Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Религия и мировоззрение

"Там просто не выживали": что осталось от "русской Атлантиды"

© РИА Новости / Алексей Куденко / Перейти в фотобанкЗатопленная водами Угличского водохранилища колокольня Никольского собора
Затопленная водами Угличского водохранилища колокольня Никольского собора
МОСКВА, 9 окт — РИА Новости, Алексей Михеев, Дарья Ганиева. Молога давно значит гораздо больше, чем просто название города. Это собирательное имя для всех ушедших под воду Рыбинского водохранилища деревень и поселений. Вместе с домами были затоплены десятки храмов и монастырей, в спешке "соцсоревнования" зачастую их даже не разрушали. О том, как неравнодушные люди пытаются вернуть жизнь на берега рукотворного моря — в материале РИА Новости.

Вещий сон

Деревня Артемьево на пути из Ярославля в Рыбинск, что в 13 километрах от старинного Тутаева, столетиями была просто точкой на карте. Но уже 12 лет сюда приезжают туристы и паломники — посмотреть на церковь Рождества Христова, построенную простой деревенской женщиной Зоей Поповой. В этом году ей исполнился 81 год. В Артемьево они с мужем переехали "на свежий воздух" — у пенсионерки астма. И там ей однажды приснился сон, который резко изменил ее жизнь.
"Вроде бы вышла рано утром корову подоить, поднимаю голову, а тут стоит белоснежный храм, и от куполов — как на Пасху! — лучи в небо. Я говорю: "Господи!" И просыпаюсь. После этого решила: надо строить храм", — рассказывает Зоя.
Родилась она в Мологе — городе, известном с XI века. Он полностью ушел под воду в 1940 году — в результате строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов. В стране тогда решили создать одно из самых больших рукотворных морей, перекрыв плотинами Шексну и Волгу. Семья Поповых погрузила на плот дом, "сложенный, как клетку", и навсегда покинула родные места. В Рыбинском музее есть документы, свидетельствующие: многие из стариков уезжать отказались, заперлись в своих домах и утонули вместе со всеми старинными усадьбами, храмами и монастырями.
Вот и приснившаяся церковь напомнила Зое о тех святынях и людях, рядом с которыми она росла в Мологе.
Когда пенсионерка сказала, что начинает строить храм в Артемьеве, муж, дочь и внуки сначала ушам не поверили. Но во всем поддержали. Пожертвования Попова собирала семь лет — вышло чуть больше семи тысяч рублей. Архитектор согласился сделать проект бесплатно. Потом с деньгами непосредственно на возведение здания помогли и московские меценаты.

"Никогда такого не видел"

Но стройка поначалу не двигалась — рабочие обманули. Муж Зои Александровны слег с инсультом от переживаний. Тогда бабушка решила сама стать прорабом — и храм, на который семь лет собирали деньги, вырос всего за семь месяцев. Фундамент Зоя отделала сама — средства выручила, продав всех своих трех коров.
Настоятелем храма стал отец Дмитрий Воронов. Сам он из Москвы и говорит: немало ездил по России, но таких примеров возведения церкви еще не видел.
"Чтобы человек сам брался, не меценатствующий, не бизнесмен — такого не знаю. Это вообще не совсем обычный, не простой приходской храм. Сюда приезжают те, кто ищет особой молитвы", — отмечает священник. Фактически церковь Рождества Христова в Артемьеве стала памятью об ушедших под воду святынях Мологи.
© РИА Новости / Юрий Шаров / Перейти в фотобанкРазвалины города Мологи, затопленного при строительстве Рыбинского водохранилища, в Ярославской области
Развалины города Молога, затопленного при строительстве Рыбинского водохранилища, в Ярославской области
Развалины города Мологи, затопленного при строительстве Рыбинского водохранилища, в Ярославской области
Сейчас в деревне живет меньше шестидесяти человек, и здесь нет даже воды. Внутри церковной ограды бабушка Зоя вырыла единственный на всю округу колодец. Останавливаться в своих созидательных порывах она не собирается — на очереди строительство дома для паломников, которых с каждым годом в Артемьеве становится все больше.

Финская глушь

Известный миссионер иеромонах Димитрий (Першин) вместе с молодежью из "Братства православных следопытов" в 2012 году оказался в Максатихе — небольшом поселке в Тверской области на реке Мологе. Там путешественники, по словам отца Димитрия, обнаружили полуразрушенный храм Успения Пресвятой Богородицы и его настоятеля — отца Виталия Мартынюка, "пытавшегося изменить реальность к лучшему".
"Меня поразило, что он сумел как-то так все сделать, что в Максатиху стали приезжать помогать люди со всей России. Кто на неделю, кто на месяц, кто на сезон. Своими руками самые обычные люди без всякого пафоса и рекламы расчищали эти завалы", — вспоминает священнослужитель.
© Фото из личного архива протоиерея Геннадия БеловоловаKрестный ход на берег Рыбинского водохранилища в 2005 году
Kрестный ход на берег Рыбинского водохранилища в 2005 году
Kрестный ход на берег Рыбинского водохранилища в 2005 году
Максатиха — старое карельское торговое поселение, православный храм стоит тут издревле.
"И в этом храме, и в его настоятеле — образ Мологи. Вместе с батюшкой, который готов всем помочь, это образ дополняют дети и взрослые, всем миром воссоздающие то, что разрушили большевики", — отмечает миссионер.

Русь неуходящая

Большевики действительно разрушили целый мир. Советские власти даже не успели расчистить территорию под гигантское водохранилище. А это ведь само по себе страшно: на пространстве в несколько раз больше Москвы надо было уничтожить абсолютно все — снести здания, вырубить деревья. Один из самых печальных символов "русской Атлантиды" — выступающая из центра водохранилища колокольня в Калязине.
По воспоминаниям иеромонаха Димитрия, в конце 1980-х годов даже земли вокруг Рыбинского "моря" являли собой очень печальное зрелище "Руси уходящей". "Исчезали целые пласты истории. Это были деревни, населенные людьми, так и не создавшими семей, мужиками, оставшимися без жен, потому что женщины там просто не выживали — так тяжело было вести хозяйство. Это были люди, доживавшие свой век без всякой мотивации к созиданию", — вспоминает собеседник агентства.
"Можно ли сказать, что Церковь сейчас помогает все это поправить?" — спрашиваю я. "Церковь — это же в первую очередь люди. Помните, как говорят: храм не в бревнах, а в ребрах. Люди, открывающие для себя Евангелие, встречающие Бога, потом начинают потихонечку, по крупинке поднимать землю Русскую. С тихой молитвой, незаметно для телекамер. На них — вся надежда наша", — заключает иеромонах.
Колокольня Никольского собора в Калязине. Архивное фото.
Китеж-град в XXI веке: как "восстают из-под воды" затопленные обители
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала