Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Александр Суворов: основная проблема сейчас – незнание срока изоляции

© Фото : предоставлено пресс-службой ИМБПЗаведующий отделом физиологии человека в экстремальных условиях Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН, доктор медицинских наук, академик Российской академии космонавтики им. Циолковского Александр Суворов
Заведующий отделом физиологии человека в экстремальных условиях Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН, доктор медицинских наук, академик Российской академии космонавтики им. Циолковского Александр Суворов
Читать ria.ru в
Вся Россия отправлена на самоизоляцию. Люди днями не выходят из дома, лишены привычного круга общения. Многих такая экстремальная ситуация может привести к стрессу. О том, как пережить период самоизоляции, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу рассказал заведующий отделом физиологии человека в экстремальных условиях Института медико-биологических проблем (ИМБП) РАН, доктор медицинских наук, академик Российской академии космонавтики им. Циолковского Александр Суворов.
— Вы участвовали в качестве врача-исследователя в модельных экспериментах по подъему на высоту и длительному проживанию под водой. Расскажите о вашем опыте самоизоляции на благо науки?
— Когда я начинал работать в ИМБП в 1975 году в должности младшего научного сотрудника, то мы привлекались к участию в самых разных экспериментах. В те годы происходило активное освоение летчиками больших высот, альпинисты поднимались на Эверест, возникали вопросы, как действовать при разгерметизации самолетов. Нужно было разработать режимы декомпрессии, средства профилактики и лечения в случае аварии. Ситуации моделировались в высотной барокамере. Я "поднимался" на высоту 10 километров за 1 минуту. У нас за всю историю выходов в открытый космос ни разу не было декомпрессионной болезни именно благодаря тому, что проводились такие наземные эксперименты.
Что касается глубины, это отдельное направление – гиперболическая физиология и медицина. Оно начало развиваться в нашем институте благодаря тому, что в период зарождения космической медицины Сергей Павлович Королев, помимо Марса, рассматривал варианты полета на Венеру. Венера, как известно, имеет атмосферу, непригодную для дыхания. Но самое главное, что там барометрическое давление 96 атмосфер, а это соответствует погружению под воду почти на 1000 метров. С мечтой о покорении сверхбольших глубин мы вместе с Институтом океанологии АН СССР в 1981 году организовали в барокамере спуски, вначале на 100 метров, в котором я принимал участие, потом на 350 и 450 метров. В итоге мы почти доказали, что на глубине 1000 метров человек смог бы работать. Дыхание хотя и затруднено, хотя и появляется одышка, но и в этих условиях физическая нагрузка средней тяжести выполняться может. Осталась проблема с влиянием давления на нервную систему, однако решать ее, очевидно, придется будущим поколениям.
Заведующий лабораторией нейтронной и гамма-спектроскопии отдела ядерной планетологии Института космических исследований РАН Максим Литвак
Максим Литвак: человек приспособит Марс для жизни или изменится сам
— Тогда не знали, что, помимо чудовищного давления, на Венере еще и температура 500 градусов Цельсия?
— Когда на Венеру полетели автоматические станции, стало известно, что там углекислотная атмосфера, высокая температура, и постепенно идея пилотируемого полета умерла. Но есть факт, что теоретически человек сможет опуститься на Венеру, надеть скафандр и выйти на ее поверхность. Если мы можем погрузиться на глубину 1000 метров, соответственно, со временем мы можем выйти на поверхность Венеры.
Так вот, в барокамере я прожил 37 суток, большую часть на "глубине" 350 метров. Это не очень комфортное помещение – 20 кубических метров, четыре койки, здесь же санитарная комната – туалет и душ.
Помимо того, в 1990 году я прожил 10 дней в подводном доме во Флориде. У нас такие эксперименты проводились в подводном доме "Черномор" в 1980-е годы в Голубой бухте в Геленджике, но в нем я не участвовал.
Потом, уже в ИМБП, последовали эксперименты с изоляцией, например, "Марс-500" по моделированию полета на Марс, в которых я был ответственным исполнителем, поэтому знаю все детали и нюансы эксперимента как один из его организаторов. Ранее один из штатных испытателей института Хайдер Хобихожин говорил, что самое главное качество испытателя – умение терпеть. Спокойно выполнять свое дело и ждать.
Лунная база
Открытая Луна: как НАСА и Роскосмос готовятся к освоению дальнего космоса
— Поделитесь своим опытом, как пережить режим самоизоляции? Понятно, что вы были заняты экспериментами, а вот что бы посоветовали обычным людям — чем заняться?
— Что касается домашней изоляции, то условия не сопоставимы с теми условиями, которые организованы у нас во время экспериментов с изоляцией в ИМБП. Дома, конечно же, комфортнее.
Первый момент – психологические проблемы. У нас перед каждым экспериментом происходит психологический отбор участников. Например, в последнем четырехмесячном эксперименте SIRIUS по отработке полета на Луну принимали участие трое мужчин и трое женщин. Гендерный состав наложил свой отпечаток. В таком смешанном коллективе мужчины больше следят за собой и своей внешностью. Когда меня спрашивают, есть ли различия по переносимости трудностей между мужчинами и женщинами, я отвечаю, что практически нет. Различия определяются психологическими особенностями каждого человека. Период порядка двух недель можно просидеть с кем угодно, и это не вызовет никаких обычно конфликтов, проблем и так далее. При изоляции дольше двух недель могут возникнуть проблемы. И, к сожалению, в реальной жизни мы лишены того, что имеется у нас в эксперименте – индивидуальный психолог. Поэтому первый совет: не копите в себе недовольство. Что-то не нравится – поделитесь, расскажите. Обязательно свою проблему нужно излить. Не прятаться от проблем, а пытаться найти решение.
Информационная наклейка о соблюдении дистанции на территории Московского международного делового центра Москва-Сити
Психолог назвал самых уязвимых перед коронавирусом
Второе: занятие физическими упражнениями. Занимайтесь любыми упражнениями. Это может быть и гимнастика на растяжение, и упражнения с максимальной интенсивностью, и использование любых подручных средств. Даже самый простой эластичный бинт является многофункциональным инструментом, позволяющим тренировать и нагружать практически все группы мышц. Первое, что мы теряем, гибкость, поэтому упражнения на гибкость являются обязательным элементом. Если дома есть велотренажер, его нужно обязательно использовать. Существует такое понятие, как "мышечная радость". Надо позаниматься как минимум 45 минут в день, чтобы появилось внутреннее изменение гормонального статуса и организм испытал внутреннюю радость. Поскольку нам, как и после космического полета, нужно будет в будущем вернуться в нормальную жизнь, физические тренировки должны быть обязательными.
Третий важный совет, который я могу дать уже как врач-пульмонолог, это то, что необходимо проветривать помещения. Нужно регулярно менять состав воздуха в квартире, и это очень важно.
— Как психологически выдержать изменения в распорядке жизни, сокращение круга личного общения?
— Сокращение личного общения людьми переносится по-разному. Для кого-то это нормально, кому-то становится некомфортно. Чтобы чувствовать себя комфортно, нужно найти что-то для саморазвития, самосовершенствования. Один из моих учителей в ИМБП Евгений Александрович Ильин провел год в Антарктиде в качестве врача и за этот год прекрасно выучил английский язык. Сейчас очень удобное время, когда можно найти возможность и доделать отложенные ранее дела. У кого-то это непрочитанные книги, не разложенные фотографии, необработанные материалы, незаконченный ремонт. Мы сейчас с коллегами активно используем период самоизоляции, чтобы, наконец, дописать и подготовить научные статьи и доклады, завершить незавершенные дела.
В текущей ситуации есть только один действительно негативный момент – мы до конца не знаем, когда у нас закончится период изоляции. В изоляционной физиологии хорошо известно, что самый тяжелый период — это третья четверть эксперимента. Какой бы это ни был эксперимент – месячный, полугодовой или годовой, третья четверть всегда является самой тяжелой. Монотонность, неопределенность вносят дополнительный негатив. Хотелось бы более конкретно знать, когда закончится самоизоляция. Если нельзя изменить ситуацию, надо ею воспользоваться.
Пандемия без стресса: шесть способов справиться с тревогой
Пандемия без стресса: шесть способов справиться с тревогой
— Интересна ли с научной точки зрения для наблюдения за поведением масс текущая ситуация? Можно ли сделать какие-то выводы по поведению россиян?
— Поведение россиян более адекватное, если сравнивать с информацией, которую мы видим из Италии или США. Паники и страха нет. Россиян, вероятно, жизнь натренировала быть более стрессоустойчивыми, а, возможно, такова генетическая особенность наших сограждан.
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала