Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Женщина c подозрением на коронавирус умерла в очереди в больнице

Читать ria.ru в
МОСКВА, 21 авг — РИА Новости, Мария Семенова. Целую неделю тяжелобольная Ольга не могла получить направление на компьютерную томографию и мазок на COVID-19. Медики заверяли: нет необходимости, это всего лишь бронхит, осложнившийся из-за сахарного диабета. В результате женщина умерла в очереди на КТ. Через три дня в реанимации скончался и ее супруг — у него было поражено более 80% легких.

"Не волнуйтесь"

Ольга и Семен Камакшины — люди не старые: ему 49, ей — 48. Жили в селе Великопетровка Челябинской области, воспитали троих детей: младшей дочери сейчас 12 лет, старшей — двадцать семь. В деревню переехали сознательно — там им больше нравилась. А до этого много лет провели в райцентре — городе Карталы. У супругов был собственный бизнес: покупали в окрестных поселках мясо, потом сдавали на комбинат.
Их сын, 26-летний Александр Камакшин, последний раз видел родителей в двадцатых числах июля — тогда ничто не сулило беды. Молодой человек давно перебрался в Екатеринбург, незадолго до болезни родителей его отправили в командировку, связь с близкими он поддерживал дистанционно.
Александру сложно вспомнить, когда именно мать почувствовала себя плохо — 28 или 30 июля. Вызвала врача, тот прописал противовирусные препараты. Сын понимает, что обращение могли не зафиксировать: Ольга позвонила не в регистратуру Великопетровской амбулатории, а напрямую терапевту — "село небольшое, все друг друга знают".
Медицинский работник в отделении реанимации и интенсивной терапии госпиталя COVID-19 городской клинической больницы № 15 имени О. М. Филатова в Москве
В Мордовии от COVID-19 умерли две сестры — семеро детей остались сиротами
"Я говорил ей — нужен тест на коронавирус. А она: "Саша, меня никто не направлял". Сначала симптомы были, как при обычной простуде, потом состояние ухудшилось. Появилась одышка. Мы почти не общались по телефону, она жаловалась: "Тяжело говорить, не могу дышать". У мамы диабет, сахар больше 20 миллимолей на литр, насколько я знаю, это уже предкомовое состояние. Третьего августа она сделала рентген — сказали, обычный бронхит: "Не волнуйтесь, тесты и КТ вам не нужны, лечите бронхи и основное заболевание, все будет хорошо".
В тот же день Ольга все же сдала анализ на COVID-19 платно. Назавтра пришел результат — отрицательный. Она показала его сыну: "Чтобы успокоился". Как Александр понял потом, то был не мазок, а тест на антитела. Отец уже сильно болел. Медиков не вызывал, но участковый терапевт, приходивший к жене, осматривал и его. "Папа — мужчина сильный, с характером. Был... Не подавал виду, что ему тяжело, твердил: "Саша, все хорошо, не наводи панику, у мамы просто сахар поднялся". Повторял слова врача. Родители держали страхи при себе, не хотели нас волновать", — добавляет Александр.

"Дышит с хрипами"

Девятое августа Камакшин-младший запомнил навсегда. В шесть утра позвонила сестра: "Маме плохо". Записала голосовое сообщение, было слышно, как Ольга тяжело, с хрипами, дышит. Александр набрал отцу, и тот ответил: "Все плохо, сейчас поедем с мамой в больницу". — "Почему?" — "Я не буду никого ждать".
Позже врачи Каргалинской клиники (Великопетровская амбулатория — ее филиал) скажут: отец отказался от транспортировки жены, настоял, что отвезет сам. Александр в это не верит, а у Семена Камакшина уже не спросишь. Мужчина доставил супругу в больницу села Варны — там есть компьютерная томография. В очереди Ольга потеряла сознание. По словам сына, когда врачи засуетились, она уже умерла: "Только после того, как она упала и обмякла, ее забрали в реанимацию, пытались откачать". После смерти жены Семена направили на КТ — диагностировали поражение более 80% легких. В тот же день его госпитализировали в Магнитогорск, но 12 августа он умер.
Синдром Кавасаки или COVID-19? Интервью мамы, потерявшей ребенка
В Москве умер первый ребенок из-за новой болезни, вызванной COVID-19
"О смерти мамы я узнал от отца, тяжело это переживал — а потом и папу положили в реанимацию. Телефон у него унесли, я поддерживал связь только с другими родственниками", — восстанавливает события Александр.
"Любящие, внимательные родители, готовые на все ради детей и внуков. Все в деревне отзываются о них хорошо — мама с папой были гостеприимные, душа компании. Много работали, чтобы обеспечить достойное будущее себе и близким. Семья у них всегда занимала первое место. Несмотря на жизненные неурядицы, они оставались людьми и поступали по совести", — говорит сын об умерших Ольге и Семене.

"Никакого ковида"

В медицинском свидетельстве о смерти Ольги Камакшиной (копия есть в редакции. — Прим. ред.) ничего не сказано о коронавирусной инфекции. В качестве причины летального исхода значатся легочно-сердечная недостаточность, кардиомиопатия при метаболических нарушениях и инсулинозависимый сахарный диабет.
"Ни слова о ковиде", — пожимает плечами Александр. У его отца, Семена, коронавирус подтвержден: эта информация есть в свидетельстве, но не в графе "Причины", а в перечне "состояний, способствовавших смерти".
Главный внештатный онколог Министерства здравоохранения РФ, генеральный директор ФГБУ НМИЦ радиологии Минздрава России, академик РАН Андрей Каприн
Главный онколог России — о лечении тяжелобольных в эпидемию
Главврач больницы Ольга Губчик отказалась дать комментарий РИА Новости, подчеркнув, что это возможно только при очной встрече. Пресс-служба Минздрава Челябинской области на момент публикации не ответила на запрос агентства.
Александр Камакшин обратился в прокуратуру и региональное Министерство здравоохранения с просьбой проверить обстоятельства смерти родителей. Он очень надеется, что в других семьях подобное не повторится.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала