Как почернел Белый дом
Мятеж или госпереворот — участники вспоминают октябрь 1993-го
Владимир Ардаев, Ксения Мельникова

Четыре верхних, полностью выгоревших этажа — Белый дом обстреляли из танковых орудий. Ровно 25 лет назад противостояние президента Бориса Ельцина и Верховного совета привело к вооруженному столкновению, погибли более 150 человек. После этого была полностью ликвидирована советская система органов власти, приняли новую конституцию, в стране провели экономические реформы. Участники трагических событий 3-4 октября 1993 года рассказывают, что тогда происходило.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ КРИЗИС

После распада СССР Верховный совет все еще обладал значительной властью. Конституция 1978 года, принятая при Брежневе, ограничивала в правах избранного президента Ельцина. Он стремился поменять основной закон. Кризис развивался несколько месяцев и к сентябрю вылился в уличные беспорядки.

1 / 7
Москвичи строят баррикады на подступах к зданию Верховного Совета РСФСР во время путча ГКЧП.

Президент Ельцин и его сторонники вступили в противостояние с Верховным советом под председательством Руслана Хасбулатова, большей частью народных депутатов и вице-президентом Александром Руцким. Дальнейшее развитие России они представляли совершенно по-разному.

Спусковым крючком беспорядков послужил президентский указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», распускавший Верховый совет и назначавший выборы в новый парламент — Федеральное собрание — на 11-12 декабря.

По сути, вводилось президентское правление.

По действовавшей конституции Ельцин не имел на это права. Хасбулатов объявил его действия госпереворотом. Верховный суд принял решение о прекращении полномочий президента.

Двадцать первого сентября в 22:00 Руцкой принял полномочия и. о. президента, в 23:00 Белый дом вместе с находившимися там членами Верховного совета и народными депутатами блокировали милиция и военнослужащие, здание отключили от связи и электричества.

ПОПЫТКА ДОГОВОРИТЬСЯ

До начала октября вооруженных столкновений не было. Возле Белого дома собралось несколько тысяч сторонников Верховного совета. До сих пор неясно, сколько именно оружия было внутри здания. Ложная тревога о готовящемся штурме звучала почти ежедневно.

Оцепление ОМОН и баррикады сторонников ВС РФ на Смоленской площади 2 октября 1993 года.

Попытки прийти к компромиссу не увенчались успехом. В ночь на 2 октября при посредничестве патриарха Алексия II была достигнута договоренность о поэтапном снятии блокады в обмен на изъятие оружия. Но утром Верховный совет отказался от такого варианта. Спустя сутки начались вооруженные столкновения.

ХРОНИКА

 

3 октября, воскресенье

14:00. На Октябрьской (ныне Калужской) площади проходит запрещенный митинг в поддержку Верховного совета. Ударная группа сторонников сминает кордоны у Крымского моста и движется в сторону Белого дома.

15:00. Руцкой призывает штурмовать мэрию и «Останкино», его сторонники формируют боевые отряды. Перед Белым домом под колесами грузовиков погибают два сотрудника милиции.

15:10. Ельцин на вертолете прилетает в Кремль из загородной резиденции.

16:00. Боевики во главе с генералом Альбертом Макашовым штурмом захватывают мэрию, после этого окружают телецентр.

18:00. В Москве вводится чрезвычайное положение.

19:00. Юрий Лужков обращается к жителям столицы с призывом не выходить на улицы. Начинается штурм «Останкино». В толпу, в которой находились в том числе и журналисты, вбрасывают взрывпакет. Макашовцы, стреляя, проникают в здание. Под пули попадают случайные прохожие.

19:26. В связи с захватом первого этажа телецентр прекращает вещание.

22:10. В город вводятся Таманская, Тульская и Кантемировская дивизии.

23:00. Захватить «Останкино» не удается, в ходе штурма погибают 46 человек. Макашов приказывает отступать к Белому дому.

 4 октября, понедельник

5:00. На совещании в Кремле принимают решение о штурме Белого дома. Начинается перемещение техники, войск и милиции к зданию.

9:20. Танки открывают огонь по верхним этажам Белого дома, начинается пожар.

11.00. Защитники Белого дома обращаются к войскам с просьбой дать возможность вывести из зоны обстрела женщин. Военные соглашаются, но попытка вывода не удается.

14:00. Обстрел временно прекращается. Первые сдавшиеся покидают Белый дом.

15:00. Снайперы, засевшие в зданиях вокруг парламента, обстреливают милиционеров. ОМОН открывает ответный огонь. Убиты несколько военнослужащих, журналистов и прохожих.

16:45. Белый дом массово покидают люди, войска приступают к зачистке здания.

18:00. Руцкого, Хасбулатова и Макашова арестовывают.

 

 

ПОСЛЕ «ЧЕРНОГО ОКТЯБРЯ»

Погибло более 150 человек, порядка 400 получили ранения. Седьмое октября объявлено днем траура.

Верховный совет и Съезд народных депутатов перестали существовать. Двенадцатого декабря 1993 года состоялись всенародное голосование по новой конституции, а также выборы в Государственную думу и Совет Федерации.

Расследование так и не было завершено. В 1994 году всех участников событий 3-4 октября амнистировали. В обществе до сих пор нет однозначной оценки произошедшего.

 

 

 

Сергей Филатов, в 1993-м глава администрации президента:

— События осени 1993 года — это финал борьбы, которая продолжалась два года. Борьба завязалась, когда мы пошли на реформы. Ситуация была чрезвычайно тяжелой, никто не хотел брать на себя ответственность. И Борис Николаевич нашел Егора Гайдара, который согласился «стать камикадзе».

Весь 1992 год Верховный совет во главе с Хасбулатовым посвятил тому, чтобы избавиться от Гайдара, что им в итоге и удалось. А 1993-й начался с попытки объявить импичмент президенту. Но на референдуме Ельцин получил всенародную поддержку. Честно говоря, все эти годы я думал: где же мы ошиблись? И пришел к выводу, что на перевыборы Верховного совета надо было идти сразу после референдума. Все козыри были у нас в руках.

Борис Ельцин (слева), советник Президента РФ Егор Гайдар (справа на первом плане) и Владимир Шумейко на митинге в поддержку Президента РФ на Васильевском спуске.

Думаю, Ельцину решение о роспуске Верховного совета далось тяжело, хотя я сам выступил против этого указа.

К силовому варианту мы не готовились. Армии не было даже рядом с Москвой.

Когда понадобилось вызывать войска 3 октября, они были далеко. Потребовалось несколько часов, чтобы военные вошли в столицу и восстановили некий порядок.

Мы не ориентировались на то, что будет какая-то заварушка. Рассчитывали, что нам удастся убедить депутатов, как-то социально обустроив их. Им всем продлили зарплату до 1995 года, многим назначили досрочные пенсии, сохранили квартиры, трудоустроили. Но они это восприняли как оскорбление — и многие остались в здании парламента. А когда их окружили колючей проволокой, то никакие разговоры были уже невозможны.

Мое отношение к тем событиям и позиция за 25 лет никак не изменились. В той ситуации необходимо было сделать все, чтобы этого парламента не стало. Если бы на силовые решения пошли депутаты, было бы еще хуже. Те, кто вышел к Смоленской площади, к мэрии, — это были ребята, хорошо физически подготовленные. Я видел, как они избивали ОМОН у мэрии Москвы, — жуткое зрелище.

 

 

 

Сергей Станкевич, в 1993 году политический советник президента Ельцина:

— Несколько выстрелов по верхним этажам здания, от которых никто не пострадал, нельзя называть «расстрелом парламента». А вот гражданская война была. Были столкновения в городе. Москва фактически оказалась во власти каких-то непонятных группировок, вооруженных чем попало, которые вполне могли приступить к планомерным погромам.

Политический компромисс был возможен до сентября 1993 года, но возобладала идея силового сценария. Силовики, близкие к Ельцину, оказались сильнее его политических советников. И я, и другие либералы предлагали пойти по пути политического компромисса, решиться на выборы.

IX (внеочередной) Съезд народных депутатов РФ. Президент РФ Борис Ельцин и Председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов

Сегодня, оценивая произошедшее 25 лет назад, я по-прежнему убежден: содержательно все должно было решиться именно так.

Страна не могла оставаться в том состоянии — со старым парламентом, избранным еще при прежнем режиме, при старой конституции. Это все сковывало.

Я тогда всеми силами старался настоять на мирном разрешении кризиса. Ездил в Хасбулатову в клиническую больницу в июле, чтобы попытаться хоть как-то его уговорить. Вел эту линию до последнего момента. Сегодня я поступил бы точно так же.

 

 

 

Юрий Болдырев, до марта 1993 года начальник Контрольного управления администрации президента:

— Ельцин просто узурпировал власть, присвоив себе полномочия, которых у него не было. Тем самым он, как нарушитель конституции, поставил себя вне закона. Потому я трактую эти события как государственный переворот.

Все происходило на моих глазах. До весны 1993 года я был главным государственным инспектором — начальником Контрольного управления администрации президента России. Ушел, когда Ельцин затеял реорганизацию. Причиной послужил скандал: президент приостановил проверку администрации города Москвы, кроме того, были обнародованы результаты нашей проверки Западной группы войск, выявлены невиданные масштабы коррупции.

1 / 2
X Чрезвычайный (внеочередной) съезд народных депутатов РФ проходит при свечах. В Доме Советов РФ отключены вода и электричество.

Тем не менее я участвовал в попытках не допустить силовых действий. Ходил в окруженный Белый дом, разговаривал с Руцким. Я никого не представлял, действовал от себя лично. Пытался понять, могу ли я чем-то помочь в этой ситуации. Так же вели себя и многие другие.

Моя юридическая оценка тех событий за эти годы не изменилась. Это не был мятеж Верховного совета.

Могли ли события тогда развиваться иначе? Сложный вопрос. Состояние общества характеризовалось расколом, оболваниванием, обманом. СМИ были в руках одной стороны, люди не понимали, что происходит. Всему предшествовала мошенническая, преступная сделка с ваучерами. В итоге — колоссальная криминализация всей экономики. Последствия этого мы еще до конца не осознали и не пережили до сих пор.

 

 

 

Геннадий Бурбулис — в начале 1990-х госсекретарь, соратник Ельцина:

— Во время штурма Белого дома я находился рядом с Борисом Николаевичем. Я тогда уже не занимал никаких постов. Но мне сказали, что ситуация неопределенная и невыносимая, надо что-то предпринимать. Вот таким образом я оказался в Кремле.

Перед Ельциным стояла сложная задача — принять решение о штурме и объяснить военным, в том числе Грачеву (министру обороны. — Прим. ред.), что это крайняя мера, которая необходима в сложившейся ситуации. Такие приказы отдаются, может быть, всего раз за время работы на посту президента. Это уникальный, чрезвычайный и трагический случай. Никто не бежал, потирая руки, направлять пушки в сторону Белого дома.

Если бы это решение не было принято, жертв было бы больше. Сегодня я считаю, что возможность избежать столь трагической развязки упустили еще в начале кризиса.

 

 

 

Елена Е. (имя изменено по ее просьбе) — в 1993 году журналист одного из ведущих информагентств, в октябре трое суток провела в осажденном здании парламента, передавая сообщения:

— Сначала мы работали через сутки, постоянно передавая информацию в агентство. Выходить оттуда можно было только по Большому Девятинскому переулку, мимо американского посольства — все остальное было перекрыто. Но последние трое суток мне пришлось там находиться безвылазно. К тому моменту в Белом доме не было электричества и отопления. Для связи мне выдали большой военно-полевой аппарат, очень тяжелый, с двумя большими металлическими батареями. Мне удавалось договориться с сотрудниками ФСО (Федеральной службы охраны. — Прим. ред.), я отдавала одну батарею им, они ее мне заряжали. Все боялись, что кончится еда. Я опасалась, что перекроют воду, ведь тогда перестанут работать и туалеты. А знакомые буфетчицы говорили, что запасов еды хватит «на пятьдесят лет», правда, вся она была холодная.

Вице-президент России Александр Владимирович Руцкой

Спали в креслах и на стульях, которых не хватало. Я хорошо знала здание и как-то повела двоих коллег в укромное место, где нас не потревожили бы. Мы легли спать на полу, завернувшись в ковровые дорожки. И вдруг среди ночи нас будит луч карманного фонарика. Смотрю на часы — начало пятого утра. Оказывается, шел офицер ФСО, проверял дорогу. Вскоре за ним в сопровождении охраны в направлении кабинета Хасбулатова прошел Руцкой. Это было в ночь на 3 октября.

Вскоре за ним в сопровождении охраны в направлении кабинета Хасбулатова прошел Руцкой. Это было в ночь на 3 октября.

Среди «защитников» были всякие. Макашов нагнал туда и вооружил множество людей — в том числе «Союз офицеров» во главе со Станиславом Тереховым. Они ходили с автоматами. Помню, как у дверей дамского туалета Макашов громко отчитывал Терехова: «Как ваши люди автоматы держат?!» Я на него тогда накричала — мол, вы не на плацу, а в парламенте, вообще с оружием тут ходить не должны. Он посмотрел на меня как на сумасшедшую, но в дамскую комнату пропустил.

1 / 3
Вооруженные участники октябрьских событий 1993 года спят в одной из комнат Дома Советов РФ.

Еще помню, один какой-то встал в дверях с автоматом и кричит: «Всех убью!» Я позвонила в ФСО, они пришли, увели его. Меня поблагодарили. Вряд ли этот человек был пьян — спиртного в здании не было. Скорее просто не в себе.

Я покинула Белый дом за двадцать минут до 4 октября — настояли мои руководители. То есть обстрел из танков и штурм мне пережить не пришлось. Но когда уходила в полночь по Рочдельской улице, вокруг стреляли. Приходилось пригибаться.

Находясь внутри, мы ничего не знали о том, что происходило снаружи. Страшно не было. Было очень холодно. И очень хотелось спать. К вечеру третьего просочилась информация о нападении на мэрию, на телецентр. Вот тогда стало страшновато.

 

 

 

Вадим Кошкин, кинодокументалист, в октябре 1993-е был в Белом доме:

— Я попал в здание, прикинувшись телекорреспондентом, в тот момент при себе у меня была камера внушительных размеров, поэтому меня пропустили. Поражало даже не столько то, что происходило внутри, а вообще вся ситуация, продолжавшаяся около месяца. К зданию Белого дома приходил народ, строились баррикады. Скажу, что народ был достаточно специфический. В первые дни туда шли в основном идейные, те, кто разделял коммунистическое мировоззрение, потом уже подтянулись хулиганы.

В ночь штурма «Останкино» я тоже был там. Меня поразила возможность самоорганизации народа. Под руководством каких-то непонятных личностей они строились в шеренги по десять человек, им говорили «направо», «налево», их размещали в какие-то грузовики, они ехали к «Останкино».

Конституционный кризис 1993 года. Молодежь наблюдает за штурмом Дома Советов РФ.

Была полная неразбериха. Огромное число людей тогда находилось в непрерывном экстазе. Мужчины разговаривали в основном об оружии, женщин я не особо помню в этой толпе. Ни один нормальный человек в такую взбудораженную толпу женщину свою не отправит. Преобладали люди пожилого возраста.

Я оказался там, потому что мне это было интересно с личной точки зрения. Ну, и с профессиональной, конечно.

Около «Останкино» я по-настоящему испугался. Пули жужжали над головами. Мы с другом добежали до остановки и сели, облокотившись спиной о железный щит. 

Однако быстро поняли, что тонкий металл нас не спасет, и припустили дальше. Спрятались у Останкинских прудов и наблюдали за происходящим из-за бугра.

На улицах было много подвыпивших. БТР ездили по кругу и стреляли, а народ бесстрашно бегал от них. Как только машины проезжали, люди снова высыпали на проезжую часть, происходило какое-то безобразие.

 

 

 

Леонид Прошкин, бывший следователь Генпрокуратуры:

— Хасбулатова привезли к нам в Следственное управление ФСБ первым. Он прошел мимо совсем никакой. Держал в руках вещи, дежурно поздоровался, но не потому, что узнал нас, а потому, что так принято. Руцкой тоже шел никакой.

Макашова в «Лефортово» (СИЗО. — Прим. ред.) доставили сонным. Пока я заполнял первый лист протокола допроса, он задремал. Но выглядел очень хорошо. За все время следствия он отказывался давать показания, при этом вел себя очень прилично. Я смог разговорить его только однажды, когда сказал ему: «Вы же офицер, генерал-полковник, патриот, почему вы связались с баркашовцами (ультраправая националистическая организация, поддержавшая Верховный совет. — Прим. ред.)?» Он ответил, что все это время был категорически против них. После амнистии 1994 года он вышел на свободу и стал депутатом Госдумы, я и там с ним встречался.

Александр Проханов, Альберт Макашов, Геннадий Зюганов (слева направо).

На мой взгляд, главная ошибка была допущена еще в 1990 году, когда Верховный совет провозгласил суверенитет Российской Федерации, оттуда все и пошло. Всегда вспоминаю песню Высоцкого про сумасшедший дом. Там есть такие слова: «Мы не сделали скандала, нам вождя недоставало». В 1993 году разругались вожди. Именно эти люди, которые были в Верховном совете, по сути, и развалили страну вместе с Борисом Ельциным. А тут они разругались, и Борис Николаевич решил их распустить.

Когда происходили события октября 1993-го, мы находились на госслужбе. Нам говорили: «Вы должны поддерживать государство, то есть президента Ельцина». Но я горжусь, что следственная группа прокуратуры, сами работники старались не лезть в политику.

В том, что в результате пролилось столько крови, виноваты обе стороны. И если бы не амнистия, привлекать к ответственности нужно было и тех и других.

Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.

Заявка на размещение пресс-релиза
Компания
Контактное лицо
Контактный телефон или E-mail
Комментарий
Введите код с картинки
Все поля обязательны к заполнению. Услуга предоставляется на коммерческой основе.
Заявка успешно отправлена