Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Страна узоров
Кто сейчас вяжет и покупает оренбургские платки
Фотопроект «Россия. Территория настоящего»

Среди подарков и сувениров, которые туристы стараются привезти из России, — не только матрешки, посуда с хохломской росписью, гжельская керамика, но и теплый оренбургский платок: тяжелая шаль или тончайшая паутинка.

Платки всегда были востребованной и любимой вещью в женском гардеробе, с удовольствием их носили и в XIX, и в XX веке. Раньше промыслом занимались целые семьи и деревни, в том числе мастерством владели и мужчины. В XXI веке платки вяжет в основном старшее поколение.

1 / 4
Пермячка в пуховом платке, заиндевевшим в мороз.
Некому передать знания

Гульсылу Амирова так же, как ее бабушки и мать, продолжает вязать платки. Жалуется, что передавать свои знания некому. Внучкам не интересна кропотливая и сложная работа. Да и килограмм пуха стоит две тысячи рублей. Еще нужно покупать основу на каждый платок: хлопчатобумажную нить или шелк.

Килограмма пуха хватает на два хороших платка.

Если их продать на рынке, получится заработать в среднем 10 тысяч. Очень важно и качество козьего пуха. Благодаря местному оренбургскому климату, он особенный. Когда коз вывозили в другие области, через некоторое время их пух терял уникальные свойства.

«Мы вязали всегда. Использовали любое свободное время для этого. Не принято было сидеть и без дела смотреть телевизор. Как сейчас все не расстаются со своим телефоном, так раньше мастерицы брали с собой работу. Если женщина шла проведать свою приятельницу или соседку, брала с собой вязание. Раньше нас подгоняли, говорили: давайте, вяжите, это наша гордость и достояние. Попробуй сейчас сказать внучке: сиди и вяжи. Нет, конечно, она будет сидеть за компьютером, книгой или уроками, потому что сейчас высокие требования в школе», — рассказывает мастерица.

Большинство шалей и платков вяжут в осенне–зимнее время, когда закончена работа в полях.

1 / 3
Оренбургские козы в загоне.

Коз вычесывают в конце января — начале февраля. После этого пух обрабатывается: нужно почистить его от волос, мусора, постирать, еще раз вычесать гребнями, чтобы он стал мягким. С коричневым, коротким пухом работать тяжело. Но платки из него получаются теплые, нежные. Проще обрабатывать серый пух, по словам мастериц, «волос у него длинный, легко выбирать». Цвет и мягкость сырья зависит от того, где паслись козы – в горах или полях. Неизменно одно – прекрасное качество изделий.

Посиделки в клубе в национальных костюмах с песней
Посиделки дома у старой женщины с песней

Интересно, что и сейчас сохранилась традиция собираться у одной из соседок по вечерам и заниматься рукоделием. Этот обычай у татар называется «кич утыру», что переводится как «вечерние посиделки».

1 / 5
Традиция вечерних посиделок все еще сохраняется в селе Татарский Саракташ. Женщины собираются вместе и за вязанием обсуждают новости, поют песни.
Спасительный труд

Раньше в Оренбурге работало и машинное производство. На станках провязывалась только середина платка, каемка же делалась вручную спицами. Но всегда самыми ценными и дорогими оставались платки, изготовленные мастерами. Этот труд оплачивался неплохо. Для сравнения: обычные рабочие получали 80 рублей, инженеры – 130, а мастерицы - 123 рубля 70 копеек. Ну и, конечно, каждый год лучших вязальщиц премировали поездкой в одну из союзных республик: Латвию, Молдавию, Украину.

Одна из мастериц–надомниц, которая занималась промыслом еще в советские времена, Миннур Ишмухаметова рассказывает, что научилась вязать в четыре года.

Ее первые платки были сделаны из тонкой овечьей шерсти, так как настоящий оренбургский пух купить было сложно. Позже колхозы и совхозы начали массово разводить коз, и это сырье стало доступно всем рукодельницам.

«Когда я собиралась идти в первый класс, то успела связать семь платков. Мама взяла их с собой на рынок в город Чкалов (Оренбург назывался так с 1938 по 1957 год) и продала. На вырученные деньги купила мне фабричную темно-коричневую форму и фартук. Во всей школе только у меня была такая роскошь», — говорит Миннур. «У меня все в семье вяжут — дочь, сноха. Внучек тоже обучаю этому ремеслу. Вот в каникулы они начали понемногу перебирать петли. Но я ни перед кем не хвастаюсь, да и им есть еще чему поучиться».

1 / 8
В семье Ишмухаметовых мастерство вязания передается по наследству. Миннур ханум обучает внучек азам рукоделия: как правильно держать спицы, набирать петли и связать самый простой рисунок.

Долгое время вязание платков было для женщины хобби. Она работала в колхозе, вышла замуж, вырастила пятерых детей и внуков — и все это время вязала. В 1991 году Миннур получила диплом мастера–художника высшего класса. С 1995 года мастер сотрудничает с музеями.

 

«В Великую Отечественную войну умение вязать платки спасало от голода целые семьи. Старшее поколение вспоминает, как школьницы даже на уроках под партой вязали платки, которые матери отвозили в город, продавали, а на вырученные деньги закупали еду, одежду и материал для вязания следующего платка», — рассказывает Галия Абсалямова, директор Первого частного музея оренбургского пухового платка.

 

Каждый четверг в 100 километрах от Оренбурга у станции Саракташ работает большой базар. Сюда привозят на продажу платки со всех населенных пунктов области.

Покупатели приезжают со всей России и из-за рубежа не только за готовыми изделиями, но и за пухом.

Здесь можно найти платок известного мастера, можно приобрести и не очень качественный товар. Чаще всего вязальщицы не просто знакомы друг с другом, но и осведомлены, кто и как работает. 

Раньше настоящий платок проверяли с помощью обыкновенного кольца: чем меньше колечко, через которое прошел платок,— тем дороже изделие. Существует веками отработанная технология, если ее придерживаться, то изделие будет качественным и прослужит не один десяток лет.

1 / 6
Платочный рынок у станции Саракташ начинает работать с раннего утра. Люди приезжают сюда городов и поселков России, чтобы выбрать платки для дальнейшей продажи или в подарок.

Мастерицы говорят, что за годы существования рынка новые лица здесь, к сожалению, появляются редко. Женщины уверены, что уникальную технику оренбургских платков нужно сохранить: необходимо передавать знания и навыки молодым девушкам, иначе промысел может просто исчезнуть.

Пуховый платок в высокой моде

Основатель российского бренда высокой моды A La Russe Анастасия Романцова несколько лет назад сделала коллекцию с использованием этой уникальной техники.

«Пуховые платки — это наш почерк, вещь, с которой мы не расстаемся на протяжении всех лет существования бренда. За этот промысел никто из дизайнеров не брался. Меня это очень удивляло, я с этими платками жила с детства. Силу и энергетику этой вещи прекрасно понимала. Для меня платки уникальны по лечебным и тепловым свойствам», — считает Романцова.

Для создания коллекции креативный директор договорилась о совместной работе с мастерами из Оренбурга.

«Изначально мы покупали готовые платки и кроили. Чуть позже стали покупать пух и давать его мастерицам», — говорит дизайнер.

1 / 5
Платье из коллекции "Оренбург" осень-зима 2013/2014 A LA RUSSE Anastasia Romantsova, созданное из оренбургского платка.

Анастасия Романцова рассказала, что ей было важно объяснить вязальщицам, что необходимы платки с одинаковым рисунком и одного цвета. Ведь даже среди белых платков есть множество оттенков.

«А наши клиенты в итоге поняли, что оренбургский платок — это беспредельная красота».

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала