Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

«Пересилила себя и пришла» 

Один день в кафе, где бесплатно кормят стариков

Мария Семенова

Потерявший зрение дальнобойщик, вдова, всю жизнь отработавшая конструктором в НИИ, и даже испытатель космической техники — все они регулярно приходят в благотворительное кафе «Добродомик», где им бесплатно выдают первое, второе, компот и «витаминки» — тарелочку нарезанных яблок. Для одних пенсионеров это скорее повод «выйти в свет», для других — экономия денег, которая в буквальном смысле помогает выжить.

«Здесь есть зубочистки»

Московский «Добродомик» находится на Тушинской, 12. Официально кафе открылось 22 октября, но фактически работает с седьмого числа. О «Добродомике» узнают в основном благодаря сарафанному радио: «в автобусе знакомая подсказала», «на остановке услышал», «подруга привела». Когда мы пришли в рабочее время, все места были заняты, а дверь то и дело открывалась, впуская новых посетителей. 

Посетители заходят в Добродомик
Посетители заходят в "Добродомик"

На столах и подоконниках — композиции из цветов, гости сидят на массивных зеленых креслах, на входе есть откидной пандус для инвалидов-колясочников. Пенсионеры хвалят еду, но тихонько обсуждают между собой, как проверить, соблюдаются ли санитарные нормы на кухне, фиксируют про себя множество мелких деталей.

«Вы знаете, мы ходили в центр соцобслуживания, там тоже бесплатное питание для пенсионеров. Но здесь есть соль, перец, зубочистки, а там нет, и все пресное, а тут домашнее. Я пришла второй раз, мне нравится. И мальчики молодцы — шустрые», — замечает пенсионерка Ирина Мурзина.

Официанты то и дело выныривают из кухни, расставляют еду на столах и быстро возвращаются за новыми порциями. Большинство — добровольцы, хотя на смене всегда есть несколько оплачиваемых сотрудников. Разговаривать с журналистами им некогда — с волонтером Алиной мы успеваем пообщаться, пока она быстро раскладывает по тарелкам макароны с котлетами и салат из красной капусты.

«Я работаю в ресторане, буду помогать в свободное время. На самом деле тяжеловато, но за работой забываешься: бегаешь и не думаешь об усталости», — говорит девушка.

Ее коллега Анастасия в обычной жизни тоже работает официанткой и занимается конным спортом.

«Мне нравится, что можно сделать доброе дело. Эмоционально это очень приятно, пенсионеры так радуются, благодарят. Буду приходить по выходным. Извините, я побегу», — бросает она и мчится на кухню с подносом грязной посуды.

«Сначала собаки и обезьяны, потом мы»

За одним из столиков расположился пожилой мужчина с медалью на лацкане.

Федор Родионович Шкиренко
Федор Родионович Шкиренко показывает удостоверение космонавта Федерации космонавтики России

При знакомстве он первым делом достает из внутреннего кармана пиджака красную корочку Федерации космонавтики России. Это Федор Родинович Шкиренко, его и других испытателей называют «космонавтами № 0» — они участвовали в сотнях наземных экспериментов, проводившихся до легендарного полета Юрия Гагарина. 

«Ракета — уже последний этап, а до того нужно пройти тысячи испытаний. Сначала обезьяны и собаки, затем мы, только потом уже космонавты. Мы на земле все должны обкатать: были эксперименты в центрифуге, барокамере, на качелях Хилова (установка для исследования вестибулярного аппарата. — Прим. ред.). Были перегрузки в 8g. Если мы выдержали, значит, и человек в космосе справится», — рассказывает Шкиренко.

Потом Федор Романович работал с радиоактивными препаратами в НИИ медико-биологических проблем. На пенсию из-за вредных условий труда ушел в 50 лет — 32 года назад.

Федор Шкиренко, испытатель космической техники
Федор Шкиренко, испытатель космической техники

Шкиренко — единственный, кто не жалуется на нехватку денег: «Дело не в том, что дома еды нет. Здесь как-то приятней: общение, друзья появляются. И никаких забот — пообедал да гуляй».

«Теперь можно немного полениться»

А вот Антонина Голубева и ее сын Игорь приходят сюда, чтобы сэкономить. Они живут неподалеку. Антонине 67 лет, Игорю — 46. Шесть лет назад он потерял зрение, диагностировали атрофию зрительного нерва. Вообще-то, благотворительное кафе рассчитано только на пенсионеров, однако для Игоря сделали исключение.

Игорь и Антонина Голубевы (на втором плане) за обедом
Игорь и Антонина Голубевы (на втором плане) за обедом

«С двадцати лет работал. Последнее время был дальнобойщиком, возил пожарное оборудование в Петербург, Псков, Нижний Новгород. Первый год было тяжело без зрения, потом обвыкся. По дому все делаю сам: уборка, стирка, готовка по возможности. Хорошо, что кафе открылось, можно немного полениться и не делать обед», —  признается Игорь.

Антонина про себя рассказывает немного: «Я  сама инвалид — мне тазобедренный сустав поменяли. До пенсии все по заводам и фабрикам — рабочий человек. Закончила уборщицей. Сейчас на пенсию живем».

«Как может хватать пенсии?» 

В разных концах кафе примерно одинаковые разговоры: еда хорошая, порции даже слишком большие, пенсии не хватает.

Диалог за одним из столов.

— Это большое подспорье. Недавно с глазами лежала, лечила глаукому, много потратила. Мне 83 года, уже тяжело готовить. Сын отдельно живет: помогает, квартиру оплачивает, продукты иногда приносит, но все равно пенсия быстро уходит. Пойдешь в аптеку — пяти тысяч нет. От давления, сердечные, глазные капли очень дорогие, кто пользуется, может сказать. Да? — обращается к соседке Раиса Скоркина, пожилая женщина в опрятной белоснежной кофточке. Она ест аккуратно, старается не расплескать суп, пока подносит ложку ко рту дрожащими руками. 

— Я только «Тауфон» капаю, а вы?

— Так вы лишь прочищаете, а мне надо лечить глаза — давление. У меня «Тауфон», «Тимолол», «Ксалатан», — перечисляет пенсионерка.

В этот момент к столику подходит официантка.

— Витаминки! — сообщает девушка, ставя на стол тарелку с яблоками.

Раиса Скоркина за обедом
Раиса Скоркина за обедом

Спрашиваю, чем Раиса Александровна занималась до пенсии, и она сразу оживляется: «Я всю жизнь была конструктором. Отработала сорок лет в НИИ автоматики. Начала чертежницей, а закончила старшим инженером. Была замужем, все у меня было хорошо. Но мужа уже 12 лет как нет».

«Однажды зашел дедушка…» 

«Добродомики» есть в Санкт-Петербурге, Оренбурге и Москве. Еще один строится сейчас в северной столице, рассказывает руководитель проекта Александра Синяк.

В обеденное время здесь многолюдно
В обеденное время здесь многолюдно

Хотя большинство посетителей благодарят сотрудников кафе, были и неприятные эпизоды. «Однажды собес в Санкт-Петербурге, не предупредив нас, раздал приглашения пообедать бесплатно. Бабушки приехали и, думая, что это государственная история, начинали возмущаться из-за медленного обслуживания (а если 700 человек в день, иногда приходится и подождать). Узнав, что это благотворительный проект, больше вопросов не задавали», — объясняет Синяк.

Руководитель проекта Александра Синяк
Руководитель проекта Александра Синяк

Сама идея возникла случайно.

«У нас с супругом был обычный бар в Санкт-Петербурге. Однажды туда зашел дедушка, мы не хотели брать с него деньги, а чтобы не обидеть, сказали, что у нас такая акция — бесплатные обеды пенсионерам, ветеранам и блокадникам. Он стал приходить постоянно, но один раз новая официантка взяла с него оплату и он пропал. Нас мучила совесть, и мы повесили объявление, что кормим пенсионеров бесплатно. Не ожидали, что уже через десять дней кафе будет переполнено. В итоге мы приняли решение открывать «Добродомик», потому что мест не хватало», — вспоминает Александра.

Хотя московское кафе открылось недавно, о нем уже знает вся округа, сюда ежедневно приходит около 500 человек. «Добродомик» рассчитан на тысячу посетителей в день. Здесь принимают практически всех пенсионеров, единственное условие — чистая одежда и отсутствие неприятных запахов.

В Москве пожилые люди могут пообедать бесплатно с 12 до 16 часов, а в вечерние и утренние часы кафе принимает обычных клиентов, которые оплачивают счет.

«Любой человек, приходящий сюда, участвует в добром деле. Чем больше платных посетителей, тем быстрее кафе перейдет на самоокупаемость, тем больше «Добродомиков» мы сможем открыть», — говорит Синяк.

На второе - макароны с котлетами
На второе — макароны с котлетами

Благотворительное кафе на Тушинской появилось благодаря пожертвованиям певца Эмина Агаларова: он узнал о «Добродомике» и предложил создать московский филиал. Впрочем, помочь может любой — достаточно зайти на сайт фонда и подарить обед пенсионеру. В Москве это 75 рублей, в Петербурге — 55.

«Так тронуло!»

Галина — невысокого роста, очень хрупкая, с печальными карими глазами. На интеллигентном лице золотая оправа очков. Она не называет фамилию и застенчиво отводит глаза после вопроса о фотосъемке: «Может быть, не надо?»

Пришла в «Добродомик» второй раз.    

«Долго думала, идти или нет. Но у меня случились непредвиденные расходы — электросчетчик нужно было поменять, потратила три тысячи из пенсии. Волей-неволей пересилила себя. Но когда открыла дверь, сразу поняла, что я по адресу: здесь не чувствуешь ни грамма унижения. Так тронуло! В наше время это редкость», — признается Галина.

Она не понаслышке знает, насколько тяжело просить о помощи и получать грубый отказ. Еще в предпенсионном возрасте Галина оставила работу, чтобы ухаживать за отчимом, слегшим после инсульта, и помнит свои обращения в соцзащиту за поддержкой.

«С отчимом надо было находиться рядом 24 часа в сутки. Мы с мамой попросили оказать материальную помощь, мне сказали: «Идите работать». А когда? Ночью?  Мне платили 1200 рублей — а тому, кто ухаживает за ребенком, тогда давали намного больше. По моему мнению, о малыше заботиться проще, у него положительная динамика, а тут и физически, и морально очень тяжело: каждый день видишь, как человек угасает. А когда я вышла на пенсию, 1200 платить перестали, хотя я была сиделкой по-прежнему — просто парадоксально», — Галина разводит руками.

Она ухаживала за отчимом семь лет — тяжелые времена.

«Мы с мамой продали все, что можно», — вздыхает Галина. Сейчас ее родителей уже нет в живых. «Я осталась одна».

«Надо жить»

До того, как у отчима случился инсульт, Галина была занята в сфере туризма: не только сама продавала путешествия, но и ездила с группами в качестве гида. Не без гордости вспоминает, как быстро росла фирма, в которой она работала: «Когда я пришла, в штате было всего четыре человека, а потом стало сто четыре». До туризма трудилась в пенсионном фонде. Об этом Галина говорит с горькой иронией: начисляла выплаты пожилым людям, а сама в шестьдесят лет оказалась в столь тяжелой финансовой ситуации.

Во время нашего разговора она держит в руках книгу жалоб и предложений. На одной из страниц — ее подробный отклик: благодарность официантам (названы поименно), спонсору московского «Добродомика» Эмину Агаларову и даже его отцу. Галина будет заглядывать в «Добродомик» и дальше — «но только по необходимости».

«Жизнь продолжается, поначалу я руки опустила, а теперь думаю: «Нет, мои были бы очень недовольны этим. Надо жить».

 

Рекомендуем
Телеведущий Максим Галкин
Галкин прокомментировал сообщения об отмене его концертов
Соколова привезли на Мойку для проведения следственных действий
Соколова привезли на следственный эксперимент в бронежилете
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала