Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Мохамед Кейта: мы хотим изменить негативный стереотип россиян об Африке

В конце октября в Сочи пройдет первый саммит Россия-Африка. В его преддверии посол Гвинейской Республики в Москве рассказал, что его страна ожидает от этой встречи, о перспективах двустороннего сотрудничества Гвинеи и РФ, о том, будут ли российские компании добывать на территории этого государства нефть и строить АЭС, а также объяснил, почему африканцы хорошо относятся к России.
— Первый вопрос касается предстоящего в октябре в Сочи саммита Россия-Африка. На каком уровне будет представлена на нем ваша страна? Какое значение вы придаете проведению саммита?
— Прежде всего хотелось бы сказать, что идея проведения этого саммита пришла на встрече наших президентов в 2016 году в Санкт-Петербурге. Это был рабочий дружеский визит. По итогам этой встречи президент Гвинеи предложил российскому коллеге провести саммит Россия-Африка. И президент Путин сказал, что это хорошая идея. Затем, в сентябре 2017 года, наш президент прибыл с государственным визитом в Москву. Он снова встречался с президентом Путиным. Перед отъездом он повторил свой вопрос о саммите и сказал: "Надеюсь, вы не забыли о саммите?" И президент Путин ответил: "Нет, не забыл, мы его организуем". Итак, можно сказать, что встреча между нашими президентами сыграла важную роль в проведении саммита.
Президент республики в сопровождении ряда министров и со своей командой прибудет в Сочи. Этот саммит важен. Это не праздник, мотивы его проведения очень серьезны. Африка и Россия сотрудничают, но только на высоком политическом уровне. Такого взаимодействия нет между народами. Мы не знаем хорошо друг друга.
Министр обороны РФ Сергей Шойгу выступает на церемонии открытия VIII Московской конференции по международной безопасности
Шойгу назвал партнеров России из числа стран Африки и Латинской Америки
И если говорить об Африке, то наш план – изменить негативный стереотип об Африке. Это саммит, который будет впервые проводиться сначала в России, а в следующий раз в Африке. Он позволит России и Африке познакомиться. Встретятся наши предприниматели, что поможет развитию торгового сотрудничества. Проведение саммита положительно скажется на развитии политических, экономических, культурных связей России и Африки, укрепит дипломатические контакты. Этот саммит очень важен для обеих сторон.
— Вы говорите, что сначала саммит пройдет в Сочи в России, а затем в Африке?
— Конечно. Это так и есть. Вы знаете, послы африканских стран регулярно проводят встречи в министерстве иностранных дел, со спецпредставителем президента по Ближнему Востоку и Африке господином (Михаилом) Богдановым. И на одной из них стало известно, что саммит будет проводиться периодически с интервалом в два года – один раз в России, следующий в одной из африканских стран. Планируется, что после Сочи второй саммит Россия-Африка пройдет в африканской стране. Но на данный момент не определено, в какой именно стране он пройдет. Это станет известно в итоговой декларации саммита в Сочи. Но планируется, что будет так. На Сочи саммит не остановится. Если вы туда поедете, узнаете сами. Но еще не определена страна, где пройдет второй саммит. Это будет решение руководителей стран-участниц саммита.
— Следующий вопрос касается российско-гвинейских отношений в сфере экономики и торговли. Как вы можете оценить нынешнее сотрудничество между нашими странами в этой области?
— Если оценивать товарооборот между нашими странами, то можно сказать, что он ничтожный по отношению к тем возможностям, которыми обладают Гвинея и Россия. Он должен быть на более высоком уровне, поскольку мы сотрудничаем с Россией со времени обретения независимости в 1958 году. Мы все это время с Россией.
Мы не используем имеющийся у наших стран потенциал. Учитывая наш потенциал, товарооборот должен вырасти. Пока сотрудничество в торгово-экономической сфере базируется на секторах добычи полезных ископаемых: бокситов, золота, драгоценных камней. К примеру, компания "Русал" с 2000 года вложила в экономику Гвинеи 300 миллионов долларов.
Но наши бизнесмены не знают друг друга. Гвинейцы не знают, в каком направлении развивать сотрудничество с Россией, россияне тоже не знают. Товарооборот в 2018 году составил 139 миллионов долларов, в 2017 году он составил лишь 18 миллионов. Это говорит о том, что на практике есть чем заняться.
В Сочи, как вы знаете, пройдет экономический форум Россия-Африка и на него приедет много бизнесменов из Гвинеи. Состоится их знакомство с российскими коллегами.
Гвинея – очень богатая страна, у нас много товаров для импорта: у нас есть кофе, какао, бокситы, бриллианты, золото, железо. Если Россия заинтересуется, товарооборот между нашими странами увеличится.
— Вы только что упомянули российскую компанию "Русал". Как отразилось на экономике Гвинее возобновление производства на заводе "Фригия"? На какую мощность вышел этот завод?
— Завод "Фригия" не функционировал несколько лет. "Русал" вложил в запуск этого завода более 200 миллионов долларов. Завод производит глинозем. Сначала продуктивность не так важна, поскольку производство только что запущено. Но для экономики Гвинеи уже есть результат — многие гвинейцы получили работу. Мы поддерживаем все добывающие компании, которые хотят у нас работать. "Русал" у нас давно. Его участие в экономике Гвинеи эффективно.
— А как обстоит дело с повышением мощности производства завода "Фригия"?
— Производство началось с трех тысяч тонн. Это совсем незначительно. Но со временем уровень возрастет.
— А рудник на карьере Диан-Диан уже достиг мощности производства в три миллиона тонн?
— Диан-Диан недавно начал разрабатываться, не так ли? Если говорить о резервах Диан-Диан, то они огромны. Этих резервов хватит на период до ста лет.
"Русал" недавно начал разработку этого месторождения. По прогнозам, его мощность составляет три миллиона тонн. Но так как он только начал работать, этот уровень еще не достигнут. Все рудники, на которых работает "Русал", имеют перспективы увеличения мощности производства.
— А есть ли планы строительства завода на карьере Диан-Диан?
— Это пока лишь планы, потому что нужно принять закон, который касается всех предприятий, которые выпускают 15 миллионов тонн в год — они должны строить у нас перерабатывающий завод. Конечно, на Диан-Диане это должно быть предусмотрено.
— На данный момент такого закона в Гвинее нет?
— Этот закон находится в процессе принятия. Он уже есть, но еще не действует. Этот закон будет касаться предприятий из разных стран, не только из России. У нас работают китайцы, арабы, русские. Гвинея – перспективная страна по производству бокситов. Не только по производству и экспорту, но и по производству на нашей территории глинозема. Крупные компании должны строить заводы, создавать рабочие места.
Такие заводы приносят не только прибыль, но и счастье людям, которые получают работу. Конечно, есть планы строительства завода на Диан-Диане. Но это пока только планы. Есть "Фригия", которая функционирует, это актив "Русала".
— Обсуждается ли передача "Русалу" других бокситовых месторождений?
— Мы не отказываем в передаче месторождений кому-либо. Если есть необходимость и компания работает в интересах нашей страны — это касается не только "Русала", а всех компаний, которые хотят работать у нас, — мы открыты.
— Следующий вопрос касается сотрудничества в сфере ВТС. Как вы оцениваете сотрудничество наших стран в этой сфере? Планируется ли модернизация вооружений и техники, которая уже используется Гвинеей?
— Эта тема очень интересная. В 1958 году мы получили не только суверенитет. С 1958 года до сегодняшнего дня Гвинея плотно сотрудничает в военной сфере с Россией, тогда это был Советский Союз. Наше сотрудничество началось с подготовки военных кадров на всех уровнях и во всех сферах – на среднем и на высшем. Мы отправляли военных учиться в Россию в авиационные, морские училища, вузы сухопутных войск. До сегодняшнего дня этот процесс никогда не останавливается. Наши военные имеют российскую экипировку с тех времен и до сегодняшнего дня.
У нас на вооружении российские танки, самолеты, военные корабли. Командный состав, прежде всего высший, обучался в России. Мы остаемся в таком контексте сотрудничества, и до сегодняшнего дня оно продолжает развиваться. Я могу сказать, что мы достигли стратегического уровня сотрудничества в военной сфере. Не могу углубляться в дальнейшие подробности.
Конечно, мы нуждаемся в модернизации. У нас самолеты, танки, вертолеты из России. Тенденция такова, что модернизацию проводят российские компании, представители которых приезжают инспектировать технику прямо на месте, если есть соглашение о модернизации.
У нас есть соглашения в военно-технической сфере по разным направлениям, но я не могу представить их детально. Мы сотрудничаем. Это вопросы военного характера.
— А что вы можете сказать о сотрудничестве в нефтяной сфере?
— Несколько раз делегация Гвинеи приезжала в Москву для встречи с представителями "Лукойла". Представители российских властей нам также рекомендовали контактировать с "Роснефтью" для обсуждения перспектив сотрудничества. Предполагается, что у нас есть нефть, но месторождения еще не открыты, мы продолжаем исследования. Уже проводилось бурение скважин, но безрезультатно, поэтому пока сотрудничество с Россией не рассматривается.
Наши делегации в прошлом были приняты в "Лукойле", оценили перспективы, но на данный момент нет конкретики.
— Как можно охарактеризовать сотрудничество в сфере развития инфраструктуры?
— Можно сказать, что сотрудничество в этой сфере незначительно, потому что ГЭС в нашей стране строят китайцы. Так же, как и дороги. Можно сказать, что русские не особо хотят работать в этой сфере в Гвинее. На данный момент нет такого желания с российской стороны – работать в сфере развития инфраструктуры в Гвинее.
Что касается нас, то мы открыты. Не только для России. Мы сотрудничаем со странами, которые готовы инвестировать в эту сферу. Есть много компаний, не российских, которые работают у нас и строят дороги, мосты, здания, электростанции. Они успешны.
Российским компаниям следует быть более активными. Каждый раз, когда у нас есть крупный проект, мы извещаем их.
Медик готовит шприц
Россия передала Гвинее лаборатории для диагностики различных инфекций
— Возможно ли участие России в строительстве АЭС в Гвинее?
— Нет. Гвинея не заинтересована в строительстве АЭС. У нас есть ТЭС, мы хотим ее закрыть и заменить на ГЭС. Но на данный момент никакой АЭС.
— Какие российско-гвинейские визиты высокого уровня можно ожидать в ближайшее время?
— Наш президент – единственный глава африканского государства, дважды посетивший Россию менее чем за два года. Он был принят в Санкт-Петербурге и в Москве. Наш президент очень привержен российско-гвинейскому сотрудничеству. У него очень хорошие отношения с российским президентом. Октябрьский саммит в Сочи станет его третьей поездкой за последнее время.
Конечно, он приглашал господина Путина совершить визит в Гвинею. Господин Лавров был в Гвинее, господин Богданов часто посещал — даже три раза. Мы ждем визита Владимира Путина. Почему нет? Если наш президент приезжал уже дважды в Россию и приедет в октябре в третий раз, будет хорошо, если президент России один раз посетит Гвинею. Но на данный момент ответ на приглашение не получен.
Я уверен, на саммите в Сочи руководители африканских стран будут обращаться к российским властям с тем, чтобы открыть маршрут в Африку, потому что нет контактов между народами. В менталитете русских Африка ассоциируется с болезнями. Россия никогда не колонизировала Африку, и это очень хорошо. Мы не рассматриваем Россию как бывшего колонизатора, только как друга. Россия принимала участие в борьбе за независимость Африки. В Африке о России очень хорошо думают. России нужно получать от этого выгоду и занимать свое место в Африке.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала