Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Культура

Мужчины-гейши, боги, цапли и Кабуки. Какие секреты хранят кимоно

Небольшая, но очень яркая выставка "Неповторимый мир театра: Япония" открыта во Всероссийском музее декоративного искусства до 29 сентября. В экспозиции — антикварные кимоно, росписи на которых отсылают к традициям уличного японского театра Кабуки. О том, какими бывают кимоно, зачем невестам самурайская традиция, в кого превратилась обманутая танцовщица и чем повлиял русский балет на судьбу девушки-цапли, РИА Новости рассказали кураторы выставки Мария Емельянова (проект Kimonozuki), Андрей Скатков и Мария Орлова (проект "Разоблачая кимоно").
© Фото : Всероссийский музей декоративного искусства

Выставочное пространство поделено на четыре зоны, тематически связанные со знаковыми жанрами театра Кабуки. Раздел "Жизнь и смерть веселых кварталов" посвящен бытовым пьесам.

Мусо-хаори — женская летняя накидка на кимоно, на подкладке изображен эпизод из пьесы о 47 ронинах из Ако, мстивших за смерть своего оклеветанного господина. На рисунке — главный его советник Оиси Кураносукэ, возглавивший заговор, он находится в чайном доме.

Экспонат на выставке Неповторимый мир театра: Япония в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве
1 из 15

Выставочное пространство поделено на четыре зоны, тематически связанные со знаковыми жанрами театра Кабуки. Раздел "Жизнь и смерть веселых кварталов" посвящен бытовым пьесам.

Мусо-хаори — женская летняя накидка на кимоно, на подкладке изображен эпизод из пьесы о 47 ронинах из Ако, мстивших за смерть своего оклеветанного господина. На рисунке — главный его советник Оиси Кураносукэ, возглавивший заговор, он находится в чайном доме.

© Фото : Всероссийский музей декоративного искусства

Кайдори — кимоно со шлейфом — сценический костюм куртизанки, на нем изображены музыкальные инструменты кото. Костюм явно большой для японской женщины, скорее всего он предназначался для мужчины, игравшего женскую роль.

Экспонат на выставке Неповторимый мир театра: Япония в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве
2 из 15

Кайдори — кимоно со шлейфом — сценический костюм куртизанки, на нем изображены музыкальные инструменты кото. Костюм явно большой для японской женщины, скорее всего он предназначался для мужчины, игравшего женскую роль.

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

Формальное (для торжественных случаев) кимоно гейши "Когорума". Когорума — маленькая повозка, популярный орнамент кимоно. "Невозможно представить себе кварталы удовольствий без гейш, до середины XVIII века это были мужчины, выступавшие в амплуа шутов или барабанщиков для разогрева клиента, который потом пойдет к куртизанке. В какой-то момент им стали составлять конкуренцию женщины", — рассказывает куратор Мария Емельянова.

Выставка Неповторимый мир театра: Япония
3 из 15

Формальное (для торжественных случаев) кимоно гейши "Когорума". Когорума — маленькая повозка, популярный орнамент кимоно. "Невозможно представить себе кварталы удовольствий без гейш, до середины XVIII века это были мужчины, выступавшие в амплуа шутов или барабанщиков для разогрева клиента, который потом пойдет к куртизанке. В какой-то момент им стали составлять конкуренцию женщины", — рассказывает куратор Мария Емельянова.

© РИА Новости / Александр Натрускин

Реконструкция костюма ученицы гейши в Токио, японцы их называют "хангёку", что означает "половина драгоценности". В отличие от учениц гейш из Киото, у хангёку характерный узел на кимоно и нет шлейфа.

Экспонат на выставке Неповторимый мир театра: Япония в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве
4 из 15

Реконструкция костюма ученицы гейши в Токио, японцы их называют "хангёку", что означает "половина драгоценности". В отличие от учениц гейш из Киото, у хангёку характерный узел на кимоно и нет шлейфа.

© Фото : Всероссийский музей декоративного искусства

Следующая часть экспозиции, построенная на ассоциациях, посвящена демонам и пьесам о превращениях. На дзюбане (нижнее кимоно) изображена сцена из постановки "Мусумэ-додзёдзи" — об обманутой монахом девушке, которая приходит в буддистский храм и, назвавшись танцовщицей, исполняет семь танцев, после чего забирается на храмовый колокол, где превращается в демона-змею, воплощая всю силу постигшего ее обмана. На дзюбане — первый эпизод, когда девушка приходит в храм и беседует с монахами. Роль танцовщицы исполняет мужчина (оннагата).

Экспонат на выставке Неповторимый мир театра: Япония в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве
5 из 15

Следующая часть экспозиции, построенная на ассоциациях, посвящена демонам и пьесам о превращениях. На дзюбане (нижнее кимоно) изображена сцена из постановки "Мусумэ-додзёдзи" — об обманутой монахом девушке, которая приходит в буддистский храм и, назвавшись танцовщицей, исполняет семь танцев, после чего забирается на храмовый колокол, где превращается в демона-змею, воплощая всю силу постигшего ее обмана. На дзюбане — первый эпизод, когда девушка приходит в храм и беседует с монахами. Роль танцовщицы исполняет мужчина (оннагата).

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

Фурисодэ — девичье кимоно с длинными развевающимися рукавами. С ним связана демоническая история. "Одной из самых страшных катастроф в средневековом городе Эдо был "пожар фурисоде". Он случился, когда принесли в храм кимоно, хозяйки которого все по очереди преждевременно умирали. Его решили сжечь, и, пока сжигали, загорелся Эдо. Сгорело полгорода", — рассказывает Мария Емельянова.

Выставка Неповторимый мир театра: Япония
6 из 15

Фурисодэ — девичье кимоно с длинными развевающимися рукавами. С ним связана демоническая история. "Одной из самых страшных катастроф в средневековом городе Эдо был "пожар фурисоде". Он случился, когда принесли в храм кимоно, хозяйки которого все по очереди преждевременно умирали. Его решили сжечь, и, пока сжигали, загорелся Эдо. Сгорело полгорода", — рассказывает Мария Емельянова.

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

Куратор Мария Орлова и реконструкция образа главной героини пьесы "Саги-мусумэ" о цапле, которая влюбилась и превратилась в человека, но ее обманули и она погибла. "В исходной версии все заканчивалось тем, что девушка превращалась в птицу и улетала. Однако в 1920-е годы японские актеры увидели Анну Павлову, которая исполняла "Умирающего лебедя" Сен-Санса и решили, что девушка-цапля будет умирать в конце", — комментирует Мария Емельянова.

Выставка Неповторимый мир театра: Япония
7 из 15

Куратор Мария Орлова и реконструкция образа главной героини пьесы "Саги-мусумэ" о цапле, которая влюбилась и превратилась в человека, но ее обманули и она погибла. "В исходной версии все заканчивалось тем, что девушка превращалась в птицу и улетала. Однако в 1920-е годы японские актеры увидели Анну Павлову, которая исполняла "Умирающего лебедя" Сен-Санса и решили, что девушка-цапля будет умирать в конце", — комментирует Мария Емельянова.

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

И снова цапли — на летнем кимоно матери жениха или невесты, которое по традиции надевали на свадьбу.

Выставка Неповторимый мир театра: Япония
8 из 15

И снова цапли — на летнем кимоно матери жениха или невесты, которое по традиции надевали на свадьбу.

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

Тройное кимоно "Мицугасанэ" носили невесты. "После отмены сословных привилегий многие устраивали бракосочетание по самурайским традициям. Свадьба отмечалась три дня, и у невесты было три перемены костюмов: приезжала она в белом кимоно, на второй день была в красном, а на третий — в черном. Подобные торжества очень дороги, и в результате все свелось к одному дню, в который невесты надевали все три кимоно одновременно, ближе всего к телу — белое", — поясняет Андрей Скатков.

Выставка Неповторимый мир театра: Япония
9 из 15

Тройное кимоно "Мицугасанэ" носили невесты. "После отмены сословных привилегий многие устраивали бракосочетание по самурайским традициям. Свадьба отмечалась три дня, и у невесты было три перемены костюмов: приезжала она в белом кимоно, на второй день была в красном, а на третий — в черном. Подобные торжества очень дороги, и в результате все свелось к одному дню, в который невесты надевали все три кимоно одновременно, ближе всего к телу — белое", — поясняет Андрей Скатков.

© РИА Новости / Всероссийский музей декоративного искусства

Третий раздел выставки посвящен мистическим сюжетам и богам. На кимоно гейши — сюжет известной пьесы театра но "Пара львов" ("Рэндзиси"), которая в конце XIX века переехала на сцену театра кабуки. "Два льва живут на склоне горы, где находится буддистский рай. Через эту гору идет мост шириной в один фут. Старший Лев посылает младшего пройти по этому мосту. Для младшего это испытание, а для старшего моральная дилемма, потому что это опасно для ребенка, но все заканчивается благополучно", — говорит куратор Мария Емельянова. "Кимоно украшены веерами и пионами, что более характерно для традиции театра Но, чем для традиции театра Кабуки, а сверху летает шерсть от львов", — добавляет Андрей Скатков.

Экспонат на выставке Неповторимый мир театра: Япония в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве
10 из 15

Третий раздел выставки посвящен мистическим сюжетам и богам. На кимоно гейши — сюжет известной пьесы театра но "Пара львов" ("Рэндзиси"), которая в конце XIX века переехала на сцену театра кабуки. "Два льва живут на склоне горы, где находится буддистский рай. Через эту гору идет мост шириной в один фут. Старший Лев посылает младшего пройти по этому мосту. Для младшего это испытание, а для старшего моральная дилемма, потому что это опасно для ребенка, но все заканчивается благополучно", — говорит куратор Мария Емельянова. "Кимоно украшены веерами и пионами, что более характерно для традиции театра Но, чем для традиции театра Кабуки, а сверху летает шерсть от львов", — добавляет Андрей Скатков.

© Фото : Всероссийский музей декоративного искусства

Самбасо, один из персонажей мистерии театра но — благопожелательный божок на спине детского кимоно для церемонии Омиямаири, представления 100-дневного младенца богам. Это первый поход ребенка в храм на руках у матери.

Экспонаты на выставке: Неповторимый мир театра: Япония во Всероссийском музее декоративного искусства
11 из 15

Самбасо, один из персонажей мистерии театра но — благопожелательный божок на спине детского кимоно для церемонии Омиямаири, представления 100-дневного младенца богам. Это первый поход ребенка в храм на руках у матери.

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

Детское кимоно завязано на спине у матери, тут находятся разные символы-амулеты, которые должны сопровождать ребенка: собачка комаину, веер с журавликами (благопожелательный символ) — в бумажной складке и погремушка дон-додн-дайко, чтобы отгонять злых духов. Все это должно быть у ребенка в храме. "У нас мальчик, поэтому — синий веер и яркое нарядное кимоно с экспрессивным сюжетом", — уточняет Мария Емельянова.

Выставка Неповторимый мир театра: Япония
12 из 15

Детское кимоно завязано на спине у матери, тут находятся разные символы-амулеты, которые должны сопровождать ребенка: собачка комаину, веер с журавликами (благопожелательный символ) — в бумажной складке и погремушка дон-додн-дайко, чтобы отгонять злых духов. Все это должно быть у ребенка в храме. "У нас мальчик, поэтому — синий веер и яркое нарядное кимоно с экспрессивным сюжетом", — уточняет Мария Емельянова.

© Фото : Всероссийский музей декоративного искусства

В этом же разделе — великие подвиги прошлого и эпоха Хэйан, золотой век дворцовой культуры. "С точки зрения японцев, прошлое лучше будущего. Это японской культуре очень свойственно", — рассказывает Мария Емельянова.

"Перед вами самое старое кимоно на выставке, вышедшее из употребления в середине XIX века. На нем изображена веранда дворца, где кем-то забыт аристократический веер, а сюжет в том, что с веранды дворца можно при свете месяца любоваться цветущими и опадающими деревьями", — объясняет Андрей Скатков.

Экспонат на выставке Неповторимый мир театра: Япония в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве
13 из 15

В этом же разделе — великие подвиги прошлого и эпоха Хэйан, золотой век дворцовой культуры. "С точки зрения японцев, прошлое лучше будущего. Это японской культуре очень свойственно", — рассказывает Мария Емельянова.

"Перед вами самое старое кимоно на выставке, вышедшее из употребления в середине XIX века. На нем изображена веранда дворца, где кем-то забыт аристократический веер, а сюжет в том, что с веранды дворца можно при свете месяца любоваться цветущими и опадающими деревьями", — объясняет Андрей Скатков.

© Фото : Всероссийский музей декоративного искусства

Мусо-хаори — летняя накидка на кимоно, на подкладке которого некий персонаж собирает сосновые ветви, чтобы украсить повозку. В таких повозках, с занавесями и запряженных волами, перемещались аристократы.

Экспонат на выставке Неповторимый мир театра: Япония в музее Декоративно-прикладного искусства в Москве
14 из 15

Мусо-хаори — летняя накидка на кимоно, на подкладке которого некий персонаж собирает сосновые ветви, чтобы украсить повозку. В таких повозках, с занавесями и запряженных волами, перемещались аристократы.

© РИА Новости / Александр Натрускин / Перейти в фотобанк

Эпоха Хэйан закончилась войной, в которой клан Минамото победил клан Тайра. На сцене подлинный сценический костюм одного из вассалов героя той войны Ёсицунэ. Фон — традиционный занавес театра кабуки из цветных полос. Таданобу сопровождает в путешествии возлюбленную Ёсицунэ Сидзуку (на выставке она представлена в виде храмовой танцовщицы-сирабёси в длинных красных штанах и белой накидке для исполнения обрядов). На Таданобу — подлинная часть сценического костюма: красный дзюбан, внутри — трюк с переодеванием. "Это игравший трюковой костюм, который жил интересной жизнью, был порван местами, его пришлось чинить и восстанавливать. На самом деле Таданобу — это волшебный лис Гэнкуро, в конце пьесы превращающийся обратно в лиса. Проводив Сидзуку со сцены, он встает на дорожку ханамити, сзади подходит ассистент, выдергивает ниточку, часть костюма падает вниз и открывается наряд лиса, украшенный орнаментом "пламенеющая жемчужина", — описывает сцену Мария Емельянова.

Выставка Неповторимый мир театра: Япония
15 из 15

Эпоха Хэйан закончилась войной, в которой клан Минамото победил клан Тайра. На сцене подлинный сценический костюм одного из вассалов героя той войны Ёсицунэ. Фон — традиционный занавес театра кабуки из цветных полос. Таданобу сопровождает в путешествии возлюбленную Ёсицунэ Сидзуку (на выставке она представлена в виде храмовой танцовщицы-сирабёси в длинных красных штанах и белой накидке для исполнения обрядов). На Таданобу — подлинная часть сценического костюма: красный дзюбан, внутри — трюк с переодеванием. "Это игравший трюковой костюм, который жил интересной жизнью, был порван местами, его пришлось чинить и восстанавливать. На самом деле Таданобу — это волшебный лис Гэнкуро, в конце пьесы превращающийся обратно в лиса. Проводив Сидзуку со сцены, он встает на дорожку ханамити, сзади подходит ассистент, выдергивает ниточку, часть костюма падает вниз и открывается наряд лиса, украшенный орнаментом "пламенеющая жемчужина", — описывает сцену Мария Емельянова.

1 из 15

Выставочное пространство поделено на четыре зоны, тематически связанные со знаковыми жанрами театра Кабуки. Раздел "Жизнь и смерть веселых кварталов" посвящен бытовым пьесам.

Мусо-хаори — женская летняя накидка на кимоно, на подкладке изображен эпизод из пьесы о 47 ронинах из Ако, мстивших за смерть своего оклеветанного господина. На рисунке — главный его советник Оиси Кураносукэ, возглавивший заговор, он находится в чайном доме.

2 из 15

Кайдори — кимоно со шлейфом — сценический костюм куртизанки, на нем изображены музыкальные инструменты кото. Костюм явно большой для японской женщины, скорее всего он предназначался для мужчины, игравшего женскую роль.

3 из 15

Формальное (для торжественных случаев) кимоно гейши "Когорума". Когорума — маленькая повозка, популярный орнамент кимоно. "Невозможно представить себе кварталы удовольствий без гейш, до середины XVIII века это были мужчины, выступавшие в амплуа шутов или барабанщиков для разогрева клиента, который потом пойдет к куртизанке. В какой-то момент им стали составлять конкуренцию женщины", — рассказывает куратор Мария Емельянова.

4 из 15

Реконструкция костюма ученицы гейши в Токио, японцы их называют "хангёку", что означает "половина драгоценности". В отличие от учениц гейш из Киото, у хангёку характерный узел на кимоно и нет шлейфа.

5 из 15

Следующая часть экспозиции, построенная на ассоциациях, посвящена демонам и пьесам о превращениях. На дзюбане (нижнее кимоно) изображена сцена из постановки "Мусумэ-додзёдзи" — об обманутой монахом девушке, которая приходит в буддистский храм и, назвавшись танцовщицей, исполняет семь танцев, после чего забирается на храмовый колокол, где превращается в демона-змею, воплощая всю силу постигшего ее обмана. На дзюбане — первый эпизод, когда девушка приходит в храм и беседует с монахами. Роль танцовщицы исполняет мужчина (оннагата).

6 из 15

Фурисодэ — девичье кимоно с длинными развевающимися рукавами. С ним связана демоническая история. "Одной из самых страшных катастроф в средневековом городе Эдо был "пожар фурисоде". Он случился, когда принесли в храм кимоно, хозяйки которого все по очереди преждевременно умирали. Его решили сжечь, и, пока сжигали, загорелся Эдо. Сгорело полгорода", — рассказывает Мария Емельянова.

7 из 15

Куратор Мария Орлова и реконструкция образа главной героини пьесы "Саги-мусумэ" о цапле, которая влюбилась и превратилась в человека, но ее обманули и она погибла. "В исходной версии все заканчивалось тем, что девушка превращалась в птицу и улетала. Однако в 1920-е годы японские актеры увидели Анну Павлову, которая исполняла "Умирающего лебедя" Сен-Санса и решили, что девушка-цапля будет умирать в конце", — комментирует Мария Емельянова.

8 из 15

И снова цапли — на летнем кимоно матери жениха или невесты, которое по традиции надевали на свадьбу.

9 из 15

Тройное кимоно "Мицугасанэ" носили невесты. "После отмены сословных привилегий многие устраивали бракосочетание по самурайским традициям. Свадьба отмечалась три дня, и у невесты было три перемены костюмов: приезжала она в белом кимоно, на второй день была в красном, а на третий — в черном. Подобные торжества очень дороги, и в результате все свелось к одному дню, в который невесты надевали все три кимоно одновременно, ближе всего к телу — белое", — поясняет Андрей Скатков.

10 из 15

Третий раздел выставки посвящен мистическим сюжетам и богам. На кимоно гейши — сюжет известной пьесы театра но "Пара львов" ("Рэндзиси"), которая в конце XIX века переехала на сцену театра кабуки. "Два льва живут на склоне горы, где находится буддистский рай. Через эту гору идет мост шириной в один фут. Старший Лев посылает младшего пройти по этому мосту. Для младшего это испытание, а для старшего моральная дилемма, потому что это опасно для ребенка, но все заканчивается благополучно", — говорит куратор Мария Емельянова. "Кимоно украшены веерами и пионами, что более характерно для традиции театра Но, чем для традиции театра Кабуки, а сверху летает шерсть от львов", — добавляет Андрей Скатков.

11 из 15

Самбасо, один из персонажей мистерии театра но — благопожелательный божок на спине детского кимоно для церемонии Омиямаири, представления 100-дневного младенца богам. Это первый поход ребенка в храм на руках у матери.

12 из 15

Детское кимоно завязано на спине у матери, тут находятся разные символы-амулеты, которые должны сопровождать ребенка: собачка комаину, веер с журавликами (благопожелательный символ) — в бумажной складке и погремушка дон-додн-дайко, чтобы отгонять злых духов. Все это должно быть у ребенка в храме. "У нас мальчик, поэтому — синий веер и яркое нарядное кимоно с экспрессивным сюжетом", — уточняет Мария Емельянова.

13 из 15

В этом же разделе — великие подвиги прошлого и эпоха Хэйан, золотой век дворцовой культуры. "С точки зрения японцев, прошлое лучше будущего. Это японской культуре очень свойственно", — рассказывает Мария Емельянова.

"Перед вами самое старое кимоно на выставке, вышедшее из употребления в середине XIX века. На нем изображена веранда дворца, где кем-то забыт аристократический веер, а сюжет в том, что с веранды дворца можно при свете месяца любоваться цветущими и опадающими деревьями", — объясняет Андрей Скатков.

14 из 15

Мусо-хаори — летняя накидка на кимоно, на подкладке которого некий персонаж собирает сосновые ветви, чтобы украсить повозку. В таких повозках, с занавесями и запряженных волами, перемещались аристократы.

15 из 15

Эпоха Хэйан закончилась войной, в которой клан Минамото победил клан Тайра. На сцене подлинный сценический костюм одного из вассалов героя той войны Ёсицунэ. Фон — традиционный занавес театра кабуки из цветных полос. Таданобу сопровождает в путешествии возлюбленную Ёсицунэ Сидзуку (на выставке она представлена в виде храмовой танцовщицы-сирабёси в длинных красных штанах и белой накидке для исполнения обрядов). На Таданобу — подлинная часть сценического костюма: красный дзюбан, внутри — трюк с переодеванием. "Это игравший трюковой костюм, который жил интересной жизнью, был порван местами, его пришлось чинить и восстанавливать. На самом деле Таданобу — это волшебный лис Гэнкуро, в конце пьесы превращающийся обратно в лиса. Проводив Сидзуку со сцены, он встает на дорожку ханамити, сзади подходит ассистент, выдергивает ниточку, часть костюма падает вниз и открывается наряд лиса, украшенный орнаментом "пламенеющая жемчужина", — описывает сцену Мария Емельянова.

Карне, лорнет, зрительная трубка
Мушка у виска, зачем ты так со мной резка? Как кокетничали столетия назад
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала