Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

 

 

 

Недра холодной войны

Репортаж из подземных объектов Севастополя

Андрей Станавов

Десятки километров извилистых туннелей, противоатомные убежища, ракетные шахты, склады боеприпасов и даже целые заводы, спрятанные в скальной породе, — 65 лет назад под Севастополем и Балаклавой в режиме строгой секретности развернулась колоссальная военная стройка, не утихавшая вплоть до развала СССР. Теперь почти все объекты разграблены, разрушены и заброшены, а в сохранившихся открыты музеи.

Корреспондент РИА Новости отправился в Крым и попытался выяснить, кто и зачем превратил морское побережье в огромный подземный лабиринт.

Неделя вне времени

«В убежище категорически запрещается курить, зажигать спички, свечи, керосиновые лампы и другие осветительные приборы с открытым пламенем, — зловещий голос коменданта, искаженный репродукторами, неплохо подошел бы для озвучки постапокалиптического триллера. — Товарищи, помните! Каждый из вас обязан стойко переносить тяготы длительного пребывания в укрытии. Паникеров привлекут к ответственности по всей строгости законов военного времени».

Надпись над входом в противоатомное убежище С-2, Севастополь
Надпись над входом в противоатомное убежище С-2, Севастополь

Низкие своды бункера тревожат и давят на психику, красные отсветы ламп аварийного освещения лучше любых табличек напоминают о том, что там, наверху, уже нет ничего живого. Вместо еще вчера цветущего приморского города — груды оплавленных камней, черные скелеты сгоревших деревьев и раскаленный воздух, пронизанный радионуклидами.

1 / 4
Аварийное освещение в лабиринтах противоатомного убежища С-2 в Севастополе

У расположенного под самым центром Севастополя объекта С-2 собственные канализация, водопровод, артезианская скважина, дизель-электростанция, вращаемая корабельным двигателем. Радиоузел с кабелем в бронекапсуле выдерживает электромагнитный импульс атомного взрыва и обеспечивает высокочастотную шифрованную связь с Москвой и другими убежищами. 

Именно здесь, на глубине 47 метров, планировалось укрыть в час Х две с половиной тысячи спецов, которым предстояло восстанавливать город, сметенный атомной бомбардировкой. Места закреплялись за врачами, газоэлектросварщиками, инженерами, электриками и водопроводчиками. Без семей.

1 / 3
Снаряжение специалистов, строивших подземные сооружения под Севастополем

Вдоль стен тоннелей — плотные ряды двухъярусных деревянных коек. На стенах — памятки и графики распорядка. «Трое живут на нижней полке. Один спит на верхней. Пересменка раз в три-четыре часа, — рассказывает РИА Новости историк Максим Костышев. — Идеально — договорятся сами, нет — рявкнет комендант и помощники.

1 / 3
Жилая зона противоатомного убежища С-2 в Севастополе

Каждому выдают по десять литров воды в сутки плюс сухой паек. Должности и погоны роли не играют. Понятий дня и ночи не существует. Дважды в сутки — влажная уборка». 

В боевых условиях воздух нагнетается в убежище под избыточным давлением — при нарушении герметичности это позволит выбить наружный слой зараженного воздуха и не пропустить внутрь радиацию или отравляющие вещества. На входе и выходе — дозиметрические посты, в медблоке ­— все необходимое для операций любой сложности. 

1 / 5
Операционная медицинского блока противоатомного убежища С-2 в Севастополе

Полная автономность бункера — семь суток. За этот срок, по расчетам специалистов, радиационный фон успеет снизиться почти до уровня естественного. Выйти на поверхность можно будет если не в верхней одежде, то в костюме ОЗК точно.

1 / 3
Образцы защитной экипировки в музее противоатомного убежища С-2, Севастополь

Противоатомное убежище С-2 строилось по прямому приказу Сталина. Сдали объект уже после его смерти, в середине 1950-х. Отношения между СССР и США накалены до предела. Американцы активизируются на Ближнем Востоке и вводят в Средиземное море авианосную группировку 6-гo флота. С палубными самолетами и спецбоеприпасами на борту.

Военные корабли ВМФ США — ракетный крейсер Томас С. Гейтс и фрегат Кауфман — прибыли на главную базу Черноморского флота ВМФ СССР.
Военные корабли ВМФ США — ракетный крейсер «Томас С. Гейтс» и фрегат «Кауфман» — прибыли на главную базу Черноморского флота ВМФ СССР

Севастополь первым попадает под военно-стратегическую программу  защиты городов от ядерного оружия. Фактически превращается в испытательный полигон для отработки технологий подземного строительства, укрытия предприятий, населения, запасов продовольствия и оружия.

Тайна горы Таврос

Тем временем штаб ВМФ спешно продумывал стратегию обороны на юго-западных рубежах страны. Начали с усиления Черноморского флота. Его вооружили ядерными ракетами и сформировали мощную группировку, готовую в любой момент выйти в Средиземное море, чтобы нанести массированный ответный удар.

Секретно строятся новые пункты базирования кораблей, аэродромы морской ракетоносной авиации, укрытые оружейные арсеналы, склады боеприпасов. Тогда же, в 1954-м, командование обратило внимание на Балаклаву. Рельеф бухты оказался настолько удобным, словно о военной базе позаботилась сама природа. 

«За семь лет тут построили первый объект, — научный сотрудник Военно-исторического музея фортификационных сооружений Татьяна Колесникова показывает на массивные своды, выдерживающие прямой удар 100-мегатонной термоядерной бомбы. — В скальной породе пробили штольни, отделали их бетоном, армированным стальными прутьями. Толщина перекрытий достигает трех метров, сверху — 120-метровая скальная крыша».

Потерны объекта 825 ГТС в Балаклаве, способные выдержать прямой ядерный удар
Потерны объекта 825 ГТС в Балаклаве, способные выдержать прямой ядерный удар

У входа в потерну — шахтерские каски с фонарями, обломки рельсов, ржавая вагонетка. На таких советские военные строители и метростроевцы вывезли из горы Таврос тысячи тонн мраморовидного известняка. Породы, которую не берут даже отбойные молотки.

Входная потерна противоатомного убежища С-2, Севастополь
Входная потерна противоатомного убежища С-2, Севастополь

Проходчики бурили в скале шурфы и рвали ее зарядами тола. Обломки вывозили тайно, ночами, в промежутках между пролетами американских спутников. Грузили на баржи и топили в море.

«Общая площадь внутренних помещений — 19 тысяч квадратных метров, — сообщает Колесникова. — Сквозь гору пробит подземный канал 608 метров длиной и восемь глубиной. В случае атомной бомбардировки Севастополя в нем укрылись бы подлодки 14-й дивизии со спецбоеприпасами, подготовленными для удара возмездия по 6-му флоту США. Помещались либо девять малых субмарин, либо семь средних. После получения от разведки данных о подготовке к войне вход и выход наглухо блокировались 150-тонными морскими воротами — батапортами. Они закрывались по тревоге за считанные минуты, опоздавших никто не ждал».

В недрах горы Таврос спрятаны сразу два объекта — 825 ГТС и 820 РТБ. Первый — с сухим доком — предназначался главным образом для укрытия и ремонта подлодок, на втором хранили и снаряжали ядерные боеголовки торпед и ракет. Уровень секретности был таким, что работавшие на одном объекте не догадывались о существовании другого. Местных жителей на западный берег Балаклавской бухты не пускали. 

Схема подземного комплекса по укрытию и ремонту подводных лодок в Балаклаве, объект № 825 ГТС
Схема подземного комплекса по укрытию и ремонту подводных лодок в Балаклаве, объект № 825 ГТС

Как и в гражданских противоатомных убежищах, тут всегда был запас топлива, воды и продуктов, который регулярно обновлялся. Работали столовые, душевые, прачечные. Продуманная подземная инфраструктура обеспечивала месяц комфортного проживания трем тысячам человек — командованию, экипажам подлодок, инженерам, рабочим, обслуживающему персоналу.

1 / 3
Сохранившиеся коммуникации в подземном канале объекта 825 ГТС в Балаклаве

Даже сейчас, спустя 60 лет, белые своды технических коридоров хранят отпечатки деревянных досок опалубки. Высококачественный марочный бетон нигде не потрескался и не раскрошился. Причудливые изгибы потерн служат единственной цели — в случае сноса защитных дверей максимально рассеять чудовищную энергию атомного взрыва. 

Потерна подземного объекта 825 ГТС, пробитая в горе Таврос, Балаклава
Потерна подземного объекта 825 ГТС, пробитая в горе Таврос, Балаклава

Впрочем, это самый негативный сценарий. Двери должны выдержать. Их тут несколько, на всех входах и выходах. Массивные, железобетонные, с обрезиненными для герметичности проемами. Десятитонные створки выгнуты вперед, навстречу ударной волне. Действуют по шлюзовому принципу — закрывается одна, только после этого открывается вторая. Это позволяет защитить внутреннее пространство и его обитателей от воды, дыма, радиации, боевых отравляющих веществ.      

1 / 4
В коридорах военных объектов 825 ГТС и 820 РТБ, Балаклава

Внутри ядерного арсенала поддерживался особый микроклимат — температура не выше 15 градусов Цельсия, влажность не более 60 процентов. Стены некоторых помещений обшиты листами волнистого шифера — оригинальный способ победить многократное эхо.

Входной портал из соображений маскировки освещался синим светом и открывался только по ночам — для приема очередной партии боезарядов, доставленных с материка. Работать с ними могли лишь офицеры и мичманы с высшей формой допуска № 1. 

В лабиринтах истории

Укрытие для подлодок в Балаклаве — пожалуй, самый крупный подземный объект в Крыму, однако далеко не единственный. Только в окрестностях Севастопольской бухты их насчитывают около 360. Многие так и не были введены в строй.

Макет мины в подземном канале объекта 825 ГТС в Балаклаве
Макет мины в подземном канале объекта 825 ГТС в Балаклаве

«В 70-х стало ясно, что на случай ядерной войны нужен защищенный командный пункт для оперативного управления Черноморским флотом, — объясняет РИА Новости историк Валерий Иванов. — Предполагалось, что главный удар придется на Севастопольскую бухту. Поэтому КП решили разместить подальше — в урочище Алсу. Там нашли интересную гору с отметкой 580 метров над уровнем моря. Расстояние до центра города — 22 километра».

Секретный бункер не достроили — помешал развал СССР. На начало 90-х так называемый объект № 221 был готов на 93 процента. В толще породы пробиты два входных портала длиной полкилометра каждый.

1 / 2
Краснознаменный Черноморский флот, связист на вахте

Они ведут в самое сердце горы, где на глубине 200 метров построены два четырехэтажных здания высотой 16 и длиной 160 метров — блоки А и Б. Там предполагалось оборудовать штабы, командные пункты и жилые зоны. Изнутри все помещения были укреплены бетоном и обшиты толстым листовым металлом, не пропускающим радиоволны. Сейчас объект заброшен и разграблен — листы и арматуру растащили на металлолом, лестницы и люки насквозь проржавели.    

Схема защищенного командного пункта Черноморского флота в урочище Алсу под Севастополем, объект № 221
Схема защищенного командного пункта Черноморского флота в урочище Алсу под Севастополем, объект № 221

Некоторым подземным сооружениям советской эпохи повезло больше. Так, объект № 100 — двухдивизионная батарея противокорабельных крылатых ракет П-35 на мысе Айя — тоже разворовали при власти Киева, но частично восстановили после воссоединения Крыма с Россией. Сейчас один дивизион стоит на боевом дежурстве и держит под прицелом широкий сектор Черного моря. Пусковая установка размещена на высоте 400 метров. 

Кроме наследия холодной войны, под Севастополем и окрестностями сохранилась разветвленная система бункеров и казематов, построенных в годы Великой Отечественной и ранее. В непростые для страны времена город не раз уходил под землю. В заглубленных погребах и склепах с середины 1920-х хранились артиллерийские снаряды, пороховые заряды, работали лаборатории для изготовления взрывчатки. 

1 / 3
Разрушенные немецкими бомбардировками здания на улице Ленина в Севастополе

Кроме того, имелись подземные узлы связи и командные пункты, убежища химзащиты. За 250 дней героической обороны Севастополя в 1941-1942 годах военные построили более шестисот убежищ для населения, «зарыли» под землю множество заводов и мастерских. Севастополь превратился в автономную морскую крепость, за взятие которой вермахт заплатил тысячами жизней солдат и офицеров.

1 / 2
Линкор «Севастополь» ведет огонь по вражеским позициям в Северной бухте

В центре действовал командный пункт, из которого адмирал Филипп Октябрьский руководил обороной. Выхлопную трубу подземного дизельного двигателя замаскировали под чугунный столб.    

1 / 2
Адмирал Филипп Октябрьский на катере во время празднования Дня Военно-Морского Флота

В середине лета 1942-го ситуация в Севастополе катастрофическая. Город задыхается в осаде и захлебывается кровью. Тяжелые снаряды рвутся в центре и на окраинах. Советское командование понимает: город придется оставить. Начинается эвакуация раненых, саперы минируют штольни с оставшимися боеприпасами и военным имуществом.

1 / 3
Филипп Октябрьский (в центре), Петр Бондаренко (справа) и Николай Кулаков (слева) на крейсере «Красный Крым»

«Высоко над Инкерманом поднималась длинная, уходящая далеко на юг скалистая стена, — писал в дневнике командующий 11-й армией Эрих фон Манштейн, получивший за взятие Севастополя чин генерал-фельдмаршала. — Когда наши войска ворвались в Инкерман, вся скала за населенным пунктом задрожала от чудовищной силы взрыва. Стена высотой примерно 30 метров обрушилась на протяжении около 300 метров».

1 / 2
Самолет Як-9 во время обороны Севастополя

Все взорвать не успели. Когда город пал, немцы тщательно исследовали многочисленные тоннели и убежища. За два года они составили объемный научный труд о фортификационных сооружениях Крыма и Севастополя. После войны этим занимались советские и российские специалисты.

Замурованные входы в тоннели, ведущие неизвестно куда, находят в Крыму до сих пор. 

Рекомендуем
Алена Водонаева
Водонаева вновь оскорбила получателей маткапитала
Президент США Дональд Трамп на Всемирном экономическом форуме в Давосе
AP опубликовало запись беседы Трампа о противостоянии России и Украины
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала