Рейтинг@Mail.ru
Залитый край. Что творится в Забайкалье после наводнений - РИА Новости, 25.08.2021
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Залитый край

Что творится в Забайкалье после наводнений

Дмитрий Ермаков

Берег реки Кия после разлива
Берег реки Кия после разлива

За лето Забайкальский край несколько раз уходил под воду, из-за паводков пострадали десять тысяч человек. Они добиваются компенсаций, которые, впрочем, едва ли покроют нанесенный хозяйствам ущерб. Власти все списывают на дожди, однако местные уверены: к потопам приводят прорывы нелегальных дамб, возведенных золотодобытчиками.  

Корреспондент РИА Новости отправился в село Гаур, сильнее других пострадавшее от стихии.

«Ночь просидели на крыше»

Вода в Чернышевский район пришла в конце июля как девятый вал. Менее чем за час село превратилось в большое озеро.

«Нас утром предупредили, что ожидается некоторое затопление, — рассказывает сотрудница гаурской администрации Марина Тучкова. — Но не думали, что все произойдет так быстро. Вода атаковала в считанные минуты». Из 116 домов нетронутыми остались лишь три. Люди спасались в школе и здании администрации, которые стоят на возвышенности. Но добрались туда не все.

1 / 2
Снежана Барило с детьми, село Гаур

«Я была у мамы, — рассказывает Снежана Барило. — Уйти уже не успела. Дети (их в семье восемь. — Прим. ред.) с папой всю ночь сидели на крыше бани, там и спали. Потом смогли спуститься, но два дня жили в курятнике, пока не сошла вода».

Особенно тяжело было одиноким пенсионерам.

Последствия наводнения в селе Гаур
Последствия наводнения в селе Гаур

Валентине Шумихиной — 79, живет одна. Как ребенок войны она давно просила чиновников о капремонте дома, но те не реагировали. Ветхая постройка сильно пострадала при наводнении: одна из внутренних стен покосилась, входной двери нет, на полу не хватает досок. Вещи разбросаны, пахнет сыростью. Племянник пенсионерки живет в соседнем селе, которое паводки не затронули. Но на помощь приехать не захотел. 

«Сначала сидела на чердаке, — вспоминает Валентина. — Потом слезла, чтобы спасти собачку и холодильник — сама затащила его на стол. Воды было по пояс, холодная. Но был июль, шифер на крыше горячий — одежду и одеяло на нем сушила». 

1 / 2
Жительница села Гаур Валентина Шумихина

Итог — переохлаждение, воспаление легких, больница. Пневмонию и ОРВИ тогда получили многие, в том числе и молодые. Людям приходилось залезать в воду, чтобы переносить с улицы вещи, отгонять автомобили.

«Вернуть бы картошку»

От полного разрушения село спасли сопки — вода поднялась максимум на полтора метра. Впрочем, хватило и этого — дома перекосились, некоторые завалились на бок. Пропал урожай — в огородах и подвалах сыро до сих пор. «Мне бы мою картошку вернуть», — вздыхает Людмила Бычкова.

1 / 2
Остатки наводнения в селе Гаур

Разговаривая с корреспондентом, молодая женщина пытается улыбаться, но понятно, что для нее потеря урожая — серьезная проблема. Как, впрочем, и для большинства местных, чьи сельхозугодья полностью затопило. 

Многие в селе держат скот. «Коровы стоят дорого, но без них не проживем. Продаем мясо, молоко, сыр», — поясняет Людмила. Она и ее супруг — ветеринары. Это востребованная специальность в Забайкальском крае.

1 / 3
Стадо коров можно встретить на дороге, ведущей в Читу

Собственное хозяйство здесь — единственное спасение: в селе работы почти нет. В соседнем Чернышевске устроиться сложно, как и в перенаселенной Чите. При этом в Гауре много молодежи, в отличие от деревень европейской части России. Местные объясняют это тем, что уезжать отсюда попросту некуда.

«Все своими силами»

Пострадавшим от наводнения положены компенсации от краевых властей. Когда выплатят — непонятно. По решению Минсоцзащиты Забайкальского края должны начислить по десять тысяч рублей на человека вне зависимости от ущерба. Кроме того, тем, чьи дома нуждаются в капремонте, — по 50 тысяч, а при утрате имущества — по 100 тысяч. В отдельных случаях предоставляют новое жилье.

1 / 4
Наводнение

«Десять мы получили. А бумажки на крупные компенсации заполняли несколько раз: нам сказали, что с ошибками. Ждем, как будет дальше. Но выплаты не покроют ущерб. Пока все своими силами восстанавливаем. Бабушкин дом вот начали ремонтировать», — рассказывает Игорь Бычков, не отрываясь от покраски нового забора. Старый унесла вода. 

По словам Марины Тучковой, при приеме документов возникла путаница: чиновники долго не могли объяснить сельской администрации, кому именно полагается помощь. Жители стояли в очередях, ругались, у многих даже не было возможности распечатать фотографии для заявлений. В итоге в компенсации отказали тем, у кого нет прописки.

«Сами виноваты, — считает собеседница. — Часто бывает, что человек тут проживает, но не зарегистрирован. Не хотят оформлять документы. Остальные заявки сейчас проверяют. Сколько это продлится, никто не знает. А некоторые боятся убираться в помещениях, пока не пришла комиссия для оценки ущерба. Внутри — сырость, ил, дома портятся».

Размытые дамбы

За лето Забайкалье пережило три волны паводков. В общей сложности с 16 июля по 2 августа подтопило 1794 жилых дома в 49 населенных пунктах. По данным местных властей, пострадали 555 километров автомобильных дорог, десятки автомобильных мостов и пропускных труб. Кроме того, к новому учебному году не готовы как минимум 45 школ. Площадь подтопления — 130 тысяч квадратных километров.

Закат над селом Гаур
Закат над селом Гаур

Шесть сел Забайкалья, в том числе в Чернышевском районе, вообще были отрезаны от мира. Гаур спасла проходящая рядом железная дорога: люди пешком ходили на работу в Чернышевск по насыпи. Это семь километров в одну сторону. 

Причиной затоплений власти называют обильные осадки. Но местные считают, что дело не только в этом. По их словам, в этом году в Забайкалье разливаются не крупные реки, например Шилка, а те, которые обычно переходят вброд. Так, ширина речки Куэнга у Гаура — всего несколько метров.

Люди убеждены, что все дело в разработках золотопромышленников, из-за которых меняются русла рек. Артели моют желтый металл дедовским способом: ставят драги, делают запруды.

1 / 2
Берег реки Кия после разлива

В Забайкалье таких мест десятки, если не сотни. Зачастую дамбы возводят нелегально. Этим летом вода разрушила более 60 таких конструкций, сообщали в краевой администрации. До этого масштабное наводнение было в 2018-м. Активисты уверены: второй крупный потоп за три года — не совпадение, а угрожающая закономерность.

«Леса в Забайкалье горят с 2014-го, а в 2018-м у нас было первое за много лет наводнение. Мы это связываем напрямую, — говорит руководитель читинского отделения Союза добровольцев России Кристина Рахманова. — Лес гибнет. Молодые деревья пьют мало, и воде некуда уходить. Например, в Читинском районе река-«переплюйка» вошла в старое русло и утопила дома».

Руководитель забайкальского отделения Союза добровольцев России Кристина Рахманова и ее помощница Светлана Тылькевич
Руководитель забайкальского отделения Союза добровольцев России Кристина Рахманова (слева) и ее помощница Светлана Тылькевич

Собеседница убеждена, что инфраструктура сельской местности не готова к таким катастрофам и для профилактики делается недостаточно.

«Сейчас все говорят о благоустройстве, здравоохранении, но никто не задумывается, что ЧС происходят из года в год, — рассуждает Кристина. — И это ненормально, что каждую исправляют за счет добрых людей или предпринимателей, которых коронавирус и так разорил. Горят села, где нет спецоборудования, — пожары тушат граблями и лопатами. И вода тоже уходит естественным путем. Если есть пункт или бригада МЧС рядом — да, выезжают. Но спасателей на всех не хватает».

Гражданский миллион

Для борьбы с последствиями стихии в Забайкалье создали штаб добровольцев, объединивший около 20 организаций, в основном из столицы края Читы. В одной бригаде — от пяти до 20 человек. Как правило, ездят по выходным: большинство волонтеров — люди работающие. Впрочем, бывает, что и отпрашиваются со службы.

Инвалидам, пенсионерам и одиноким матерям оказывают физическую помощь — у активистов есть дренажные насосы, сушильные помпы, антиплесневые реагенты. Остальным привозят продукты, питьевую воду, бытовую химию, одеяла. Средства волонтерам выделяют обычно крупные фонды. 

1 / 2
Активистка забайкальского отделения Союза добровольцев России Светлана Тылькевич приносит гуманитарную помощь в администрацию села Гаур

«Но и просто люди помогают. Например, Союзу добровольцев почти миллион рублей собрали. И не только в Чите — приходили деньги даже из Европы, где тоже было наводнение», — отмечает Рахманова. Тем временем чиновники утверждают, что главное препятствие для быстрого восстановления инфраструктуры и населенных пунктов — недостаток финансирования. По словам губернатора Забайкалья Александра Осипова, на это потребуется 3,7 миллиарда рублей. На ремонт домов — 844 миллиона, и это только по предварительным оценкам. Власти признали, что нужной суммой пока не располагают. С момента последнего наводнения прошел месяц.

Подтоплений в регионе почти не осталось. Но о приближении осени местные говорят с явной опаской: придут затяжные дожди и, очевидно, новые проблемы.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала