Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Ситуация на Кавказе потребовала вмешательства Кремля

Ситуация на российском Северном Кавказе требует вмешательства со стороны федерального центра. Визит Владимира Путина в Дагестан является, судя по всему, составной частью этой реакции. Официальной задачей поездки главы государства было решение вопроса об обустройстве российской границы, но речь шла и о сугубо внутренних проблемах. Размещаемые в Дагестане и Карачаево-Черкесии горнострелковые бригады должны, как представляется, не только сыграть ключевую роль в обеспечении внешней безопасности, но и выполнить не менее важную функция внутреннего стабилизатора...

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий – РИА «Новости».

Ситуация на российском Северном Кавказе требует вмешательства со стороны федерального центра. Визит Владимира Путина в Дагестан является, судя по всему, составной частью этой реакции.

Официальной задачей поездки главы государства было решение вопроса об обустройстве российской границы, но речь шла и о сугубо внутренних проблемах. Размещаемые в Дагестане и Карачаево-Черкесии горнострелковые бригады должны, как представляется, не только сыграть ключевую роль в обеспечении внешней безопасности, но и выполнить не менее важную функция внутреннего стабилизатора. Похоже также, что для решения экономических проблем региона будут активнее привлекаться федеральные ведомства и компании с государственным участием. Обращаясь к Герману Грефу в ходе совещания в Махачкале, Путин отметил, что «Газпрому», РАО «ЕЭС России», Минтрансу нужно включить в свои программы решения проблем региона.

Необходимость комплексных мер по «распутыванию» (но не «разрубанию», что само по себе может стать контрпродуктивным) кавказского узла очевидна. В республиках этого региона существует масса нерешенных проблем, которые, однако, можно свести к двум основным группам.

Первая группа проблем – прямое следствие существующего во всех этих республиках кланового режима. Правящие кланы (часто лишь слегка видоизмененные по сравнению с советскими временами) коррумпированы и не заинтересованы в развитии экономики. Отсюда высокий уровень безработицы, низкая инвестиционная привлекательность республик. Жесткая межклановая конкуренция за административный и финансовый ресурсы приводит к силовым акциям, предпринимаемым клановыми группами с использованием населения. Характерно драматическое развитие событий в Карачаево-Черкесии, где имущественный спор за контроль над предприятием привел к гибели ряда его участников, а затем – к политическому противостоянию, которое пришлось разруливать федеральному центру.

В Дагестане сейчас постоянно происходят теракты, убивают милиционеров, государственных чиновников. Очевидно, что представление о клановой системе как о какой-то гарантии стабильности в регионе оказалось принципиально неверным: тлевший в республиках «подземный пожар» все чаще вырывается наружу.

Вторая групп проблем – рост экстремизма – связан как с клановой системой (она вызывает общественное недовольство и, тем самым, способствует росту радикальных настроений), так и с целенаправленным воздействием извне. Пропаганда идей радикального ваххабизма, поддерживаемая из-за рубежа, не встречает сопротивления со стороны части населения региона не только из-за сочетания идеологического и финансового факторов, но из-за убежденности многих людей в том, что правящие кланы заняты только своими проблемами. Можно сказать, что международные экстремистские структуры научились «селективно» подходить к проблеме «улавливания душ». Если на Западе они играют на недовольстве образованных молодых мусульман экспансией американской массовой культуры (от «Макдональдсов» до Голливуда), то на российском Северном Кавказе – на разочаровании в политике местных властей. Разумеется, серьезно влияет на положение дел в регионе в целом и наличие в его составе неспокойной Чечни.

Понятно, что эти проблемы необходимо решать. И два взаимодополняющих способа их решения – обеспечение федерального военного присутствия в сочетании с активной экономической политикой центра в регионе – уже определены. Очевидно, однако, что требует и третья составляющая – политическая, направленная на снижение влияния кланового фактора в государственной и общественной жизни республик Северного Кавказа. Понятно, что эта задача наиболее сложная, но она жизненно необходима. Ведь государственные инвестиции – это хорошо, но совершенно недостаточно. Частный же инвестор (и российский, и тем более зарубежный) не придет на территорию, контролируемую кланами, привыкшими жить «по понятиям», не терпящими «чужаков» и мало уважающими права собственности. В то же время радикальное уничтожение клановой системы не является лучшим выходом. Она достаточно укоренена в регионе, чтобы попытаться без больших издержек ликвидировать ее быстрыми, эффектными мерами. Достаточно сказать, что с этой задачей не справились даже такие решительные люди как большевики, которые лишь «приспособили» систему кланов к своим интересам.

Таким образом, рациональный выход может заключаться в усилении федерального контроля за деятельностью региональных ведомств, развитие внутриреспубликанского политического плюрализма (система федеральных и местных выборов по партийным спискам создает для этого дополнительные возможности), достижение реальной независимости судебной системы от исполнительной власти и от клановых интересов. Понятно, что эти задачи не решаются в течение года-двух, но без длительного и целенаправленного процесса модернизации региона невозможно решить застарелые проблемы, создающие почву для экономической отсталости и политического экстремизма.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала