Рейтинг@Mail.ru
"Мы готовы к любому сценарию": чего ждут в Донбассе - РИА Новости, 21.09.2022
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Военнослужащий народной милиции ДНР

"Мы готовы к любому сценарию":

чего ждут в Донбассе
Мария Марикян
В прифронтовой Ясиноватой коммунальные рабочие наряду с врачами в числе первых выезжают на место обстрела. Без касок и бронежилетов спешат наладить инфраструктуру города, по которому ежедневно бьет украинская артиллерия. Благодаря этим людям в домах по-прежнему есть тепло и вода. О том, что происходит всего в нескольких километрах от позиций ВСУ, — в репортаже РИА Новости.
"Сидим и молимся"
На улице Лермонтова, 17, пусто. Несколько дней назад сюда прилетел снаряд — повсюду осколки, на обочине — обгоревшие автомобили, фасад двухэтажки посечен. Коммунальщики взялись за уборку.
Сгоревшая машина на улице Лермонтова
Сгоревшая машина на улице Лермонтова
"Дом жилой, перекрываем заодно тепловой контур, вставляем вместо выбитых окон деревянные плиты, чтобы потом включили отопление, — мастера Сергея прерывает гул от "прилета". — За восемь лет уже вроде как привык, но все равно дергаюсь".
Он живет на окраине Ясиноватой, были попадания и в огород. Тем не менее уезжать не хочет. Сергей — музыкант: раньше играл в своей блек-метал-группе, на канале в ютюьбе — больше 40 тысяч подписчиков. "Мои ребята эвакуировались, канал заблокировали. Да и в целом сейчас не до концертов, — говорит он. — Нужно зарабатывать — так и оказался здесь".
Сергей играет на варгане
Сергей играет на варгане
В соседнем доме латают крышу. Прилетело еще месяц назад, но оперативно починить не получилось. Слишком много разрушений по городу — заявки отрабатывают по очереди. "Тут дней на пять. Нужно, конечно, ускориться — дожди заливают. Рук не хватает: кто на фронте, кто уехал", — объясняет строитель Сергей Колойчик.
Строитель рассказывает об обстановке в Ясиноватой
Работа кипит по городу и на окраинах. Регулярно выезжают в поселок Красный Партизан. Обстановка там тяжелая, оставшиеся живут в подвалах.

"Ремонтировали четырехэтажный дом. Обстрел — бегом в укрытие. Вокруг нас легло 26 снарядов. Сидим и молимся, чтобы не угодило в нас. Через некоторое время вернулись — то же самое, — вздыхает Сергей. — Наши украинцев чуть отогнали, теперь хоть тише".

Коммунальные рабочие
Коммунальные рабочие
Газовая служба
Проблем с газом нет — благодаря мастерам газовой службы. Сразу после обстрелов они спешат устранить повреждения. Если слишком опасно, обматывают зияющие дыры фольгированным скотчем. А трубы заваривают уже на следующий день.
Здание Горгаза
Здание городской газовой службы
"Газ — не вода, если совсем перекроем, потребуется время, чтобы восстановить подачу. Поэтому поддерживаем низкое давление, — рассказывает главный инженер Ясиноватского управления по газоснабжению и газификации Владислав Коваленко. — За смену бывает около сотни повреждений. Ремонтируешь в одной части города, потом — раз, и нужно в другой конец. Летят "грады", "ураганы", 152-й калибр".
С февраля из-за обстрелов пострадало 400 объектов. Людей не хватает: было 145 сотрудников, теперь вдвое меньше. За теми, кого мобилизовали, рабочие места сохраняются, но желающих работать по контракту нет.
Главный инженер Владислав Коновалов
Главный инженер Владислав Коновалов
Профессия мужская, однако в штате есть и женщины. Раньше они проверяли газовое оборудование в частных и многоквартирных домах, затем вынужденно перешли в аварийную службу. Одна не выдержала, эвакуировалась. Другую ранило — лишилась руки. Месяц назад она попала под обстрел на Лермонтова, 17. Увезла скорая. Ее сменил Коваленко.
"А как иначе? Начатое нужно довести до конца. В тот день нашего водителя посекло осколками, жительницу дома убило, — тяжело вздыхает он. — Наш слесарь вот-вот отпразднует шестидесятилетие. Она сейчас в Подмосковье — на протезировании".
Мужчина демонстрирует осколок от снаряда
Мужчина показывает осколок от снаряда
Главный инженер регулярно выезжает с аварийной службой. Столько работы не было даже в 2014-м. "Уже привыкли. Сам я из Крыма, а жена отсюда. В любой момент можно удрать. Но людей нельзя бросить. Они знают, что мы рядом и всегда придем на помощь, — подчеркивает главный инженер. — Будет газ — будет тепло".
Линия разграничения
Он отправляется на улицу Ватутина. Нехотя соглашается взять с собой. Предупреждает: "Там опасно". Но сам без каски и бронежилета. У газовиков есть два комплекта — старого образца, слишком тяжелые. "Работать в таких сложно. В идеале нам бы иметь под рукой четыре", — объясняет Коваленко.
Разрушенный дом в Ясиноватой
Разрушенный дом в Ясиноватой
Чем ближе к месту, тем меньше людей. Частный сектор, дальше — "зеленка", позиции ВСУ в полутора километрах. "Мы на линии разграничения. Повезло — затишье. Обычно здесь идут ближние бои, шальные пули кругом", — говорит сварщик Олег.
Он вместе с коллегой Сергеем заваривает трубу — в дом прилетело пару дней назад. За смену успевают обслужить три-четыре адреса.
"Поначалу было страшно, но затем страх притупился. Конечно, нет в этом ничего хорошего… Важно понимать, ради чего мы здесь. Много стариков осталось — они на нас надеются", — рассуждает Олег.
Мастера газовой службы рассказывают об обстановке в городе
Сварщики затрудняются сказать, какой из выездов был самый опасный. "Они все такие, — отмахивается Сергей. — Тревожно, когда варишь на высоте. Деваться некуда. А так чуть что — спрыгиваем с лестницы — и в убежище. Поменять профессию мыслей не было. Если не мы, то кто?"
"Не принимаем после двух"
На постоянном боевом дежурстве и врачи. Весь штат терапевтического отделения Ясиноватской центральной райбольницы — в полном составе. Прием пациентов — до двух часов. Позже из дома из-за обстрелов предпочитают не выходить. Медики сами навещают больных. Но прежде созваниваются и выясняют, нельзя ли решить вопрос дистанционно.
"Самое страшное — это добираться из дома на работу и обратно. С больными хотя бы отвлекаемся, — признается заведующая отделением Елена Асаул. — В августе убило осколком медсестру. Она вышла из больницы, села в такси, машина даже с места не успела сдвинуться… Водитель жив, у автомобиля незначительные повреждения".
Заведующая терапевтическим отделением поликлиники Елена Асаул
Заведующая терапевтическим отделением поликлиники Елена Асаул
Муж воюет, но это не главная причина, по которой Елена все еще здесь. "Я работаю очень давно, меня узнают. И каждый раз радуются, видя меня. Что они подумают, если и врачи начнут уезжать? Мы держимся коллективом — если я их брошу, все распадется", — объясняет она.
На днях медикам сообщили, что пора переходить на российские стандарты. Пока организационные вопросы решить сложно — нет компьютеров. Сбор нужной информации займет время. "В остальном справляемся, — подчеркивает врач. — Весной нам разбомбили детское отделение. Слава богу, что рано утром — никого не было. Восстанавливают полным ходом. К зиме готовы".
Воронка от снаряда в Ясиноватой
Воронка от снаряда в Ясиноватой
"Все под контролем"
С водой в Ясиноватой лучше, чем в Донецке: подают раз в два дня. Есть проблемы с давлением — не доходит до верхних этажей многоквартирных домов. По городу расставили 30 емкостей, которые заполняют технической водой. Кроме того, раздают бутилированную — по 55-65 тонн в день.
"Мы формируем резерв за счет бурения скважин, чтобы обеспечить водой котельные. К работе, надеюсь, приступим на следующей неделе. Планировали раньше, но обстановка не позволила, — рассказывает глава Ясиноватой Дмитрий Шевченко. — В котельных установим промышленные электрогенераторы — чтобы насосы были в рабочем состоянии".
Глава Ясиноватой Дмитрий Шевченко
Глава Ясиноватой Дмитрий Шевченко
Шефство над Ясиноватой взял Челябинск — финансирует все программы по благоустройству. Одна из первостепенных задач — восстановление домов. Повреждено 60 процентов многоквартирного фонда. Согласно техническим требованиям, прежде чем подавать отопление, нужно привести жилье в порядок. По плану все надо завершить к 15 октября, но сроки вынужденно сдвигаются.
"Город продолжает жить. Открыты магазины и аптеки. Оказываем гуманитарную помощь соседним освобожденным прифронтовым поселкам. А также инвалидам, многодетным, — перечисляет Дмитрий. — Обеспечиваем продуктовыми наборами семьи коммунальных рабочих. Сборы по услугам упали на 60-70 процентов, поскольку многие выехали. В одной компании образовалась задолженность по зарплате на месяц. Ликвидируем. Что касается остальных предприятий — ситуация под контролем".
Рабочие в Ясиноватой
Рабочие в Ясиноватой
С февраля в Ясиноватую прилетело более 13 тысяч снарядов, среди гражданских 140 раненых и 43 погибших. В начале сентября ударили по зданию администрации — трое сотрудников пострадало. Ситуация напряженная, но люди не падают духом.
"Готовы к любому сценарию. Информацию об очередной готовящейся на нас атаке мы воспринимаем как обыденность. Ко всему происходящему относимся философски, — буднично произносит Дмитрий Шевченко. — Мы верим в наших военных — они справятся".
Сгоревший автомобиль в Ясиноватой
Сгоревший автомобиль в Ясиноватой
Обстановка на позициях
В украинских медиа распространялась информация, что ВСУ якобы контратаковали под Ясиноватой и приблизились к окраинам города. Во втором тербате Народной милиции это опровергли. "Их позиции отсюда хорошо видны — на терриконе, возле Авдеевского коксохимзавода, — показывает офицер НМ ДНР с позывным Вульф. — Это мы улучшаем свое положение — методично уничтожаем огневые точки, наблюдательные пункты".
Офицер НМ ДНР с позывным Вульф
Офицер НМ ДНР с позывным Вульф
Вульф — доброволец с 2014-го, тогда ему было 17. Сейчас командир стрелковой роты. Он ясно понимает, за что воюет. "Чего не скажешь о прибывших резервистах и мобилизованных. Они привыкли к тому, что здесь мы, добровольцы. Но ничего — проводим замполитскую работу. Хотя что тут объяснять?" Вульф указывает на небо — очередной свист над головой, пару секунд — и взрыв.
"Упало в Ясиноватой. Снова, — сухо комментирует боец. — Тот, кто наводит орудие, точно знает, куда попадет напичканный датчиками натовский снаряд. Ошибиться невозможно. Мирных обстреливают целенаправленно".
Вульф об обстановке на позициях
Военные полным ходом готовятся к зиме. Вульф показывает укрытие, в котором и зимой не замерзнешь. "Это наш "евроблиндаж", — улыбается он. Утепленные деревом стены, двухэтажные койки, кухня с плитой и даже телевизор с игровой приставкой. По фронтовым меркам более чем комфортно.
Здесь же ведется наблюдение. Военнослужащий с позывным Бублик, не отрывая глаз от экрана, сообщает: противник хоть и хорошо укреплен, но в тактике не прибавил. Сталкивались здесь с разными подразделениями ВСУ.
Экран видеонаблюдения в блиндаже
Экран видеонаблюдения в блиндаже
"К примеру, в начале СВО стояла 25-я десантная бригада. Разбавляли территориальной обороной — их отправляли делать грязную работу. Последние пленные, которых взяли, даже не понимали, что находятся под Авдеевкой. Их привезли посреди ночи, и через шесть часов они попали к нам. Удивились, что мы, как и они, — тербат. Думали — российские спецназовцы", — смеется Вульф.
Военные заверили, что на данном участке фронта обстановка стабильная, "прорыв исключен". На это очень надеются в Ясиноватой и соседних прифронтовых селах. Ведь чем дальше противник, тем больше шансов вернуться к мирной жизни.
Пострадавший от обстрелов дом в Ясиноватой
Пострадавший от обстрелов дом в Ясиноватой
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала