Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

 

«Живой больше не увидите»

Что не так с защитой животных в России

Ирина Халецкая

Гора обглоданных собачьих трупов в приюте «Дружок» в Амурской области — 47 животных, все они погибли от голода. Громкое дело об издевательствах, длящееся с января, пока так и не дошло до суда. Недавний случай в Московской области с покалеченной лайкой: псевдоволонтеры собрали деньги на операцию, а по факту не оказали собаке никакой помощи. Подобных историй — масса. И, как правило, за жестокость по отношению к четвероногим никого не наказывают. Зоозащитники надеялись, что исправить ситуацию поможет многострадальный закон об ответственном обращении с животными. Однако на деле перспективы не самые радужные. Дело в том, что до сих пор не приняты подзаконные акты. А некоторых специфических моментов зообизнеса (к примеру, черной передержки) новые нормы и вовсе могут не коснуться.

Пес больше не вещь, но и только

В 2017 году на всю страну прогремело дело «хабаровских живодерок». Юные Алена Савченко и Алина Орлова издевались над кошками, собаками и птицами, а затем выкладывали фотографии замученных жертв в соцсети. Годом ранее в московском приюте «Эко Вешняки» случился массовый мор животных: в одночасье погибли около 40 собак и кошек. Обессилевших от голода, но чудом выживших питомцев волонтеры выносили из этого ада на руках.

Алина Орлова и Виктор Смышляев во время суда
Алина Орлова и Виктор Смышляев во время суда

Возмущенные зоозащитники требовали ужесточить наказание за издевательство над братьями нашими меньшими. В итоге в статью 245 УК «О жестоком обращении с животными» внесли поправки, оговаривающие реальные сроки за действия подобного характера. Но сама статья лишь предусматривает наказание.

Закон же, который должен защищать животных, приняли только в конце прошлого года, хотя разрабатывать начали еще в 2010-м. Законопроект легко прошел первое чтение в Госдуме, но окончательная редакция была готова лишь через восемь лет. За это время документ так переписали, что от первоначальной версии ничего не осталось. Итоговый вариант одобрили 21 декабря 2018-го. Закон вступает в силу 1 января 2020 года.

Собака в приюте для бездомных собак
Собака в приюте для бездомных собак

По мнению зоозащитников, это во многом новаторский документ. Раньше обращение с животными регулировалось лишь Гражданским кодексом: питомец приравнивался к вещи. Теперь же, впервые в новейшей истории, признано, что животные — не собственность. Они живые существа, способные испытывать страх, боль.

Казалось бы, в борьбе за права животных наконец поставлена точка. В действительности же закон по-настоящему не заработает, пока не приняты поправки в КоАП. А с этим все не так просто.

В конце июня истек срок подготовки подзаконных актов, но ключевые нормативы до сих пор не приняты. По словам юристов зоозащитной организации «Зооправо», не разработаны нормы по использованию животных в культурно-зрелищных целях, правила обращения с безнадзорными особями, требования к приютам и регламент действий общественных инспекторов. А это нивелирует результаты многолетней работы всех участников законодательного процесса — парламентариев, экспертов, зоозащитников.

Трупы за государственный счет

В январе этого года в приюте «Дружок» села Чигири Амурской области обнаружили обглоданные собачьи трупы. Шокирующее видео разлетелось по социальным сетям. Замруководителя общественной организации любителей животных «Остров спасения» Нина Стельмахова рассказала журналистам, что о плохом положении дел в приюте стало известно еще в конце декабря.

Общественники приезжали туда, пытались забрать некоторых псов, но руководство приюта наотрез отказалось сотрудничать, заверив, что у них все в порядке. Директору поверили, а через месяц нашли в вольерах гору трупов — всего 47 собак. По словам Стельмаховой, псы погибали в течение всей зимы. Никто этого не замечал, потому что тела животных на морозе не разлагались. При этом некоторых умерших сородичей съели еще живые обитатели приюта.

Всех содержавшиеся в «Дружке» животных отловили в рамках муниципального контракта с администрацией Благовещенска. После публикаций в СМИ правоохранительные органы начали проверки. В результате возбудили уголовное дело по статье 245 УК. Благовещенский районный суд закрыл приют по требованию прокуратуры, директора взяли под стражу. 

Правда, в мае меру пресечения руководителю «Дружка» изменили на домашний арест. До суда пока не дошло.

Частный случай

Этот случай вызвал большой резонанс, поскольку предприниматели выполняли государственный контракт. А как быть с частными передержками, которые не имеют никакого юридического статуса?

Собака, выжившая в приюте Дружок в Амурской обалсти
Собака, выжившая в приюте «Дружок» в Амурской области

Согласно новому закону, приюты для животных могут быть государственными, муниципальными, а также частными — принадлежащими индивидуальным предпринимателям или юридическим лицам. О так называемых передержках, массово организуемых в квартирах, на заброшенных складах и в подвалах, в законе ни слова.

Защитница животных, адвокат Маргарита Гаврилова объяснила, что сегодня это вполне жизнеспособная конструкция, лишенная юридического статуса. 

Собаки из приюта для бездомных собак
Собаки из приюта для бездомных собак во время прогулки

Организаторы подобного бизнеса просто принимают деньги от желающих помочь четвероногим и не платят налоги. Как правило, это бездомные кошки и собаки. Вот только условия, в которых они содержатся, зачастую не укладываются ни в какие нормы.

«Последствия, а именно гибель животных, тоже ни в одном нормативном акте не регламентированы. Все это как бы обобщено законом «Об ответственном содержании животных», но на практике привлечь организаторов передержки по 245-й статье нельзя. Дело возбуждают, только если в мотивах есть хулиганские побуждения. А как их доказать? Это нереально», — отмечает Гаврилова.

Незарегистрированных частных передержек, по подсчетам адвоката, только в Москве более полутора тысяч. Организовать этот бизнес проще простого: достаточно заявить в соцсетях, что готов брать к себе собак или кошек и установить ценник. «От желающих спихнуть животное, заплатить за это и забыть не будет отбоя», — подчеркивает зоозащитница.

Подобные передержки приносят немалый доход: у некоторых псевдоактивистов живут по десять, а то и по пятнадцать собак. И это не предел — иногда общее число достигает полусотни. За каждое животное, по словам Гавриловой, в месяц платят от пяти до семи тысяч рублей: в зависимости от размера и породы. А если четвероногому требуется лечение, то на одну только операцию мошенники собирают по 200-300 тысяч.

Скриншот страницы «ВКонтакте» с примером частной передержки
Скриншот страницы «ВКонтакте» с примером частной передержки

«Соседи не в состоянии закрыть передержку, если речь идет, например, о квартире напротив. Хозяин имеет право заниматься чем угодно. Можно обратиться в суд, доказать, почему это не соответствует нормам, почему мешает. В теории все звучит оптимистично, на практике же мало кому удавалось прекратить такой прибыльный бизнес навсегда», — с сожалением констатирует зоозащитница.

Выгодный альянс

Подобные «волонтеры» почти всегда действуют в связке с ветеринарными клиниками. Собеседница агентства уточняет, что схема достаточно проста и, главное, ненаказуема. Мошенники в соцсетях объявляют сборы на собаку или кошку, как правило, изувеченную, а затем отвозят ее в клинику на лечение. 

Работа ветеринарной клиники
Работа ветеринарной клиники

Ветеринары искусственно раздувают счета за свои услуги, вписывая туда максимум процедур, а потом делятся прибылью с куратором.

Прооперированная лайка
Прооперированная лайка

«Совсем недавно мы спасли лайку от таких айболитов. Собаку подбросили на территорию воинской части в Кубинке, у нее был открытый перелом ноги. Солдаты-срочники собрали десять тысяч рублей, жена командира написала о лайке в соцсетях. Откликнулась куратор, направив «пса полка» в якобы хорошую клинику. Привезли собаку, отдали деньги. Никаких документов и чеков военнослужащим не выдали. То есть собака находилась в этой клинике как бесхозная», — уточняет зоозащитница.

По ее словам, ветеринары будто бы согласились прооперировать собаку в два этапа, но лайка пробыла у них двое суток и с ней не сделали ничего. Бездействие медики объяснили тем, что у собаки якобы загноилась рана. Солдаты больше не нашли денег на оплату пребывания собаки в клинике. Тогда Гаврилова приехала туда сама и попросила отдать ей животное. «В планах было увезти лайку к другим специалистам, зарекомендовавшим себя с хорошей стороны, прооперировать. Никакого сбора средств я не объявляла, была готова все делать за свой счет. Но хирург, он же главный врач, выпроводил меня за дверь. Я подняла шум в соцсетях. Сейчас собака идет на поправку».

По мнению Гавриловой, лайка была для клиники, во-первых, способом быстрого заработка, а во-вторых, объектом для опытов.

«Там был сложный перелом, хирурги на собаке просто тренировались», — полагает она.

Как вскрыть черную передержку

Другая зоозащитница, Алина Каменева, пожелавшая не раскрывать настоящего имени, рассказала, что уже несколько лет ищет такие «черные передержки» в соцсетях и старается спасти животных.

Она отслеживает все публикации о сборе средств на лечение или операцию питомца. Потом наблюдает за его судьбой: «Я задаю кураторам элементарный вопрос: «Вы собирали деньги, скажите, где сейчас животное?» И смотрю на результат. Если собеседник всячески пытается отвертеться от ответа, держу пари: у собаки плохи дела. Нужно искать питомца, если он еще не погиб, и спасать из черной передержки».

Зоозащитница утверждает, что нельзя слепо верить, если по первому вашему требованию предоставляют подтверждение оплаты лечения. Кураторам ничего не стоит пойти в ветеринарную аптеку или клинику и порыться там в мусорном ведре. Найденные чеки отлично подойдут. «Как потратили мою тысячу рублей?» В ответ получаете чек.

Однако, скорее всего, куратор попросит реквизиты, чтобы вернуть вам деньги. И делается это вовсе не от страха. Намерения афериста намного изощреннее: скриншот вашей переписки он опубликует в группе. Теперь в глазах других вы — жлоб, пожалевший тысячу».

Поэтому, подчеркивает Каменева, следует просить не только чек, но и актуальное фото и видео животного, а в идеале — приехать на место. «Также на передержку обязаны принимать лишь с первичными анализами, фото- или видеоотчетом и договором. Его подписывают две стороны — передающая и принимающая. В документе должны быть учтены все нюансы, в том числе кто несет ответственность в случае гибели животного. Если никаких бумаг вам не дают, будьте уверены, живой вы эту собаку больше не увидите», — разводит руками собеседница.

Частный приют для бездомных собак в Калининградской области
Собака в вольере на территории приюта для бездомных животных

Она уверяет, что, к сожалению, из десяти черных передержек будет лишь одна, действительно работающая добросовестно. Увы, это исключение из правил. Как же быть?

Каменева солидарна с коллегами: и приюту, и временному пристанищу животных нужен юридический статус — хотя бы ИП, чтобы вести налоговую отчетность. Только так их можно контролировать.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала