Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Как общество и государство должно отреагировать на зверское убийство священника и его семьи?

Читать ria.ru в
[-expert:48359249: протоиерей Максим Козлов -] Пора власть придержащим присмотреться к опыту военных поселений Алексея Андреевича Аракчеева. Не всем и не всегда полезна и потребна свобода распоряжаться своей жизнью. И жизнью других людей... [-expert:45186014:Архангельский Александр -] И общество, и государство должны осознать, до какой степени нравственной деградации мы дошли. Должны осознать реальную угрозу своему будущему, которая исходит от наших же сограждан... [-expert:56327204:Вайль Петр -] Совершенно очевидно, что этого священника убили не за то, что он священник. Его убили точно по таким же мотивам, как убили бы директора магазина, который защищает свою собственность...

В ночь на 2 декабря в селе Прямухино Тверской области в своем доме был заживо сожжен священник и его дети. Основная версия следствия - поджог. Дом был облит бензином и, по некоторым свидетельствам, заперт снаружи. Считают, что отца Андрея Николаева и его семью убили за бескомпромиссное сопротивление местным алкоголикам и тем, кто многократно порывался разграбить церковь. Многие детали говорят о том, что это преступление выходит за рамки просто криминального происшествия. Какой должна быть реакция общества на такое преступление? На эти вопросы РИА Новости ответили эксперты. 

 Комментарий будет очень коротким. Слишком больно и страшно, чтобы говорить длинные речи. Если это действительно убийство, убийство с подпиранием трубой горящего дома с тремя детьми - то Догвилль по убийцам плачет. И если не в этой жизни, то в вечной непременно достигнет. И пора власть придержащим присмотреться к опыту военных поселений Алексея Андреевича Аракчеева. Не всем и не всегда полезна и потребна свобода распоряжаться своей жизнью. И жизнью других людей.
Хотя люди уже сгорели: священник Андрей, матушка Ксения и чада их Андрей, Давид и Анастасия. Упокой, Господи, души их в селениях праведных.

 И общество, и государство должны осознать, до какой степени нравственной деградации мы дошли. Должны осознать реальную угрозу своему будущему, которая исходит от наших же сограждан. Не от каких-нибудь сектантов, не от людей злой воли, а от наших же сограждан, просто окончательно разложившихся, спившихся и озлобившихся. Мы можем сколько угодно гордиться успехами на газовом и нефтяном рынках, но если мы не найдем ответа, что делать с этими несоциализуемыми людьми, то мы не найдем ответа, как нам двигаться в это желанное будущее глобального мира. Нужно, вместо того, чтобы раскалывать общество на враждующие группы, проводить политику доверия, доверия людей друг к другу, доверия граждан к власти, доверия власти к гражданам, доверия церкви к нецерковной части общества, доверия нецерковной части общества к церкви. И это не прекраснодушие, мы знаем, что многие страны проходили через чудовищные кризисы, и те страны, которые хотели выжить, учились осваивать практику социального доверия. Это Швеция, которая могла исчезнуть как социум на рубеже 19-20 веков. И только упорный труд и взаимное согласие могут что-то в этом изменить, иначе нас ждут тяжелейшие испытания. Мы все время думаем, что испытания придут извне: кто-то боится расширения НАТО, кто-то, наоборот, опасается, что внутри страны будет тотальная власть, но главная угроза не там, главная угроза - внутри страны. Лечение и лекарство должно быть прописано всем, нет ни одного слоя, ни одной группы, которым это лекарство не должно было быть прописано, причем очень срочно.

 В данном случае общество и государство не должны разделять обычного человека и священнослужителя, коль этого различия не проводят сами преступники. Совершенно очевидно, что этого священника убили не за то, что он священник. Его убили точно по таким же мотивам, как убили бы директора магазина, который защищает свою собственность. В этой псевдодемократической уравниловке, конечно, есть известный ужас. Общество, по определению, иерархично, поэтому мы должны знать, кто есть художник, кто священник. Но коль скоро этого не делали те люди, которые совершили преступление, то этих людей надо преследовать просто как преступников.

 Надо меньше пить. Я не знаю, что на это ответить. Это дикий случай, который не подлежит никакому комментированию. Надо ловить и наказывать преступников, и широко распространять сведения о том, как быстро они пойманы и наказаны.

Самое главное на сегодняшний момент - самая тщательная, самая напряженная работа следствия по этому делу. Расследование необходимо взять под самый жесткий контроль. Безвременная смерть людей, которые должны являться проводниками нравственных ценностей в нашем обществе, детей - показатель духовного нездоровья в нашем обществе. Такие события не могут оставить никого равнодушным.

 Произошедшая трагедия - печальное свидетельство того, до какой крайней степени озлобления человека могут довести многочисленные греховные пристрастия и греховная жизнь. Не секрет, что сегодня ограбления церквей стали бедствием и печальной обыденностью сельской жизни. На наш взгляд, сегодня государство и общество должны поддержать сельские приходы. Возможно, в некоторых местах необходимо организовать охрану храмов. В результате десятилетий безбожия и планомерного уничтожения традиционного уклада деревенской жизни, основой которого всегда были храм и церковная община, сегодня служение сельского пастыря очень часто превращается в сражение один на один с разбушевавшейся греховной стихией. Часто получается, что вся агрессия людей, привыкших годами жить без Бога и попирать свою совесть, изливается именно на сельского пастыря. Вместе с тем, как показывает опыт, полноценная жизнь быстрее возвращается именно в те села и деревни, где наладилась жизнь церковная.

Я думаю, что общество должно отреагировать более чем жестко, потому что у любого священника любой конфессии есть определенная доля неприкосновенности. Если посягают на жизнь религиозного деятеля- это уже знак того, что общество находится в плохом состоянии.
Ислам предполагает, что между Богом и человеком нет посредников и тем не менее религиозный деятель - уважаемое авторитетное лицо, к которому прислушиваются. Его удел - доводить слова Божьи до каждого человека ,в том числе оступившегося.
Я все-таки считаю, что это было убийством. Слишком многое на это указывает. И это знак для всех нас.
Член совета муфтиев России и Имам-хатыб Соборной мечети Твери Рустам-хазрат Мусин сказал, что скорбит о гибели этого человека и его ни в чем не повинных детей, и что преступники должны быть найдены.
Насколько я понял, Андрей Николаев проводил религиозную работу среди паствы, но паства его не поняла. Бывает и такое. К большому сожалению, легкая земная жизнь выглядит более привлекательно, чем вечная. Грех находится ближе и проще, чем благие дела. На благое дело нужно постоянно работать, и думать о благих делах постоянно, подавлять в себе такие качества, как гордыня, ненависть.
Вчера мне один православный журналист сказал большое спасибо за то, что наши религиозные деятели выразили соболезнование. Я ответил, что здесь ничего удивительного нет. Мы живем в стране, где христиане с мусульманами и русские с татарами живут бок о бок на протяжении тысячелетий. Для нас это тоже потеря. Для нас неважно - человек в рясе или в чалме. Повторяю: религиозный деятель - лицо неприкосновенное. Я уже не говорю о детях... Мы выражаем соболезнования. Это, безусловно, дурной знак. Во время рамадана, нашего поста, были убиты или избиты несколько мусульманских священнослужителей.
Это показатель того, с каким неуважением относятся к представителям религий.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала