Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Религия и мировоззрение

Отшельник в Сети. Как Феофан Затворник стал покровителем Интернета

МОСКВА, 29 июн — РИА Новости, Алексей Михеев. В субботу православная церковь вспоминает святителя Феофана Вышенского — русского епископа XIX века, канонизированного за "святость жизни", последние десятилетия которой он провел в необычном отшельничестве. Полтора века назад этот блестяще образованный полиглот, кавалер многих орденов на долгие годы заперся в келье, посвятив себя чтению книг и переписке. Как относятся к неофициальному православному покровителю интернета современные монахи, можно ли и нужно ли сегодня ищущим духовного подвига убегать от мира — разбирался корреспондент РИА Новости.

В пещеру с интернетом

"Один мой знакомый иеромонах, склонный к уединению, не раз говорил, что с радостью затворился бы в какой-нибудь пещере без всяких удобств, но с одним условием: в месте своего подвига будущий отшельник непременно хотел иметь скоростной оптоволоконный канал минимум на один гигабайт в секунду", — рассказывает игумен Агафангел (Белых), настоятель архиерейского подворья храма Святой Троицы в белгородской Новотроевке. Он отдал много лет строительству церкви в заполярном Тикси и миссии среди северных народов. Но сегодня на его подворье — практически "затвор": несмотря на близость областного центра, транспорт в маленькую деревню не ходит, магазинов вокруг нет, а мобильный интернет капризен и зависит от погоды.
Игумен Агафангел (Белых) с котом Тайсоном на территории монастырского скита в селе Новотроевка Белгородской области
Двое в снегу, не считая собаки: Новый год в монастыре на границе с Украиной
Двадцать лет назад католическая церковь провозгласила покровителем глобальной сети святого Исидора Севильского: в VII веке он составил предшественницу "Википедии" — 20-томную "Этимологию", где впервые применил систему перекрестных ссылок. А наш святитель Феофан, на двадцать лет уйдя в свою келью, написал десятки книг и тысячи писем самым разным людям.
Он уподоблял молитву недавно появившемуся тогда телеграфу: между обращенными к Богу словами и откликом на них нет промежутка — нужно только, чтобы они шли из сердца; а молитвы из головы не дают "луча, восходящего на небо, и не бывают слышны Там".
"Это же Затворник писал: "Можно и при затворенных дверях по миру шататься или целый мир напустить в свою комнату", — говорит отец Агафангел.
Выходит, размышляет он, для монаха не так важно, в большом он монастыре с множеством братии и паломников или в уединенной келье. Важнее состояние его духа и молитва, идущая от сердца. "А интернет… Пусть он, как бездушный инструмент, всеми своими ресурсами тоже поработает на благое дело проповеди Христа и Евангелия. И тогда из далекой кельи в мир, лежащий во зле, непременно донесется доброе слово утешения", — убежден игумен.

Бог без политики

Монахиня Елисавета (Сеньчукова) несет вполне светское послушание пресс-секретаря Якутской епархии. Много лет назад она уехала из Москвы — в столице слишком многое отвлекало от Бога. Затворничество по образцу святителя Феофана, когда монах в переписку вступает, духовные беседы поддерживает, но наружу, в мир, не выходит, по ее словам, — абсолютный идеал монашеской жизни.
храм в южной Якутии зимой
"Сил для Москвы не осталось". Как монахиня-москвичка выжила в Якутии
"Но то, что мы несем разнообразные послушания в миру, — к сожалению, данность, которой не избежать. С другой стороны, если мы постараемся сохранить монашеский образ за стенами келий, — мы можем принести много пользы. Людям не хватает молитвы. Людям не хватает разговора о Боге — не отвлеченного, не теоретического, без "ценностей" или "политики", а просто о смысле, который и есть Бог", — считает монахиня.
"А ты бы хотела так же, как святитель, — зайти в келью лет на десять и не выходить никуда?" — спрашиваю я.
"Теоретически да. Но практически я для этого слабак", — говорит Елисавета.

"Монах — как маяк"

Среди православных популярно приписываемое разным отцам Церкви пророчество: один из признаков последних времен — монахи станут жить как миряне. А миряне, в свою очередь, уподобятся бесам. Бывший ректор Якутской семинарии, а сейчас — настоятель Покровского собора в кубанском Кропоткине игумен Андрей (Мороз) к этим словам относится серьезно.
"Апостасия — отступление от веры — может захватить в любой момент, стоит только расслабиться. Конечно, понимание, что Христос скоро придет, для познавших Его — событие радостное, но христианин должен скорбеть о тех, кому эта радость недоступна", — переживает отец Андрей.
© Фото : Мария СеньчуковаПрихожане одного из отдаленных храмов Якутии на богослужении
прихожане одного из отдаленных храмов Якутии на богослужении
Прихожане одного из отдаленных храмов Якутии на богослужении
А еще он считает, что нет смысла восхищаться монахами древности и говорить, как все стало плохо сегодня. "Если внимательно читать, никаких иллюзий не останется: как есть сейчас, так все было и раньше. Кто горячее, кто холоднее, а кто и вовсе никакой", — говорит священник.
"Хороший, святой монах — это маяк на нашем пути к Богу, вот его главное предназначение", — убежден игумен.

Затвор с загранпаспортом

Неважно, монах ты или мирянин, — стараясь жить, как учил Христос, человек рано или поздно понимает: то, ради он чего создан, и окружающая реальность, мягко говоря, не совпадают. Что делать? Созерцать красоту Бога, подобно Адаму в Эдеме, — это, кстати, то, к чему как раз и стремились затворники, размышляет отец Андрей.
Ему я тоже задаю вопрос: не было ли у него желания уйти в затвор?
"А я часто затворяюсь. Например, не зная языков, иногда езжу за границу. Знаю, что вокруг люди, они даже ходят вокруг меня, но они для меня — как духи: поговорить с ними я не могу", — смеется игумен.
© РИА Новости / Стрингер / Перейти в фотобанкПрохожие в Старом городе в Праге
Прохожие в Старом городе в Праге
Прохожие в Старом городе в Праге
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала