Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Религия и мировоззрение

Религиозные праздники 11 декабря

Бутовский полигон в Москве
Бутовский полигон в Москве
11 декабря православные верующие чтут память священномученика Серафима (Чичагова).

Священномученик Серафим (Чичагов)

В Москве, в одном из Обыденских переулков, есть церковь Ильи Пророка, каждого входящего в которую встречает сам Христос – в полный рост, босой, в хитоне, с распростертыми руками. "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я упокою вас…" Автор этой иконы священномученик митрополит Серафим (Чичагов) одно время жил тут неподалеку — на Остоженке, в особнячке с колоннами, в котором теперь музей Тургенева.
Святитель Серафим (в миру Леонид Чичагов) родился в 1856 году в Санкт-Петербурге, в семье полковника артиллерии, окончил Пажеский корпус и Михайловскую артиллерийскую академию, был участником русско-турецкой войны и к началу 1890-х годов был награжден двенадцатью российскими и иностранными орденами.
И вдруг, неожиданно для всех, этот блестящий полковник-артиллерист в 1890 году уходит в отставку. Мало кто из его великосветских знакомых знал, что еще в 1878 году его сознание перевернула встреча с отцом Иоанном Кронштадтским, разрешившим многие духовные вопросы молодого офицера и ставшим для него на все последующие годы непререкаемым духовным авторитетом.
В 1881 году он стал старостой Преображенского собора и ктитором Сергиевского всей артиллерии собора в Санкт-Петербурге и засел за изучение богословия и медицины, а уйдя в отставку и переехав в Москву, еще три года готовился к принятию священства. К тому времени у них с женой было уже четверо детей и жена наотрез отказывалась превращаться из блестящей петербургской светской дамы в заурядную московскую попадью. Переубедить ее смог лишь отец Иоанн Кронштадтский.
В 1893 году Леонид Чичагов стал отцом Леонидом, а в 1895-м овдовел, похоронил супругу на монастырском кладбище в Дивеево и через год получил назначение: духовно окормлять военнослужащих-артиллеристов Московского военного округа.
В том же году вышло в свет первое издание составленной им "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря", значительная часть которой была посвящена старцу Серафиму. Отец Леонид добился аудиенции у государя, передал ему книгу и просьбу посодействовать в канонизации Саровского подвижника. А в 1902 году по повелению императора и определению Священного синода ему поручили подготовку к канонизации, состоявшейся в 1903-м.
К тому времени он уже принял монашество с именем Серафим, получил отставку от протопресвитера военного и морского духовенства и был сперва зачислен в братию Троице-Сергиевой лавры, а потом возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря и благочинным всех монастырей Владимирской епархии.
В 1904 году последовало новое назначение — архимандрит Серафим стал настоятелем Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, а менее чем через год в Успенском соборе Московского Кремля был рукоположен во епископа и возглавил сначала Орловскую, потом Кишиневскую и наконец Тверскую кафедру.
Еще в Орле он пришел к убеждению, определившим все его дальнейшее архипастырское служение — что полнокровная епархиальная жизни возможна лишь на основе активно действующих приходских общин. При нем в епархии были учреждены церковно-приходские советы, он распространял среди духовенства духовную литературу, проводил частые собеседования, активно занимался благотворительностью и даже был награжден за это орденом святой Анны I степени.
Когда началась Первая мирвая, владыка Серафим занялся организацией помощи беженцам и оснащением госпиталей и санитарных поездов, собирал пожертвования для раненых и призывал епархиальный клир вступать в ряды военного духовенства, а приходских причетников — идти на военную службу. В феврале 1916-го его даже избрали членом Государственного света от монашествующего духовенства.
А в апреле 1917-го архиепископ Серафим как "церковный мракобес и черносотенный монархист" был уволен с Тверской архиерейской кафедры и уже при большевиках, в декабре, вообще выслан из Тверской губернии.
Желая уберечь его от бесчинной расправы, патриарх Тихон за несколько дней до разгона Поместного собора успел принять на заседании Синода решение о назначении владыки Серафима на Варшавскую и Привисленскую кафедру, находившуюся на территории свободной от большевиков Польши. Но выехать туда он так и не смог и до конца 1920 года жил в Черниговском скиту Свято-Троице-Сергиевой лавры.
В январе 1921 года возведенный патриархом в сан митрополита святитель Серафим обратился в Народный комиссариат иностранных дел, где ему заявили, что вопрос о его отъезде в Польшу может быть рассмотрен лишь после прибытия в Москву официального польского представительства. Однако вскоре после переговоров владыки с польскими дипломатами весной 1921 года ему был вынесен первый в его жизни официальный приговор, принятый без его присутствия судебной тройкой ВЧК: "заключить гражданина Чичагова в Архангельский концлагерь сроком на два года".
Между тем, находившийся под секретным наблюдением ВЧК владыка Серафим продолжал оставаться на свободе, ожидая разрешения на отъезд в Варшавскую епархию, и только 21 сентября 1921 года он был неожиданно для себя арестован и помещен в Таганскую тюрьму. Там он тяжело заболел, и в январе 1922 года его из тюрьмы выпустили, но в конце апреля все-таки выслали в Архангельскую область. Узнав об этом, его дочь Наталья обратилась к председателю ВЦИК Калинину с просьбой об освобождении отца "в связи со старческим возрастом и болезненным состоянием". Власти проявили "снисхождение": 20 марта 1923 года ссылка в Архангельск была заменена ссылкой в Марийскую область сроком на один год.
Отбыв срок, владыка вернулся в Москву. А 16 апреля 1924 года его снова арестовали. На этот раз он оказался в Бутырской тюрьме. Патриарх Тихон подал в ОГПУ ходатайство об освобождении 68-летнего владыки, ручался за его лояльное отношение к существующей государственной власти, и через пару месяцев его выпустили, но велели покинуть Москву.
В 1928 году митрополит Серафим получил назначение на Ленинградскую кафедру, которую возглавлял до 1933 года, даже когда при паспортизации не получил ленинградской прописки и вынужден был выехать в Тихвин. Но в 1933 году телесные немощи 77-летнего владыки и все возраставшая ненависть к нему властей, делавшая весьма вероятным скорый арест, побудили Временный патриарший Священный синод уволить его на покой.
Последнее пристанище святитель Серафим нашел в двух комнатах загородной дачи недалеко от станции Удельная под Москвой. Жил он тихо, молился, много читал, сочинял церковную музыку, рисовал, занимался иконописью. Сам он страдал гипертонией, одышкой, с трудом передвигался и из дома практически не выходил. Зато к нему нередко приезжали и иерархи, и друзья, и духовные дети, и родственники. Это и дало повод обвинить 82-летнего архиерея в том, что он "проводит глубоко законспирированную контрреволюционную церковную деятельность — дает указания к переходу церкви на нелегальное положение".
30 ноября 1937 года его опять арестовали, а поскольку он был тяжело болен, в тюрьму его доставили на скорой помощи.
Один из свидетелей по его делу показал, что митрополит Серафим говорил: "Вы из истории хорошо знаете, что и раньше были гонения на христианство, но чем оно кончалось, торжеством христианства, так будет и с этим гонением — оно тоже кончится, и православная церковь снова будет восстановлена и православная вера восторжествует".
7 декабря 1937 года тройка НКВД по Московской области приняла постановление о расстреле митрополита Серафима, а 11 декабря приговор был приведен в исполнение на Бутовском расстрельном полигоне.
Канонизирован митрополит Серафим Чичагов 23 февраля 1997 года. В 1999 году в деревне Дубровка Бологовского района Тверской области в память священномученика Серафима сооружена часовня. А в 2011 году его имя внесено в Золотую книгу Санкт-Петербурга.
Оценить 2
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала