Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

 

«Нас вроде бы и нет» 

Борьба за выживание в деревне среди Питера

Татьяна Кирсанова

Их не замечают более полувека. Тем не менее в Приморском районе Санкт-Петербурга продолжает жить самая настоящая деревня. Жить и пахнуть. По-своему. Здесь есть все, что должно быть в селе: печное отопление, вода из колонки, газ из баллонов, туалет в виде дырки в полу. Вот только все эти «удобства» — не в захудалых пятистенках, а во многоквартирных домах.

Дышите — не дышите

Из достопримечательностей жители Большой Каменки выделяют автобусную остановку, барак, магазин и клуб, который, правда, давно сгорел. Проезжая по деревенской улице, старательно фиксирую каждую из них.

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Деревня Большая Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга

Остановка без крыши и скамейки. И это несмотря на то, что единственный автобус, соединяющий совхозные угодья с городской инфраструктурой, ходит раз в два часа. Барак — он и в Африке барак, магазин — в лучших традициях «зари перестройки», от клуба остались одни воспоминания. На душе пусто и уныло. Погода и пейзаж за окном автомобиля вторят настроению: здесь царят ветхость и запустение.

1 / 3
Улица в деревне Каменка

Припарковавшись у одной из деревенских двухэтажек, идем во двор. Открывшаяся картина улучшению настроения не способствует: годами сохнущие на заборах вытертые до дыр ковры, покосившиеся, заваленные на все стороны света сараи, горы старых досок, деревянных поддонов и просто откровенного хлама. А посреди этого великолепия — яркая, разноцветная детская площадка. Как бельмо на глазу или привет из будущего. И ни души.

Вдруг из-за угла показывается пожилой мужчина. Направляемся к нему: «Вы здесь живете?» Узнав, что мы московские журналисты, Александр Николаевич Харитонов, как он отрекомендовался, приглашает в гости. «Сами все увидите, только носы поберегите сейчас», — открывая дверь в подъезд, предупреждает он. Через секунду убеждаемся: это было не лишним. В парадном, как в Питере именуют подъезды, такой аромат, что не сразу понимаешь — попал ты в жилой дом или общественную уборную советской эпохи.

«Да у нас же все дерьмо — пардон, продукты жизнедеятельности — прямо в подвале плавает, — поясняет Харитонов. — Поэтому без средств химзащиты лучше не входить».

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Александр Николаевич Харитонов, житель деревни Каменка

Квартира Александра Николаевича расположена на первом этаже. Характерный запах, говорит он, здесь не выветривается никогда: «Что вы, сейчас еще терпимо, холодно потому что. А вот летом, в жару… Да вы приезжайте, словами это благоухание не опишешь».

Пенсионер открывает дверь в санузел. «Тут у нас прачечная, так сказать. Вот стиральная машина, вот бочка, вот насос — технология, в общем, — с гордостью демонстрирует он чудеса собственной инженерной мысли. — Да, водопровода нет у нас. И воду мы с колонки носим. Но я придумал, как жене облегчение в быту сделать, и соорудил такую вот систему. В бочку воды натаскаем, насос подключим, он и подкачивает в стиралку, кончается вода, мы добавляем. Хлопотно, но все же лучше, чем руками».

Затем хозяин ведет в самое интимное помещение любого жилья — туалет. «Вот, унитаз у нас тут. Все как у людей. А для смыва тоже есть решение, примитивное — ковш и ведро», — шутит он. Харитонов рассказывает, что еще недавно в отхожем месте все сохранялось так, как задумали проектировщики.

«Наша система канализации — это дыра в полу, напрямую сообщающаяся с выведенной в подвал трубой. То есть подвал и есть канализационный накопитель». По его словам, время от времени, когда жилконтора забывает заключить договор с ассенизаторами, под домом скапливается такое количество продуктов жизнедеятельности, что вонючая жижа булькает под полом и сочится через подвальные продухи.

Запастись дровами

Александр Николаевич приехал в Большую Каменку в 1973 году. «Родился-то я в Сестрорецке. А после армии решил сюда на работу устроиться — в совхоз, шофером. Совхоз — «Пригородный» он назывался — крепкий был. Скотные дворы, свинарники, пилорама, поля огромные, выращивали и картофель, и морковь, и свеклу. Земля тут хорошая, жирная. Да и для людей все было хорошо устроено: детсад, ясли, школа-восьмилетка, стадион, клуб. Жилье давали. Я невесту привез, поженились, двое сыновей друг за другом родились. Сейчас внуков уже пятеро — три девочки и двое мальчишек».

Пенсионер вспоминает, что в советское время за жилье он платил четыре рубля восемь копеек. Сейчас (без учета электроэнергии) — тысячу двести. «За что — непонятно. Мытье полов и содержание мест общего пользования. Правда, этим летом нам крышу подлатали, стены в парадном покрасили и двери поменяли. Нет, не металлические они — фанерные, просто выкрашены в серый цвет. Убирают в подъездах тоже раз в год по обещанию».

Харитонов сетует, что жилконтора здесь, в Каменке, не работает уже несколько лет.

«За любой бумажкой в город надо ездить — на Авиаконструкторов. Жена там сейчас, перерасчет за воду делает. Нам насчитали аж семь кубов. Куда столько? Это и целому дому не израсходовать. Да, платим за воду, которую из колонки берем. А из города приезжают на машинах и берут бочками сколько захотят, вода-то у нас вкусная».

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Водоразборная колонка в деревне Каменка

Александр Николаевич приглашает в комнату. Слева при входе высится печка — чугунный цилиндр от пола до потолка. «Нет, не топим пока, отремонтировать ее надо. Я колосники купил, но набегался, пока искал, уголки ребята с бывшей работы нарезали. А где их взять? Уже не выпускает никто. А главное, дрова нормальные трудно найти. Вот, привозят нам барыги поддоны старые, заборы сломанные. Покупаем. А сараи-то развалились, поэтому даже такие дрова хранить негде».

1 / 2
Колосники для чугунной печки в квартире Харитоновых

Дрова жителям Большой Каменки нужны не только для обогрева, но часто и для приготовления пищи. «Видите, у нас раритет какой? — показывает на кухне огромную допотопную плиту хозяин. — Ее тоже дровами раскочегариваем. Да, газ есть у нас, баллонный. Бывает, в холодное время года купишь его, продавцы говорят: зимний, а он — летний. Мороз стукнул, и все — замерз. Тогда и выручает старушка наша: и поесть приготовить, и кухню обогреть».

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Кухня жилого дома в деревня Каменка

Пройдясь по квартире, вижу: чего-то здесь не хватает. Спустя мгновение понимаю — привычной всем ванной комнаты или хотя бы душа. «Ну какая ванная? Забыли? Водопровода-то нет. Нет, мы моемся, конечно. Не совсем уж мы тут дикари, — в шутку обижается пенсионер. — В баню в соседнее Парголово ездим. У меня и своя банька есть — сам соорудил. Вон, крышу во дворе видите? А давайте я вас с невесткой познакомлю — Кристиной, она человек образованный, лучше про наше житье-бытье вам расскажет. Сейчас позвоню ей: они в этом же подъезде, на втором этаже. Я же пока с внучком позанимаюсь, год и десять месяцев ему всего. Петром зовут».

Детские трудности

Через некоторое время в квартире Харитоновых появляется симпатичная молодая брюнетка с маленьким сыном на руках. Мальчик крепко обхватил маму за шею и наотрез отказался покинуть ее даже на минуту.

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Кристина Харитонова с сыном

«У нас трое детей — еще две дочки-школьницы, — знакомясь, объясняет Кристина. — Поскольку мы многодетные, стоим в очереди на расселение. Не знаю, долго ли ждать. Но хоть надежда есть, что выберемся отсюда. А вот пожилым не на что рассчитывать. Многие уже не дождались — умерли».

Кристина говорит, что складывается впечатление, будто власти ждут, когда Каменка закончит свое существование естественным путем.

«И проблема сама собой решится — думать не надо. Впрочем, похоже, никто особо и не думает. Нас вроде бы и нет. Каждый раз после обращений в разные инстанции приезжает новая комиссия и заново удивляется: как же мы тут живем? Охают-ахают и уезжают. И так до следующего раза. Дежавю».

Как мать, Харитонова в первую очередь радеет за здоровье детей. «Антисанитария тут страшная, — жалуется она. — Канализация под домом. Черный грибок, который безумно вреден, везде. Вывести невозможно. Его споры, мне кажется, выживут даже в безвоздушном пространстве. У нас черной плесенью поражены стены, потолок, на посуде она появляется, детских бутылочках. И не отмоешь. Приходится каждые две недели новые ребенку покупать».

В округе обитают полчища крыс. «Они у нас вроде домашних животных. Даже дети их уже не боятся. Я не успеваю крысоловки ставить», — говорит Кристина. А по поводу запаха канализации в доме лишь вздыхает: «Знаете, этот, с позволения сказать, аромат преследует меня везде. Прихожу на работу, и кажется, что от меня пахнет. Детей все время обнюхиваю. У меня в сумочке всегда лежит дежурный флакон духов. Но даже хороший парфюм не способен перебить намертво сидящий на мне «запах родины».

Другая больная для Харитоновой тема — образование маленьких жителей Каменки. «Я в школе работаю, учителем. И мне так обидно, что наши дети в школу ходят через раз. А все потому, что им бывает попросту не на чем доехать. Автобус курсирует раз в два часа, машина всего одна: если сломался — транспортное сообщение с деревней прерывается минимум на полдня. Некоторых возят родители, но это же не все могут. Люди работают. Иные подростки вообще бросают школу, мотивируя тем, что устали каждый день участвовать в квесте под названием «Доберись до школы».

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга

Из-за отрезанности от цивилизации каменская детвора лишена также возможности заниматься в кружках и секциях. «А если говорить о малышах, то им элементарно нечем заняться на прогулке. Недавно мы на собранные с жителей средства купили вот эту детскую площадку, — показывает в окно Кристина. — Списанную. Так теперь к нам вся округа ходит гулять. Дети на горку в очереди по полчаса стоят. Понятно, ведь до того единственным развлечением было камешки в лужу бросать. Благо, во время дождей она разливается на весь двор — до размеров Финского залива».

Не видим повода

Рассказ собеседницы прерывает звонок в дверь. На пороге — еще одна местная жительница, Зиляра Хабибуллина. Ее пригласила Кристина. «Зиля у нас единственная, у кого не опустились руки в борьбе за светлое будущее, — иронизирует она. — Правда, толку от ее борьбы пока немного, но вода, как известно, камень точит».

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Зиляра Хабибуллина, жительница деревни Каменка

У Зиляры в руках кипа документов. «Это и есть результат моей активистской деятельности, — с горечью усмехается она. — Гора всевозможных отписок. Из самых разных присутственных мест».

Хабибуллина говорит, что последняя комиссия была у них около полугода назад — в марте. После того, как она обратилась куда только можно: в администрацию Приморского района Петербурга, к депутатам, вице-губернатору, губернатору.

«Отовсюду пришли ответы, как две капли воды похожие друг на друга. Главная мысль: наши дома обследованы на предмет устойчивости конструкций, каких-либо повреждений и скрытых дефектов не выявлено, поэтому строения не могут быть признаны аварийными. А отсутствие водопровода, нормальной системы канализации, центрального отопления не служит основанием для отнесения к категории непригодного для жилья».

Зиля раскладывает на диване ворох бумаг и подкрепляет слова цитатами из различных документов.

«А то, что мы в дерьме по уши сидим и в помоях утопаем, — это как? У нас же даже вывоз мусора не организован. Куда хочешь, туда и девай. Некоторые, когда едут в город, в машину загружают и там в какой-нибудь контейнер выбрасывают. А большинство просто сжигают. И я так делаю. Не таскать же его с собой по городу целый день в багажнике!»

Женщина признается, что устала воевать, но не видит другого выхода.

«Понимаю, что бьюсь с ветряными мельницами. Большую Каменку пытаются расселить уже больше полувека, а она все стоит, родимая. На самом деле, умирание этой когда-то образцово-показательной местности началось еще в советское время, когда совхоз в одночасье превратился в сельскохозяйственный кооператив. В пресловутые 90-е распад достиг апогея, а дальше уже по инерции — все ветшает, разваливается и гниет. И только фекалии под нами задорно булькают».

Помогут инвесторы

Одним из адресатов в череде обращений жителей Большой Каменки значится депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга от Приморского района Андрей Анохин.

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин
Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин

«Конечно, я знаю об этой деревне, точнее, одной из городских территорий, — признался в телефонном разговоре народный избранник. — Безобразие, что говорить. Но самое интересное, что в нашем районе не одна такая Каменка. Например, на Новоалександровской улице есть аналогичный дом — с канализацией в подвале, без воды, газа и отопления. Безусловно, с этим наследием прошлого пора заканчивать. Да, недавно ко мне обратились из Большой Каменки. Я направил депутатские запросы во все инстанции, сейчас пришлю вам ответы на них по электронной почте. Почитайте, а потом созвонимся».

Вот что ответили на запрос в администрации Приморского района:

«Дом 80 по Большой Каменке 1970 года постройки, кирпичный, 2-этажный, 2 парадных, находится в управлении ООО «Жилкомсервис» № 4 Приморского района. В данном жилом доме горячее и холодное водоснабжение, центральное отопление отсутствуют по проекту. Отопление печное. Газоснабжение данного дома осуществляется от индивидуальных баллонных установок, размещенных на фасадах». Далее сообщается, что созданная согласно регламенту признания жилья аварийным комиссия не выявила разрушений кирпичной кладки, наличия плесени на лестничных клетках и протечек кровли. При осмотре здания признаков, свидетельствующих об исчерпании несущей способности, нарушений пространственной жесткости конструкций не обнаружено, а отсутствие системы централизованной канализации и водоснабжения не может служить основанием для отнесения помещений к разряду непригодных для жилья. «В настоящее время многоквартирный дом по адресу: ул. Большая Каменка, дом 80 не признан аварийным и подлежащим сносу или реконструкции».

Деревня Каменка — историческая территория в Приморском районе Санкт-Петербурга
Ассенизаторская машина в деревне Каменка

У вице-губернатора депутату Заксобрания ко всему вышесказанному добавили, что капитальный ремонт в домах 79 и 80 по Большой Каменке предусмотрен в соответствии с графиком региональной программы — в 2033-35 годах. И напомнили, что местные жители, нуждающиеся в улучшении условий и стоящие на учете, вправе участвовать в целевых программах Санкт-Петербурга.

«Вот такие дела, — продолжает телефонный разговор Анохин. — То есть воз и ныне там. Но ситуацию необходимо переломить: Каменку нужно расселить. Мы решили обратиться к инвесторам. Там же обширнейшее строительство идет сейчас. По соседству буквально. Вы там были? Значит, видели огромные застраиваемые площади на подъезде к деревне. Вот туда мы и пойдем. Официально уведомляю вас: на ноябрь у меня запланированы встречи с властями, в частности с губернатором. И одним из обсуждаемых вопросов станет расселение Большой Каменки. Планируем выйти на встречу с предложением по вовлечению этой территории в конкретный инвестиционный проект. Если объективно, других путей решения проблемы я не вижу».

Провожая нас до машины, Зиля и Кристина задают вопрос, который волновал их с первой минуты встречи: «Как думаете, будет толк от вашей публикации?» И столько надежды было в глазах женщин, ежедневно таскающих ведра с водой на второй этаж, что захотелось с уверенностью ответить: «Конечно!»

1 / 2
Вид из окна квартиры Харитоновых

Но вспомнились полувековые перипетии Каменки на пути к цивилизации и, честно говоря, нужного тона не получилось. Ограничились размытым: «Будем надеяться».

«Надежда ведь умирает последней, — невесело улыбнулись собеседницы на прощание. — А мы, несмотря ни на что, верим, что когда-нибудь, войдя в дом, сможем вдохнуть полной грудью и услышать запах своего жилья, а не выгребной ямы».

Рекомендуем
Соколова привезли на Мойку для проведения следственных действий
Соколова привезли на следственный эксперимент в бронежилете
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала