один из иранских офицеров говорил по-английски, я ему пытался все объяснить, но нас не слушали. Мы приготовились к бою. Иранцы были вооружены крупнокалиберными пулеметами, гранатометами, они направили на нас свое оружие. Тут мы поняли, что столкновение не только угрожает нашей жизни, но и может вызвать последствия огромного стратегического значения. И тогда мы сдались". Капитан пояснил: "Понимаете, мы же могли потерять жизнь! Намерения иранцев были непонятны, поэтому мы не стали отстреливаться и сразу сдались. А когда нас взяли в плен, мы их наконец-то раскусили. Но оружие у нас уже отобрали, так что отстреливаться мы никак не могли, хотя имели полное право".

"Нас привезли сначала на военно-морскую базу и допрашивали. Грубо, но не более того. Затем нас переправили в Тегеран и бросили в тюрьму. В тюрьме нам связали руки, один раз даже поставили лицом к стене. Короче, оказывали постоянное психологическое давление. А потом нас раздели и вместо формы выдали тюремные робы!" Условия содержания, по мнению британского офицера, были чудовищными: "Мы сидели в небольших одиночных камерах, а спать приходилось на груде одеял. Нас допрашивали, преимущественно по ночам, заставляли признаться в нарушении границы, обещали отпустить. Мы не сговаривались. Просто все по отдельности согласились на их условия", - рассказывает лейтенант Кэрман.

Наконец, за пару дней до освобождения морякам разрешили собираться вместе, но только перед камерами иранских телеканалов. Затем их отправили на встречу с президентом Ахмадинежадом. "Я всем посоветовал, чтобы не выкидывали каких-либо фокусов и на все соглашались. Домой-то нам всем хотелось", - объяснил Феликс Кэрман. Под конец моряки в один голос заявили, что никаких претензий к руководству флота или командирам крейсера Cornwall, не обеспечившим экипаж достаточным прикрытием, у них нет. "Мы очень горды быть частью экипажа Cornwall и надеемся скоро вернуться в ряды команды. И, пожалуйста, господа журналисты, не надо нас ни о чем расспрашивать", - заявил лейтенант Кэрман.

Британское командование, кстати, официально разрешило всем 15 военнослужащим продавать журналистам рассказы о своем пребывании в плену: так, Фэй Терни - уже согласилась продать свою историю телеканалу ITV за £100 тыс. Газета The Sun публикует выдержки. 

Свое решение дать платное интервью, Терни объяснила тем, что хочет, "чтобы все знали историю о том, через что она прошла", из "первых рук". По словам женщины, HMS Cornwall (судно, на котором служат Терни и другие 14 моряков) получит процент от денег за интервью. 

Двое из освобожденных моряков также отказались от возможности заработать на рассказах о двухнедельном заключении в Иране.
"Я не заинтересован в том, чтобы делать на этом деньги. Моя главная задача - рассказать свою историю. Может, кто-то зарабатывает на этом, но такое решение каждый принимает сам, это очень личное дело, и это не то, что я или многие другие будут делать", - сказал лейтенант Феликс Кэрман.

Капитан Крис Эйр также отказался от платных интервью, однако сказал, что не видит ничего дурного в том, что другие заработают на своих историях, особенно если это поможет им справиться с психологическими травмами.

Так, согласно интервью газете The Sun, первые пять дней Фэй Терни была изолирована от своих товарищей и ждала смерти. Она спрашивала, что происходит с ними, но ей не отвечали. Терни рассказала, что иранские следователи угрожали ей смертью. Однажды ее спросили: "Как ты смотришь на то, чтобы умереть за свою страну?". На следующий день допрос продолжил уже другой следователь, в какой-то момент он сказал: "Нет, ты просто не понимаешь, ты должна сотрудничать с нами. Ты что, не хочешь снова увидеть свою дочь?" Она вспоминает, как однажды утром услышала из камеры, как кто-то забивает гвозди в дерево, а потом в камеру вошла тюремщица, которая измерила ее рост. "Я была уверена, что они сколачивают для меня гроб", - призналась Фэй.

Терни утверждает, что иранцы держали ее отдельно от остальных моряков для того, чтобы убедить в том, что всех давно отпустили на свободу, и в плену осталась она одна. Допросы проходили по ночам. Иногда ее допрашивали по несколько раз за ночь, задавая одни и те же вопросы, рассказывает Фэй.

По словам военнослужащей, в первый же день ее поместили в карцер, приказав раздеться до нижнего белья. Ей кинули пижаму и четыре грязных одеяла. Спустя несколько часов ей выдали черный платок, в котором она должна была находиться на допросе. На первой полосе The Sun приведены слова Фэй о том, что она боялась быть изнасилованной. Однако в самом интервью об этом не говорится, отмечает Newsru.Com.

Фэй Терни призналась, что ее письма, отправленные из плена - не фальшивка, но писала она их специально с использованием нарочито-официальной лексики, чтобы ее "командование и семья сразу могли догадаться", что в действительности это писала не она. По словам британки, ей угрожали судом за нарушение границы, если она откажется писать эти послания.

По ее словам, на допросах она пыталась изображать "тупую блондинку", повторяя раз за разом, что всего лишь управляла катером и ничего не знает. Терни также подчеркивает, что не выдала никаких тайн.

Газета "Известия" отмечает, что еще до того, как интервью стали платными, журналистам удалось побеседовать с одним из военных, который еще не отказывался от денег, 21-летний морским пехотинцем Джо Тинделлом. Она рассказал следующее: "Сначала нас доставили на военно-морскую базу. Там мы провели один день. Потом - перевезли в Тегеран. Мы думали, что едем в британское посольство, а оказалось - в тюрьму. Это был для нас самый большой шок. Мы подумали: "Все, нас казнят". Люди, которые до этого были в военной форме, переоделись во все черное. Теперь мы даже не видели их лиц. К нам стали относиться с какой-то агрессией. Было страшно... Нас рассадили по одиночным камерам. Требовали, чтобы мы признались в нарушении границы - иначе грозили посадить на семь лет. Нас заставили извиняться в иранских газетах и по телевидению. Только после шести дней плена мы узнали, что идут переговоры о нашем освобождении". 

Что касается, признаний военных, Джо отметил: "В плену нам показали распечатку данных навигационной системы GPS, согласно которым мы действительно нарушили границу. В интервью мы так и сказали: "Если верить той информации, с которой нас ознакомили, мы, вероятно, находились в иранских водах". Но на первую часть фразы никто не обратил внимания. А самое главное я понял только сейчас - те данные GPS были просто сфабрикованы".

Возвращаясь к словам Фэй Терни, интересно заметить, что отец Джо Тинделла в этом же интервью рассказал, что с военных действительно снимали мерки - как будто бы для того, чтобы сшить костюмы, "точно по размеру", в которых они и были отпущены на свободу.

Учитывая столь разнящиеся сведения иранской и британской сторон, СМИ выносят разные вердикты: в одних публикациях моряки предстают героями, в других - "тряпками".

Военный историк Макс Хастингс: "Надеюсь, ни у кого не возникнет идеи дать по медали вернувшимся на родину из иранского плена морякам. Они, вероятно, заслужили наше сочувствие, но уважение - нет. Их поведение было малодушным".

Колумнист New York Post Ральф Петерс: "Жалкие тряпки!".

Редакционный комментарий в Wall Street Journal: "Почему пленные проявили такую готовность к сотрудничеству с иранскими охранниками? Они ведь военные моряки, которых, по всей вероятности, готовили к тому, чтобы не дать использовать себя в пропагандистских целях".

Британский генерал Майкл Грей: "В мои времена максимальные сведения, которые иранцы смогли бы получить от наших солдат, это имя и звание. И - баста!" Предоставление этих данных предусмотрено Женевской конвенцией об обращении с военнопленными, которая была принята еще в 1949 году. Она, кстати, запрещает использование военнопленных в пропагандистских целях.

Большинство изданий, кстати, обходило молчанием поведение экипажа в плену, зато активно критиковало власти Великобритании за фактическое бездействие, а Ирана - за "несправедливое отношение к пленным". Итог дискуссии подвела газета Daily Mail: "Отношение иранцев к пленным, возможно, и было несправедливым. Но его стоит сравнить с тем, как это происходит на базе в Гуантанамо и тюрьме Абу-Грейб".

Помимо этого, вызвало серьезные реакции и решение минобороны Великобритании, позволившее получать деньги за интервью. Утверждается, что солдаты и офицеры, воевавшие в Ираке и Афганистане, претерпели не меньше лишений и страданий, и им также есть, что рассказать, но военное ведомство не разрешает им этого делать.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников

Рекомендуем
Бывший мэр Москвы Юрий Лужков
Умер бывший мэр Москвы Юрий Лужков
Президент Украины Владимир Зеленский на церемонии официальной встречи в Елисейском дворце
Зеленский назвал переговоры с Путиным "ничьей"
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала