Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
«Нас изначально подставили»
Активисты Майдана о первых днях «революции достоинства»
Антон Лисицын

Пять лет назад, 21 ноября 2013-го, прозвучал призыв к Майдану. Выглядело все безобидно, даже шутливо: «Берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей». Но дальнейшие события были мрачными: драки митингующих, захват зданий, стрельба в центре Киева, погибшие. РИА Новости побеседовало с очевидцами — теми, кто был на баррикадах «революции достоинства».

«Поддались атмосфере Майдана»

Поэтесса Евгения Бильченко в ноябре 2013-го пришла на площадь Независимости в Киеве вслед за студентами своего университета. Хотела присмотреть за молодыми людьми, которые отправились на Майдан с большим энтузиазмом. «Я не могла их бросить», — объясняет она. В «революции достоинства» разочаровалась не сразу. В 2015-м побывала в зоне боевых действий в Донбассе. «Увидела, кто там и в кого стреляет. АТО (антитеррористической операцией Киев называл боевые действия на юго-востоке страны. — Прим. ред.) считаю продолжением всего, что началось на Майдане», — отмечает поэтесса. И теперь она оценивает те дни совершенно по-другому.

Участники акции в поддержку евроинтеграции Украины на Михайловской площади в Киеве
Участники акции в поддержку евроинтеграции Украины на Михайловской площади в Киеве.

«Каждый видел в Майдане то, что хотел увидеть. В целом все вышли бунтовать против надоевшей власти, — продолжает Бильченко. — Но кто был на Майдане и кто его режиссировал — политики, пришедшие к власти на этой волне, и националисты. Революцию делали либералы, которые намеревались использовать правых и выбросить их. Потому что неудобно перед Западом с такими «активистами».

Но многие приходили со стороны, они не видели того, что было «за сценой». В угаре они поддавались атмосфере Майдана».

По этой причине, полагает Бильченко, активисты «со стороны» потом почувствовали разочарование. «Есть два описания Майдана. Первое — чистую революцию использовали некие «злые силы», сменившие прекрасных романтиков. Второе — Майдан спровоцировали, а романтиков подставили. Многие участники Майдана предпочитают вторую версию, чтобы сохранить свою веру и идентичность. А есть разочарованные типа меня», — говорит поэтесса.

Как Порошенко залез на бульдозер

Роман Стригунков покинул Россию осенью 2013-го. В родном Белгороде против него хотели возбудить уголовное дело за экстремизм, вот он и решил посмотреть, как творится уличная политика на Украине. Прошел весь путь революционера и очевидца переворота — от первых баррикад до выстрелов на улице Грушевского в феврале 2014-го. В конце концов остался на Украине, в декабре 2017-го его заочно осудили.

Участники акций в поддержку евроинтеграции Украины на улице Грушевского в Киеве
Участники акций в поддержку евроинтеграции Украины на улице Грушевского в Киеве

«На Майдане я появился в декабре. На Банковой улице уже стоял бульдозер с Корчинским (лидером запрещенной в России партии «Братство» Дмитрием Корчинским. — Прим. ред.).

На этот же экскаватор полез Порошенко, а его оттуда скинули. Он попытался толкнуть речь, но его никто не хотел слушать, ему кричали «На *****!» («Пошел вон!» — Прим. ред.) и тому подобное», — делится воспоминаниями о начале революции Стригунков.

Там он познакомился со многими активистами. «Был Сашко Билый — Музычко, он очень прилично говорил на русском. Парни из УНА-УНСО (запрещенная в России организация), харьковской правой организации. Украинские националисты уже тогда понимали, что просто так Майдан не закончится, будет заварушка», — говорит Стригунков.

В начале декабря активисты захватили киевскую мэрию. «Беркут» (спецподразделение. — Прим. ред.) или внутренние войска попытались вытеснить нас из здания. Их в ответ поливали водой из брандспойтов, на морозе это очень ощутимо.

Но они не очень-то упорствовали, погрузились в свои автобусы и уехали. Вообще, до выстрелов на улице Грушевского в феврале 2014-го ожесточения и сильного противостояния не было. Хотя стычки и попытки разгона происходили постоянно», — отмечает Роман.

Готовиться к уличным боям активисты начали после Вильнюсского саммита в ноябре 2013-го. Появились первые баррикады.

«Таскали эти мешки с песком. Потом башню построили, где дежурил часовой. Такое впечатление, что все делалось для телевизионной картинки. Какой толк от мешков с песком или башни в драке с «Беркутом»?» — недоумевает Стригунков.

«Потом мы заняли здание Федерации профсоюзов. Его работники ходили по коридорам, перешагивая через нас, и ругались: нацисты, дебилы, бандеровцы, — продолжает Роман. — Еще нам блокировали возможность подвозить что-то к Майдану и вывозить. А «ватники» в своих блогах выли: мол, загадили Майдан. Но нашим волонтерам не позволяли убирать отходы».

«Еще меня возмущает сказка про наркотический чай. Это был просто чай с имбирем», — уточняет Роман.

Точка раздачи еды на Майдане. Декабрь 2013
Точка раздачи еды на Майдане. Декабрь 2013

Стригунков не застал первый день Майдана, зато успел поучаствовать в его самых первых акциях — вместе с другими революционерами крушил памятник Ленину.

Вполне вероятно, что баррикады из мешков с песком строили не только для телекартинки. Активисты Майдана постоянно провоцировали силовиков. Закончилось все стрельбой. Мешки с песком — защита от пуль. Возможно, в штабе Майдана сразу планировали и такой сценарий.

«Прокуратура не желает предоставлять эти данные»

От имени противников Майдана, бойцов «Беркута», выступает адвокат Александр Горошинский. Он защищает в суде бывших спецназовцев. Его подопечным вменяют в вину то, что произошло уже во время кровавой развязки — в феврале 2014-го. «Моих подзащитных — пятерых человек — обвиняют в 48 убийствах и 80 покушениях на убийство, — говорит юрист. — Данных, которые бы свидетельствовали, что бойцы «Беркута» имели какое-то отношение к оружию, из которого велся огонь, нет».

Сотрудники правоохранительных органов на площади Независимости в Киеве, где происходят столкновения митингующих и сотрудников милиции
Сотрудники правоохранительных органов на площади Независимости в Киеве, где происходят столкновения митингующих и сотрудников милиции.

«Приказов на применение оружия не было, и каждый сотрудник милиции в соответствии с законом «О милиции» сам принимал решение, применять его или нет. При этом больше двухсот сотрудников милиции получили огнестрельные ранения, четыре человека погибли. Это официальная информация прокуратуры. Есть множество фото- и видеодоказательств, свидетельских показаний того, как стреляли по милиционерам. Активисты Майдана массово вели огонь по сотрудникам МВД как из охотничьих ружей, так и снайперских винтовок из гостиницы «Украина», здания консерватории, гостиницы «Козацкая», Федерации профсоюзов, захваченных активистами, — перечисляет Горошинский. — Но прокуратура не желает предоставлять суду эти данные».

«Они же дети!»

Выстрелом «Авроры» для «революции достоинства» послужил твит украинского журналиста Мустафы Найема: «Встречаемся в 22:30 под Монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей».

Эту запись продолжают комментировать и спустя пять лет. Кто-то уверяет, что тогда митингующие «поступили по совести», отозвавшись на призыв Найема. Кто-то зло подводит итоги Майдана: «Выходите завтра с плакатом «Лох — это судьба».

Поводом для протеста был саммит Восточного партнерства в Вильнюсе, который начинался через несколько дней, в конце ноября 2013-го.

Официальный Киев объявил, что правительство Украины приостановило подготовку к заключению соглашения об ассоциации с Европейским союзом.

Кабинет министров принял такое решение из-за требования Международного валютного фонда (МВФ) поднять тарифы на газ и отопление на 40 процентов для получения займа.

Почти сразу демонстранты установили палатки, что запрещено законом. Милиция попыталась исполнить постановление суда и разогнать палаточный городок, начались столкновения. Комендантом Майдана стал Андрей Парубий — позднее за революционные заслуги его изберут спикером Верховной рады.

Участники акций сторонников евроинтеграции в захваченном здании киевской городской Рады
Участники акций сторонников евроинтеграции в захваченном здании киевской городской Рады.

Ранним утром 30 ноября произошло одно из ключевых событий Майдана — стычка милиции и митингующих на площади Независимости. Коммунальщикам надо было поставить новогоднюю елку в центре столицы. Сотрудники Министерства внутренних дел попытались вытеснить активистов с Майдана, демонстранты стали сопротивляться, завязалась драка. По версии властей, боевики экстремистских группировок спровоцировали милицию на применение силы. Оппозиция преподносила этот инцидент как «зверское избиение студентов». Травмы получили несколько десятков человек, в том числе семь бойцов «Беркута».

Этот эпизод породил еще один мем — «Они же дети!». Так воскликнула депутат Рады Инна Богословская. По версии майдановцев, подхваченной СМИ, митингующие безвинно пострадали от рук милиционеров.

1 / 7
Столкновения митингующих и сотрудников милиции на площади Независимости

После этого активисты двинулись на штурм административных зданий. Первого декабря захватили киевскую городскую администрацию и горсовет. Дом профсоюзов превратили в штаб Майдана. Активисты пытались прорваться к зданию администрации президента, начались систематические нападения на бойцов «Беркута» и внутренних войск.

Вот тогда депутат Рады Петр Порошенко и попытался взобраться на бульдозер, чтобы обратиться к толпе. Его прогнали нецензурными криками. Спустя полгода Порошенко выбрали президентом Украины.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала