Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Татьяна Валовая: не думаю, что мое гражданство повлияет на работу офиса ООН

В начале августа россиянка Татьяна Валовая стала первой женщиной, возглавившей штаб-квартиру ООН в Женеве. О том, какие перемены ждут женевский офис международной организации под новым руководством, пора ли распускать Конференцию по разоружению и будет ли российское гражданство влиять на ее работу, Валовая рассказала в интервью руководителю представительства РИА Новости в Швейцарии Елизавете Исаковой.
— Татьяна Дмитриевна, вы — первая женщина-генеральный директор женевского офиса ООН. Расскажите, пожалуйста, какие вы ставите для себя цели?
— Вы знаете, это очень интересная работа. Действительно, для меня такой совершенно неожиданный переход в другую, более высокую сферу международных отношений. С одной стороны, это вызов, с другой стороны — возможность. Я очень внимательно смотрела, что делали мои предшественники, что делал в последние годы господин Майкл Меллер (предыдущий глава офиса – ред). Действительно, сделано очень много, очень много интересных инициатив. Конечно, все, что делалось до меня, я буду активно развивать и поддерживать. Это касается и проблематики Целей устойчивого развития, это касается и инициативы о продвижении гендерного равенства не только в ООН, но и в целом в обществе. Это касается и задачи повышения узнаваемости Организации Объединенных Наций. Так что те проекты, которые делались, я полностью разделяю и считаю необходимым продвигаться в их реализации и дальше.
Со своей стороны, я думаю, что мой определенный предыдущий опыт тоже позволит расставить новые акценты даже на этих, уже начавшихся инициативах. Если, допустим, говорить о гендерном равенстве, то вы уже отметили — я первая женщина, которая возглавляет женевский офис ООН. И меня очень порадовало, что здесь очень много женщин, которые возглавляют международные организации. Здесь очень много женщин-послов, и их становится еще больше. И, вы знаете, для нас всех очень важно, чтобы все воспринимали назначение женщины на руководящий пост не как дань какой-то такой политике продвижения женщин, а как отражение того факта, что женщины — это действительно профессионалы, и нам нужны не какие-то особые тепличные условия для продвижения по службе, а нужно просто равенство соблюдения наших прав. То есть для нас очень важно, чтобы все понимали, что мы занимаем эти позиции не потому, что мы женщины, а потому, что мы профессионалы. Потому что мы ни в чем не уступаем мужчинам.
Для меня этот сигнал очень важен потому, что мужчины, особенно молодые мужчины, должны понимать, что у них те же самые права при продвижении по службе, что и у женщин. И в моей работе очень важно продолжать обеспечивать гендерный баланс, продолжать продвигать женщин на руководящие посты, но без ущерба для мужчин. Нам очень важно иметь именно этот баланс в Женеве, но надо приложить еще много усилий. Так как это касается и участия в конференциях, панельных дискуссиях.
Участники ПМЭФ подчеркнули важность поддержки женщин-управленцев
Участники ПМЭФ подчеркнули важность поддержки женщин-управленцев
Еще одна очень важная тема – это Цели устойчивого развития (ЦУР). Для меня это ключевая задача. Я сама экономист по образованию и занималась ЦУР по своей предыдущей работе. Мы готовили доклад, который был представлен на высоком политическом уровне в Нью-Йорке в 2017 году. В июне я также по своей предыдущей работе приезжала в Женеву для презентации совместного доклада по инклюзивному экономическому росту. Для меня это очень важные темы, и я хочу активно продвигать эту повестку и в Женеве тоже.
Третий важный элемент — это узнаваемость ООН. Здесь тоже очень много делается, но мне кажется, что необходимо делать больше.
С одной стороны, нам, как международной организации, вместе с партнерами надо делать больше, но надо и больше рассказывать о том, что мы делаем. Я раньше достаточно активно работала с различными организациями системы ООН, включая Европейскую экономическую комиссию, другие региональные комиссии, ЮНКТАД. Но приехав сюда я увидела, что, в общем-то, я не знала и сотой доли того, что делается в Женеве. И нам надо об этом активно говорить, потому что нам нужна общественная поддержка. Нам надо, чтобы граждане наших стран и в значительной степени молодежь, знали о том, что делает ООН, какие усилия мы здесь прилагаем. Это тоже очень важное направление информационной коммуникационной стратегии.
— У вас есть уже какие-то планы о том, как повысить узнаваемость женевского офиса?
— Что касается меня, то я готова очень активно выступать на различных мероприятиях и рассказывать о том, что мы делаем. Я за первые три недели работы выступила уже на нескольких достаточно крупных мероприятиях. Я готова это делать активнее — выступать, выходить за стены Дворца Наций, говорить на тех площадках, которые есть в Женеве и не только здесь. Это касается и крупных международных форумов и конференций. Нам надо рассказывать о том, что мы делаем.
У меня недавно была большая встреча с представителями Национального Банка Швейцарии. Я им активно рассказывала о том, что может их заинтересовать как банкиров и финансистов, какие есть возможности. Мы готовы сотрудничать для финансирования Целей устойчивого развития.
Но этого, конечно, недостаточно. Нам надо выстраивать более активную коммуникационную стратегию. И мы об этом сейчас думаем вместе с нашими коллегами из штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке. Потому что, конечно, нам надо плотнее работать с молодежью, больше использовать социальные медиа, повышать узнаваемость, думать о каких-то совместных проектах, интенсивнее работать с неправительственными организациями.
Мне сложно сейчас сказать, какие новые инициативы мы предложим, но нам, конечно, нужна обратная связь. Нам надо знать, что нам предложат страны-члены, что нам предложат неправительственные организации, журналисты и простые граждане.
— Вы все же больше знаете российский менталитет. Какие вы видите возможности для повышения узнаваемости женевского офиса в России?
— Вы знаете, последние 8 лет я работала в Евразийской экономической комиссии. Я была международным чиновником, независимым профессионалом. И мы работали бок о бок с представителями всех пяти стран ЕЭК. И это тоже разный менталитет и традиции. Я очень много взаимодействовала с другими международными организациями и региональными объединениями, готовила и подписывала большое количество меморандумов с разными странами в различных регионах мира – Чили, Перу, Монголия, Марокко, Таиланд. Не думаю, что у России есть какой-то отдельный менталитет в плане продвижения узнаваемости, у всех у нас одна проблема: мы очень много работаем на "внутренний рынок", и не всегда хватает времени и ресурсов на такую общественную активность.
Поэтому я думаю, что для всех стран очень важно как раз стараться донести то, что здесь делается, быть более открытыми, более транспарентными, активнее взаимодействовать с прессой, с неправительственными организациями. И это общая задача.
— Но ведь у каждой страны есть свои приоритеты. Какие-то страны больше обращают внимание на гуманитарную ситуацию, на гуманитарные проблемы, какие-то государства больше интересуют вопросы разоружения. Вы собираетесь выработать общий подход ко всем странам?
— Вы знаете, у нас общий подход к тому, что делает наша организация. В этом плане для нас важно продвигать все задачи. Это и развитие, и меры безопасности, и разоружение, и гуманитарные темы. То есть мы, как ООН, должны быть эффективными на всех этих направлениях. Но реализуя эту повестку, мы, конечно, будем на каких-то треках иметь более активное участие одних стран, на каких-то – других. Это абсолютно нормально. Но именно благодаря тому, что у стран есть свои приоритеты, ООН удастся двигаться вперед по всем этим направлениям.
— Один из приоритетов в вашей деятельности будет Конференция по разоружению. Как вы видите возможность разблокировки ситуации, в которой она сейчас находится, и нет ли у вас мысли о том, что в принципе уже можно распустить Конференцию, так как никаких особых ощутимых результатов за более чем 20 лет работы?
— Совершенно точно Конференцию нельзя распускать. Я уверена, что она скажет еще свое слово. По сути дела, это единственный многосторонний механизм, который есть у мирового сообщества. У нас нет других таких многосторонних форматов, поэтому очень важно его сохранить. Да, за последние двадцать лет нет договоренностей по новым соглашениям, но даже поддержание самого процесса переговоров, участие в нем многих стран на уровне специально назначенных послов на Конференции показывает, что в этом механизме есть потребность. Конечно, для того чтобы продвигаться активнее дальше и преодолеть некий ступор, который существует, нужна воля всех государств-участников Конференции.
У нас есть инициативы, которые мы обсуждаем, у нас есть понимание, что действительно сейчас, помимо традиционных сфер, появляются вызовы в сферах новых технологий, которые создают большое количество преимуществ, но могут представлять и серьезные вызовы с точки зрения гонки вооружений. Это тот же самый космос или новые сферы милитаризации. И здесь, конечно, площадка Конференции по разоружению очень важна. Здесь это тоже обсуждают, в том числе и исследовательские структуры.
Новые вызовы — очень важная тема, потому что их надо понимать, надо вовремя оценить, чтобы попытаться своевременно договориться о недопущении милитаризации этих новых достижений науки и технологии. Мне хотелось бы верить, что страны-члены смогут продвинуть эту повестку. У нас уже пошли неформальные консультации по приоритетам тех государств, которые будут председательствовать на Конференции в 2020 году. В этом плане я всегда оптимист, и мне очень хочется верить, что странам-членам удастся координировать свои усилия. Секретариат Конференции готов оказать им всю экспертную поддержку по проведению переговоров, экспертизе и проведению мероприятий с участием экспертного сообщества.
Но в любом случае, хочу подчеркнуть, что Конференция исключительно важна. Это единственный многосторонний механизм и его надо всячески беречь и поддерживать.
— Рассчитываете ли вы, что Российская Федерация станет сейчас более активно действовать на женевской площадке, с учетом того, что гражданка РФ стала главой женевского офиса ООН?
— Российская Федерация, да и другие крупные державы очень активно работают в Женеве. В системе Организации Объединенных Наций у нас большое количество малых стран, которые всегда тяготеют к многосторонности, они хотят, чтобы их голос был услышан. При этом есть и крупные страны, от которых очень много зависит в мировой политике и экономике. И, конечно, площадка в Женеве в этом смысле представляет собой абсолютно уникальный формат. Уверена, что Россия, которая всегда играет одну из ведущих ролей в системе ООН, будет продолжать играть эту роль еще более активно.
У нас проходит большое количество мероприятий, в том числе культурных событий. И всегда эти культурные мероприятия вызывают большой интерес. Поэтому я буду очень рада, если такие мероприятия и дальше будут проводиться нашими странами-членами, в том числе и Россией.
Эксперты рассказали о будущем феминитивов в русской речи
— Что вы можете сказать тем людям, которые считают, что гражданство директора женевского офиса ООН может повлиять на работу этого офиса, на его независимость и нейтральность?
— Вы знаете, я думаю, что гражданство никогда не оказывает влияния. Потому что, когда делается выбор в пользу того или иного кандидата на должность генерального директора, я думаю, оценивается предыдущий опыт и предыдущий послужной список. Как я сказала, я уже 8 лет не являлась государственным служащим РФ, а была международным чиновником. За эти 8 лет мне пришлось принимать участие в большом количестве очень сложных переговоров, быть по сути дела посредником. Я отвечала за подготовку договора о Евразийском экономическом союзе, где были очень сложные дискуссии между участниками. Я отвечала за присоединение к Евразийскому экономическому союзу Армении и Киргизии. И в ходе всех этих переговоров, я думаю, все мои коллеги никогда не могли сказать, что я продвигала именно российские интересы. У меня был мандат на защиту интересов Союза, организации как таковой, и я всегда честно выполняла этот мандат. Сейчас у меня другой мандат — продвигать интересы Организации Объединенных Наций. И это единственная организация которой я служу и чьи интересы я продвигаю. Поэтому я не думаю, что мое гражданство будет иметь позитивное или негативное влияние.
Но, конечно, я очень горда тем, что я первая россиянка, первая женщина–генеральный директор женевского офиса. Я думаю, это как раз отражение того, что ООН абсолютно лишена каких-то стереотипов. ООН выбирает и продвигает людей в зависимости от их профессионализма и от того, что они могут принести в эту организацию.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала