Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Вадим Шумков: прежде чем заниматься развитием, нужно навести порядок

© РИА Новости / Михаил Климентьев / Перейти в фотобанкПрезидент РФ В. Путин встретился с врио губернатора Курганской области В. Шумковым
Президент РФ В. Путин встретился с врио губернатора Курганской области В. Шумковым
Прежде чем развивать Курганскую область, нужно сначала навести порядок, в том числе в качестве государственного управления и в сфере ЖКХ, чтобы повысить качество жизни населения, уверен временно исполняющий обязанности губернатора региона Вадим Шумков. Об этом, а также о том, как избыток произведенного в Курганской области зерна превратить из проблемы в преимущество, с какими странами будет сотрудничать регион и почему, чтобы эффективно сформировать правительство области, пришлось сократить часть должностей, он рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Марина Луковцева.
— Вадим Михайлович, вы руководите Курганской областью почти три месяца, сейчас происходят кадровые перестановки в правительстве и часть должностей по-прежнему вакантны. Есть ли уже кандидатуры на эти посты и когда можно ожидать окончания формирования правительства?
— До Нового года формирование правительства будет практически завершено. Мои заместители уже назначены практически все. Когда я пришел, было одиннадцать заместителей губернатора. В моем понимании, это слишком много для такого небольшого региона с таким государственным долгом, поэтому теперь их стало восемь. Так что на большую часть оставшихся должностей люди уже назначены. Остались пока незанятыми только ставки директора департамента экономического развития и вице-губернатора. Вице-губернатор выйдет 9 января. Это человек не из Курганской области, ему нужно завершить свои дела на прежнем месте работы. Буквально на днях с ним разговаривали. Ждем.
— Какие задачи вы ставите перед правительством в следующем году?
— Задачи очень просты – начать работать максимально эффективно и качественно, отрабатывать вознаграждение, которое они получают за счет налогов людей. Ведь бюджет это в первую очередь налоги, потому если вы получаете заработную плату из бюджета, то вам необходимо максимально качественно оказывать государственную услугу. Второе – хотелось бы начать последовательно менять экономическую и социальную палитры региона, которые сегодня выглядят довольно депрессивно. Поэтому задача тех руководителей, которые выходят на определяющие сферы, – пытаться складывать свои действия в общий тренд на стремление переломить эту ситуацию, поменяв в лучшую сторону. Мы уже начали это делать.
Диктант в Чите. Архивное фото
Названы регионы РФ, где планируется вывести образование на новый уровень
— Планируется ли оптимизация работы органов исполнительной власти в регионе?
— Оптимизация проводится. Есть понятие достаточности соотношения государственных служащих для оказания той или иной государственной услуги. Анализ нам показал, что в течение года мы вынужденно сократим до 10 процентов госслужащих Курганской области.
На самом деле это меня не радует, потому что люди останутся без работы. Тем более когда их приглашали, давали, вероятно, какие-то обещания, а они под эти обещания, возможно, брали кредиты, ипотеку… Вместе с тем в такой финансовой ситуации количество госслужащих в Курганской области, не связанных непосредственно с исполнением полномочий и оказанием услуги – это кадровики, бухгалтеры, юристы, системные администраторы, — явно избыточно. Мы проводили сравнение с соседними регионами по Уральскому федеральному округу. По отдельным направлениям насчитали превышение штата в два раза, поэтому такие мероприятия и проводятся.
У нас работает так называемая комиссия по оптимизации, которая рассматривает структуру каждого департамента, вычисляет дублирующие функции у структурных подразделений и отдельных сотрудников. Второе направление работы комиссии – посмотреть подведомственные организации, сейчас их достаточно много, и оставить те, которые направлены на выполнение областных полномочий и приносят реальную пользу населению.
Все лишнее, непосредственно не связанное с исполнением государственных полномочий, а такие организации мы обнаруживаем, будет сокращаться. К сожалению, эту работу тоже приходится проводить. Вероятно, в тот момент, когда их принимали на работу, тот, кто это делал, руководствовался вполне понятным посылом — сделать этим людям хорошо. В регионе крайне слабая экономика и других рабочих мест просто не было, потому многие старались устраиваться на государственную службу. Нередко целыми семьями, перекрывая тем самым путь к развитию молодым ребятам, что вынуждало их уезжать из региона, так как здесь они не видели для себя никакого развития. Вместе с тем, учитывая то, что бюджет дефицитный, госдолг зашкаливает, а налоги по ряду направлений очень высоки и платят их далеко небогатые и немолодые люди, я не вижу иных вариантов. Разумеется, одновременно с этим нужно заниматься развитием экономики, чтобы создавались новые рабочие места, куда могут и должны устраиваться молодые люди.
Настроения по этому поводу разные. Понятное дело, что сами сокращаемые относятся к ситуации негативно. Население, наоборот, позитивно встречает происходящее. Сам я отношусь сдержанно. Речь идет об увольнении людей, жителей Курганской области. Героики в этом никакой нет. Это вынужденная мера.
— В Курганской области завершился конкурс "Лидеры Зауралья", планируется сформировать губернаторский кадровый резерв. На какие посты в региональном правительстве могут претендовать победители кадровых конкурсов?
— На любые посты. Как я говорил, при определенных назначениях приходится людей приглашать издалека, потому что местный кадровый локомотив не очень плотно был укомплектован. Даже сейчас, принимая решения по чиновникам среднего и низшего звеньев, не всегда понимаешь, кого на кого менять. Такая проблема существует, поскольку реально сформированного резерва, в котором находятся опытные и профессиональные специалисты, в регионе просто нет.
Поэтому поставил задачу сформировать "губернаторскую сотню". Через этот конкурс, через другие конкурсы, чтобы была всегда скамейка запасных. Но опять же, если человек не имел опыта государственной службы, то придется начинать с низших ступеней. В том числе и победителям "Лидеров Зауралья". Здесь можно вспомнить опыт нашей страны 40-50-летней давности, когда человека вели по всем должностям, начиная снизу: помощник мастера, мастер, бригадир, начальник цеха, директор завода, а потом уже на управляющую работу в государственной службе. Будем создавать такие условия, чтобы люди постоянно перемещались, получали опыт из разных сфер.
Курганская область. Архивное фото
Врио главы Курганской области намерен опираться на опыт жителей региона
— Вы уже провели ряд встреч с руководителями крупных российских компаний, в том числе Ростеха, "Газпром нефти", "Сибура", Роснефти, РЖД. Можете ли уже рассказать о конкретных договоренностях и планах по итогам этих встреч?
— Мы ведем работу по развитию сотрудничества. В Курганской области порядка двух десятков предприятий, которые могут работать на нефтегазовый сектор страны. И моя задача на ближайшую перспективу – максимально загрузить эти предприятия, потому что строительство нового завода занимает три-пять лет. Я не говорю, что этим мы заниматься не будем, но люди устанут ждать результата, потому в части развития экономики нужно разделить задачи на ближайшие, среднесрочные, долгосрочные. Сейчас нужно привлекать заказы на действующие предприятия, чтобы они больше производили, платили больше налогов, создавали новые рабочие места.
С "Газпром нефтью" мы договорились увеличить за год на миллиард рублей объем закупок у наших предприятий. Более того, компания РЖД пообещала обеспечить в 2019 году заказами на 300 миллионов рублей свой Петуховский литейно-механический завод, который сейчас стоит. За следующий год мы должны найти новые решения для этого предприятия. Ахиллесова пята завода – литейное производство, которое работает на коксе. Это технологии времен Демидовых. И качество продукции соответствующее – низкое. За год мы вместе должны подобрать технологию, найти инвестора и таким образом подведем вторую опору для этого завода. Часть продукции он сможет производить для РЖД, часть – для нефтянки.
Также одна из компаний, с которой я встречался, подтвердила заказ для двух заводов региона на 150 миллионов рублей.
Из поездки в "Сургутнефтегаз" наши предприятия привезли несколько новых контрактов. Сейчас собирается делегация в Роснефть, и ждем представителей дивизиона закупок от Shlumberger. То есть в общей сложности у наших предприятий с нашей поддержкой за эти несколько недель уже появляется дополнительный пакет контрактов на несколько миллиардов рублей. Это порядка нескольких сотен миллионов рублей налогов дополнительно для регионального и местных бюджетов. И, конечно, несколько сотен новых рабочих мест. Это основной показатель, потому что искренне считаю, что главные критерии работы органов власти не индексы и рейтинги, хотя это тоже важно, самое главное – новые рабочие места. Для людей намного важнее, будет ли у них завтра работа, смогут ли они обеспечить свою семью. Все остальное важно, но потом.
— Определили ли вы уже пул стран и иностранных инвесторов, которые могли бы быть заинтересованы в работе с Курганской областью? И сформированы ли уже приоритетные направления в работе с иностранными инвесторами?
— Мы взаимодействуем с несколькими иностранными компаниями, в том числе в сфере агропромышленного комплекса, потому что для них Курганская область в этом разрезе наиболее понятна. Мы готовы приглашать иностранный капитал в АПК, перерабатывающую промышленность, переработку полимеров, машиностроение, логистику. Сейчас мы ведем переговоры с тремя компаниями в сфере АПК, которые имеют иностранные корни. Как уже говорил, ведем переговоры с компанией Schlumberger, Baker Hughes в части работы с нашими предприятиями. На примете еще несколько проектов с иностранными компаниями.
Вместе с тем надо понимать, что у меня нет такого очарования, как у ряда моих коллег, что нас спасут иностранные инвестиции. Никакой иностранный капитал не будет вкладывать сюда доллар, чтобы не заработать два. А значит, получая иностранные инвестиции, мы должны быть готовы к другой проблеме – оттоку капитала, потому что вы не можете запретить человеку зарабатывать деньги здесь и вывозить их на родину. Иностранные инвестиции надо рассматривать не как спасение российской экономики, а как способ ее улучшения и постоянного поддержания в тонусе.
Лучше заводить иностранного инвестора как флагмана в определенной отрасли, чтобы он в том числе задавал уровни компетенций, чтобы можно было формировать технологический обмен и чтобы использовать его как некий стандарт. Тогда местный бизнес прекращает дремать и пытается догнать иностранных конкурентов.
Листы с денежными купюрами номиналом 2000 рублей. Архивное фото
Курганская область будет привлекать в регион иностранных инвесторов
Это еще важно потому, что работая только с местным бизнесом, вы всегда будете натыкаться на финансовые ограничения и недостаточность компетенций. И, напротив, возможность использовать капитал и технологии извне позволяют вам более интенсивно развивать свою территорию. Но уповать на то, что иностранный капитал сможет решить все наши экономические проблемы, это откровенная глупость.
— Вы заявляли о намерениях развивать экономическое сотрудничество с Казахстаном и другими странами СНГ. Делегация Курганской области посетила Казахстан в начале декабре. Можете подвести итоги поездки?
— Есть определенные зацепки по ряду направлений. Во-первых, это обмен товарами: в чем-то мы их можем дополнять, в чем-то их товары являются уникальными для нас. Во вторую очередь возможный выход наших компаний на выполнение определенных заказов в Павлодарский акимат. Кроме того, с Казахстаном у нас давние дружеские отношения, там большой процент русскоязычного населения, очень схожий менталитет.
У нас с казахскими акиматами – Петропавловским и Костанайским – общая граница в 580 километров. Понятно, что мы должны выстраивать с ними общую политику, тем более проблематика в ряде сфер тоже общая.
Например, в Курганской области из-за удаленности от экспортных границ сложился зерновой профицит. Ежегодно он составляет порядка 400 тысяч тонн зерна, что создает негативное давление на рынок. И у фермеров, и у хозяйств проблема — низкие либо нестабильные закупочные цены. Такая же проблема у Петропавловска и Костаная: они производят несколько тысяч тонн зерна, которое некуда продавать.
Важно понимать, что необходимо заниматься созданием производств, которые потребляют зерно, и это не только птицеводство и скотоводство, поэтому мы сейчас рассматриваем вариант строительства в Курганской области крупного комбината по глубокой переработке зерна. В этом проекте есть хорошая добавленная стоимость, а самое главное – ниши, которые сегодня заполняются импортом. Такой завод мы построили в Тюменской области, он вырабатывает 30 тысяч тонн лизина, закрывая примерно 40 процентов российского рынка. Эту нишу раньше заполнял импорт. В Курганской области мы рассматриваем похожий проект. Надеемся, что уже в течение нескольких ближайших лет приступим к строительству.
— Планируете ли поездки с бизнес-миссиями в зарубежные страны в следующем году?
— Планы по зарубежным бизнес-миссиям разрабатываем сейчас, но буду ли я лично участвовать во всех, сказать не готов. У меня нет запроса на государственный туризм: нет желания покататься по разным странам за счет бюджета, создавая видимость, что я защищаю какие-то важные цели. Считаю, работать надо на результат и на земле, кроме того, выезжать буду только тогда, когда от поездки губернатора реально будет что-то зависеть. В моем понимании лучше создавать условия для людей, чтобы они могли договариваться. У нас есть Центр развития экспорта. Как раз в настоящее время перепрошиваем деятельность институтов развития бизнеса, включая этот центр. К моему удивлению, в Курганской области было целых девять структур, которые занимаются поддержкой предпринимательства, экономики и инвестиций, при этом регион на 62-85 местах по этим направлениям. Теперь идет объединение этих организаций, потому что у них либо похожая деятельность, либо это структура, которая не дает эффекта, и ее не надо было создавать изначально.
Список стран по бизнес-миссиям понятен. Это СНГ – Казахстан, часть стран Кавказского региона, которые имеют похожую с нами структуру экономики. В частности – Азербайджан, который поставляет нам плодоовощную продукцию и закупает продукцию в нашей стране. Дальше Киргизия. Возможно, посмотрим Узбекистан и Таджикистан. У них есть нефтегазовый сектор, поэтому может быть интерес к нашему оборудованию. Конечно, есть свои наработки с Белоруссией.
Из дальнего зарубежья это Германия, потому что у них есть технологии, которые интересны нам. Также интересны страны Бенилюкс, американские компании, китайские. Рассматриваем сотрудничество с Южной Кореей в плане медицинских технологий. Возможно, Вьетнам и Китай.
— Успели ли вы уже объехать все районы области? С какими проблемами чаще всего обращаются жители области?
— Курганская область равна по площади средней европейской стране. В регионе 26 муниципальных образований, 24 района и два города областного значения. Пока я объехал только одну треть. Надеюсь, что в первом полугодии 2019 года полностью закончу все объезды.
Жители традиционно обращаются с главными проблемами, которые волнуют каждого человека: качество медицинской помощи, состояние больниц, качество и уровень содержания образовательных учреждений, отсутствие рабочих мест, низкая заработная плата, произвол мелких чиновников, слабо развитая коммунальная сфера и система ЖКХ в целом, качество дорог, коррупция.
Вид на Курган с гостиничного комплекса Воробьевы горы. Архивное фото
Глава Курганской области планирует развивать экономику и инфраструктуру
— В соответствии с этими обращениями сформулировали основные направления работы?
— План работы у меня сложился. Чтобы посеять что-то разумное, доброе, вечное, нужно сначала навести порядок. Сейчас я как раз этим занимаюсь — навожу порядок в управленческой структуре и в кадровой сфере, меняя людей, которые не хотят либо не готовы надлежащим образом выполнять свои функции, за которые получают заработную плату, в коммунальной и дорожной сфере, в медицине.
Кроме выездов на территории, каждую неделю у меня один-два выезда по Кургану: вместе с руководителем администрации города, сотрудниками жилинспекции проезжаем по дворам и улицам, захожу в дома к людям, разговариваю с ними. Не потому, что хочу попиариться, а чтобы мои коллеги вместе со мной посмотрели, как живут люди, которым они в силу своих должностных обязанностей должны оказывать услуги. Чтобы увидели, как плохо убираются дворы, дороги, хотя есть люди, которые получают за это заработную плату. Это нередко является для них откровением.
И если с чисткой дорог есть определенные сложности, потому что на это выделяется меньше средств, чем необходимо, хотя и здесь мы находим решения, то с управляющими компаниями ситуация обстоит по-другому. Жители ежемесячно платят деньги, компании их собирают, но качество услуг часто ужасное. Дворовые территории, подъезды годами убирались отвратительно либо не убирались вообще. В ряде таких случаев деньги вообще уходили неизвестно куда, проще говоря, присваивались.
В одной из таких поездок меня пригласила к себе пожилая женщина. Поднимаюсь: "убитая" хрущевка, 43 квадратных метра. В подъезде какие-то провода висят, все фанерками заколочено. Женщина, будучи пенсионеркой, платит 4,5 тысячи рублей ежемесячно, что сопоставимо с московскими ценами на коммуналку. Из этих 4,5 тысячи рублей за мытье и косметический ремонт подъезда, уборку двора она платит 600 рублей. Три года никто не моет подъезд, она моет его сама, своими руками. Никто не убирает двор, и никто не планирует ремонтировать подъезд. За три года, пока перечисленные услуги не оказывались, только эта женщина заплатила 21 тысячу 600 рублей. А в подъезде 20 квартир, соответственно, общая сумма составляет более 432 тысяч рублей. С дома, соответственно, ушло 860 тысяч без оказания услуг.
Еще одна женщина рассказала, что сдает ежемесячно в фонд капремонта почти 400 рублей. Подрядчик, который проводил ремонт, чтобы сэкономить, не стал нанимать нормальных рабочих, а провернул хитрую схему, привлек на ремонт постояльцев спецприемника. Они сломали этой женщине канализационный стояк и сбежали. В итоге она за собственные деньги, отложенные на черный день, этот стояк отремонтировала. Многие из этих людей пережили войну и строили эту страну, но они не всегда могут постоять за себя.
Как я должен реагировать на такие ситуации? Это наглое, отвратительное обворовывание людей. Тем более Курган небогатый город, где средняя зарплата 15-17 тысяч рублей, много пожилых, а жилой фонд устаревший. Поэтому начинаю в эти вопросы залезать, заставлять работать, что вызывает колоссальное напряжение и стресс. Усаживаю в автобус всех причастных к ситуации, вожу по городу и показываю, как все обстоит на самом деле, а не в отчетах, которые мы формируем.
Сложность еще в том, что нет четкого разделения, где заканчивается территория ответственности управляющих компаний и начинается территория ответственности города. Дал указание за три месяца провести это разграничение. Это простые, но вместе с тем важные вещи, от которых зависит качество жизни людей. Я живу в этом городе, мне хочется, чтобы он стал лучше. Есть позитивные изменения: Курган стал значительно чище. Сейчас украшаем его к Новому году, приглашаю вас в гости.
— Курганская область, к сожалению, находится в последней трети рейтинга зарплат в российских регионах. Есть ли у властей региона понимание, как разбираться с этой проблемой, как обеспечить рост зарплат и улучшение качества жизни жителей?
— Единственный действенный вариант – заниматься экономикой, потому что зарплаты находятся в прямой зависимости от ее состояния. Первое – заводить максимальное количество заказов на действующие заводы, чтобы они платили больше налогов, повышали зарплаты своим работникам. Мы уже с вами об этом говорили, в том числе о реальных перспективах по следующему году. Второе – приводить новых инвесторов, но тут потребуется время. И третье – реализовать все имущество, в котором нет необходимости для исполнения полномочий бюджета, завести эти деньги в бюджет. Это поможет сэкономить средства на содержание такого имущества, повысить доходы бюджета. Тоже этим будем в ближайшее время заниматься.
— Молодые жители Курганской области часто уезжают учиться и работать в соседний Екатеринбург. Есть ли у властей региона понимание, как остановить отток молодежи и стимулировать людей жить и работать в Кургане?
— Задержать молодежь поможет только повышение качества жизни и создание новых рабочих мест с нормальной заработной платой. Ведь многие уезжают не потому, что хотят, а потому, что вынуждены. И уезжают люди, которые необходимы региону. Наша задача – создать для них условия для работы в Курганской области через реализацию новых интересных проектов, вовлечь в политическую и экономическую жизнь региона, чтобы молодежь поверила, что может жить хорошо здесь и сейчас.
— Широкий резонанс получило дело курганской пенсионерки, которая издевалась над приемными детьми. Вы тогда просили управление соцзащиты тщательнее следить за тем, в какие семьи передаются сироты. Какие меры разрабатывают власти региона для контроля за ситуацией и недопущения подобных случаев?
— Я узнал о ситуации с пенсионеркой, которая била поленом по голове ребенка, как раз после моего посещения двух областных детских домов. После всего этого у меня возникло несколько вопросов, которые я адресовал начальнику управления социальной защиты. Во-первых, кто проводит тестирование приемных родителей. Тем более в случаях, когда речь идет об одном приемном родителе. Есть люди, которые всю свою нереализованную любовь выплеснут на ребенка, а есть те, кто берут ребенка и вымещают на нем накопившийся за жизнь негатив из-за несбывшихся ожиданий и обиды на других людей. Даже начинающий психолог сможет вычислить, что некоторым потенциальным родителям самим нужна психологическая помощь и им нельзя отдавать детей. Мое мнение — нужно тщательнее отсматривать психологов, которые проводят тестирования и одобряют кандидатуры приемных родителей. Я также настаиваю на проведении учебных курсов для приемных родителей, где вместе с хорошими, проверенными психологами они смогут отработать различные жизненные ситуации.
Кроме того, волнует уровень принятия решений по передаче ребенка в семью. Принимают его муниципальные органы власти вместе с социальными комиссиями. Меня такая ситуация не устраивает. Я потребовал повысить уровень принятия таких решений и областным структурам, ответственным за эту работу, войти в такие комиссии на местах, тем более в каких-то непростых случаях.
Чужих не бывает: как волонтеры в разных городах помогают детямО самых ярких проектах, которые вошли в программу акселерации всероссийского конкурса "Доброволец России ‒ 2018", читайте в нашем материале.
— В декабре вы встречались с исполнительным директором Федерации хоккея России Дмитрием Курбатовым и управляющим директором Высшей хоккейной лиги Кириллом Пафифовым. Обсуждались вопросы сотрудничества, развития хоккея в Курганской области, строительства кортов, выступления хоккейной команды "Зауралье" в Высшей хоккейной лиге. Как вы оцениваете перспективы развития хоккея в регионе?
— Мы договорились, что они будут поддерживать все наши посылы в рамках нацпроектов, где мы предусмотрели строительство нескольких спортобъектов. Кроме того, мы сейчас с генеральным директором компании УГМК Андреем Козицыным обсуждаем строительство ледовой арены в Шадринске на условиях софинансирования в равных долях, 50 на 50 процентов. Пока окончательное решение не принято, но думаю, что перспектива хорошая. В моем понимании, чем больше будет таких точек приложения силы для ребятишек и молодежи, тем лучше будет ситуация в целом в Курганской области.
Рекомендуем
Президент РФ Владимир Путин во время поездки на поезде Иволга от Белорусского вокзала по маршруту Одинцово-Лобня Московских центральных диаметров
Путин назвал новый порядок медосмотра для водителей чушью
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала