Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Может ли волна терактов в Европе захлестнуть и Россию

© REUTERS / Michael DalderЦветы у места трагедии в Мюнхене, 23 июля 2016 года
Цветы у места трагедии в Мюнхене, 23 июля 2016 года
Если России нужна дешевая рабочая сила в лице мигрантов, то надо уже сейчас думать над тем, как таджики или узбеки интегрируются в наше общество и интегрируются ли вообще, замечает востоковед Елена Супонина.

Елена Супонина, политический обозреватель, востоковед, специально для РИА Новости

На месте взрыва в метрополитене Брюсселя. 22 марта 2016 год
Удар в сердце Европы: почему сейчас и почему Брюссель?Террористы в Брюсселе активизировались не случайно, считает востоковед Елена Супонина. И объясняет, что, по ее мнению, могло спровоцировать террористическую атаку именно сейчас и именно в Бельгии.
Волны терактов, накрывающих Европу с пугающей регулярностью, были вполне ожидаемы. Мы не раз об этом писали, ссылаясь на тревожные и откровенные по своей растерянности прогнозы западных спецслужб (прочтите, например, "Удар в сердце Европы: почему сейчас и почему Брюссель?").

И тогда, и сейчас анализ происходящего указывает на тяжелую тенденцию.

Во-первых, опасность повсюду, и она многолика. Во-вторых, это долгоиграющая нестабильность, которая не прекратится даже с окончанием кризиса в Сирии — этого мощного инкубатора терроризма.

© AP Photo / Geert Vanden WijngaertЭвакуация людей из аэропорта Брюсселя. 22 марта 2016 года
Эвакуация людей из аэропорта Брюсселя. 22 марта 2016 года

Потому что причины этого хаоса — не только в войнах на Ближнем Востоке, но гораздо глубже, страшнее и ближе всем нам.

Террорист с полицейским браслетом

Сотрудники полиции Израиля во время столкновений с палестинцами в Хевроне. Архивное фото
Экс-глава спецслужбы Израиля объяснил, что делать с террористами-одиночкамиРабота с интернетом, одним из основных средств связи и промывания мозгов, подготовки террористов, должна быть поставлена на совершенно иной уровень, советует Яков Кедми европейцам.
Начнем с того, что масштаб угрозы огромный, а возможности противостоять ей пока ограничены. Специалисты понимают: есть большая вероятность, что продолжатся как крупные теракты, совершаемые хорошо организованными группами (как в Париже 13 ноября 2015 года или в Брюсселе этой весной), так и жестокие нападения обезумевших одиночек.

Атаки бешеных "волков-одиночек" также могут быть разрушительными. Это продемонстрировал теракт в Ницце 14 июля. В то же время взятие заложников в церкви на севере Франции 26 июля показало, что террористы нередко действуют менее подготовлено, спонтанно, но даже и в таких случаях наносят урон. В этот вторник, например, двое молодчиков перерезали горло 86-летнему священнику в Нормандии.

Удар был пропущен, несмотря на то, что один из нападавших минимум полтора года находился под наблюдением полиции. За ним следили, когда в 2015 году он съездил в Турцию, откуда был впоследствии депортирован при попытке попасть в Сирию.

Есть данные, что это была уже вторая попытка. На одну из авантюр подросток подбил школьного друга, взяв его с собой.

Опрос
Как европейские страны могут защититься от терактов?
Проблемы в этой семье французских граждан алжирского происхождения начались несколько лет назад, когда мальчику исполнилось где-то 15 лет. Сирийский кризис был в разгаре. Мать-профессор и сестра-доктор обращались в полицию с просьбой остановить мальчика, удержать дома. На момент совершения преступления в своем родном городе парню было уже 18 лет.

Год заключения во французской тюрьме завершился освобождением с условием ношения электронного браслета. Это должно было гарантировать его нахождение на территории Франции. Полиция могла реагировать, только если юноша не возвращался домой после половины первого ночи. Весь день с утра он мог свободно перемещаться по городу. На более мягком наказании, вопреки мнению прокурора, настоял судья.

© AFP 2019 / Charly TriballeauПолицейские и пожарные возле церкви в городке Сент-Этьен-дю-Рувре во Франции, где произошло нападение на священника. 26 июля 2016 года
Полицейские и пожарные возле церкви в городке Сент-Этьен-дю-Рувре во Франции, где произошло нападение на священника. 26 июля 2016 года

Контроль оказался неэффективным. Экстремист не выехал из страны, но зато сумел приобрести автомат Калашникова, вновь обзавелся сообщником и совершил теракт.

Про атаку на церковь знали еще год назад

Знали французские спецслужбы и про особую опасность, нависшую над храмами. На сайтах и в периодических изданиях террористов в последние месяцы появляются призывы к атакам на христианские святыни. Раньше радикалы делали упор на другие религиозные общины, в частности на мусульман-шиитов, которых они объявляют еретиками.

Боец сирийской армии в освобожденном от боевиков городе Эль-Карьятейне. Архивное фото
Эксперт-востоковед рассказал, кому выгодно "Исламское государство"Группировка "Исламское государство" может быть разгромлена в короткие сроки, но на это нет политической воли, так как международные игроки используют ее в качестве оружия против режима сирийского президента Башара Асада, считает Борис Долгов.
Тревожная информация по церквям поступала и ранее. Весной 2015 года в Париже арестовали алжирского студента-компьютерщика, заподозренного в малообъяснимом поначалу убийстве 32-летней француженки в ее автомобиле. Тренер по аэробике и модному пилатесу только-только закончила занятие, когда, сев в машину, вдруг получила три пули в голову.

Преступник, вероятно, связанный с бельгийской ячейкой, планировал воспользоваться авто для атаки на церковь в пригороде Парижа. Его успели задержать. Тогда же возникли подозрения, что эти планы разрабатывал не он сам, а его кураторы по Интернету.

Ирак и Сирия — это еще полбеды

Теракт в Нормандии, который в среду, 27 июля, на очередном экстренном совещании с силовиками обсуждает французский президент Франсуа Олланд, показателен в своих деталях.

Получается, что органы правопорядка хорошо знали потенциального преступника, более того, следили за ним. Были известны и возможные объекты нападений: места массового скопления людей, транспорт и терминалы, церкви и мечети (да-да, и мечети, особенно шиитские).

К тому же после терактов в Ницце в стране действовало чрезвычайное положение. А на фоне недавних атак в Германии обстановка и вовсе требовала повышенного внимания.

© REUTERS / Eric GaillardМинута молчания на Английской набережной Ниццы. 18 июля 2016
Минута молчания на Английской набережной Ниццы. 18 июля 2016

Итак, Европа все еще слишком благодушна по отношению к экстремистам. Европейцы к тому же никак не хотят (а надо бы) переходить на образ жизни военного времени. Охрану храмов следовало усилить давно, еще с весны 2015 года. На это, однако, даже и сейчас не хватит людей и средств. Попробуйте защитить все церкви города — у нас, например, охрана усилена только по большим праздникам.

Беда еще и в том, что только часть корней терроризма уходит в сирийский или иракский конфликт. Всплеск нынешних атак, конечно, связан с тем, что террористические группировки терпят поражение и теряют свои плацдармы в Ираке и Сирии, перенося свою деятельность за рубеж.

Да, если удастся улучшить обстановку в Ираке и Сирии (это, впрочем, произойдет нескоро), то тогда получится обрубить хотя бы эти корни. То есть, слава Богу, станет немного легче, но подпитка продолжится. Так что же еще?

Искали себя, а нашли террористов

Сотрудники правоохранительных органов на месте взрыва в немецком городе Ансбахе. 25 июля 2016
Германия под прицелом: террористы, маньяки или городские партизаны?Лица, совершающие карательные акции в Европе, уверены, что они не преступники, а борцы за справедливость. Поэтому не имеет значения, кто они — террористы, маньяки или городские партизаны. Главное — они хотят взорвать этот строй изнутри, замечает обозреватель Inosmi.ru Дмитрий Добров.
Объясним это на примере нескольких последних терактов в Германии. Там вечером 18 июля афганец 17 лет от роду напал с топором на пассажиров пригородного поезда, а 25 июля в Баварии по дороге на фестиваль (хорошо, что не успел дойти) подорвал себя 27-летний сириец. В этих двух случаях преступниками были мигранты новой волны, поддавшиеся пропаганде террористов.

Но вот 18-летний Давид из семьи иранцев, застреливший 22 июля 9 человек в Мюнхене, уже родился в Германии, получил образование, а с террористами напрямую связан не был. Власти старательно подчеркивают, что он не мигрант, а городской сумасшедший, у которого, однако, оказалось достаточно ума, чтобы поставить себе на компьютер такие программы, с помощью которых он приобрел оружие на черном рынке.

Сотрудник правоохранительных органов на месте взрыва в немецком городе Ансбахе. 25 июля 2016
В ОП считают, что полиция умалчивает о связи массовых атак в ЕвропеПолиция намерено разделяет трагические эпизоды, чтобы не сеять панику среди граждан, заявила председатель Комиссии Общественной палаты по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Елена Сутормина.
И вот вопрос — а немец ли он был не только по паспорту, но и по своему внутреннему содержанию? Это сложный и опасный вопрос. Он касается не только этого Давида и его несчастной семьи.

Активный приток мигрантов в Европу идет многие десятилетия. Всплеск последних лет, связанный с событиями в Ираке и Сирии, придал этой проблеме новую остроту и многообразие. Если в ту же Германию в среднем ранее прибывало несколько сотен тысяч человек в год, то в последние годы — уже до полумиллиона человек, а в 2015 году приехало уже 800 тысяч мигрантов.

Но даже многие из тех, кто приехал еще в 1960-е, не чувствуют себя уютно на своей новой родине. Причем чаще это осознают не они сами (когда делаешь выбор самостоятельно, это легче), а их родившиеся во Франции, Германии, Бельгии или Великобритании дети.

Многие молодые люди находятся в поиске себя и смысла жизни. Но эти особенно. У них проблема самоидентификации и кризис идентичности. Дедовские традиции утрачены, а новая среда отторгает, вместо нормального взаимодействия формируются гетто, но это не традиционная община, а некий суррогат, чаще всего с большой инфильтрацией криминальных элементов.

© AP Photo / Matthias Balk/dpaВооруженные сотрудники полиции на месте стрельбы в торговом центре Мюнхена. 22 июля 2016
Вооруженные сотрудники полиции на месте стрельбы в торговом центре Мюнхена. 22 июля 2016

Есть такое понятие, как коммуникационный разрыв: это трудности в общении и определении себя в данном обществе. На какое-то время эту пустоту заполняют контакты через новейшие технологии (компьютеры, мобильные, социальные сети)…

Арабы бегут в Европу, а куда побежит Средняя Азия?

Сопредседатель Зиновьевского клуба МИА Россия сегодня Ольга Зиновьева
Париж, Анкара, Ницца, Мюнхен... - далее везде?Сопредседатель Зиновьевского клуба, президент Международного общества "Россия - Германия" Ольга Зиновьева, много лет прожившая в Мюнхене, задаётся горестным вопросом: что дальше?... Потому что задаваться вопросом "Кто виноват?" становится уже неуместно.
Проблема давнишняя, и никак не решается. А это такие Авгиевы конюшни, которые даже если взяться, то не сразу очистишь. Тут и вопросы образования, и религии, и компактного проживания общин в отдельно взятом городе, да много чего, что мы видим уже не только в Европе, но и в России.

Европа широко открыла двери трудовым мигрантам, но после войн и революций на Ближнем Востоке к ним добавились еще и вынужденные переселенцы. Контакты замкнуло — и получился взрыв. Но схема для этой адской машины выстраивалась на протяжении не последних нескольких, а многих десятков лет кряду.

Но и нам надо бы серьезнее отнестись к тому, что исподволь меняются демографическая картина и система образования на Кавказе, а общегражданское судопроизводство там все чаще заменяется адатом, обычаем.

Или если нужна дешевая рабочая сила в лице мигрантов, то надо уже сейчас думать над тем, как таджики или узбеки интегрируются в наше общество и интегрируются ли вообще. Останутся ли они здесь со своими братьями, сестрами и детьми или уедут обратно? Что мы будем делать с таджикскими деревнями в средней полосе России? И готовы ли мы к наплыву беженцев поневоле, если вдруг ухудшится ситуация в Средней и Центральной Азии, как это произошло на Ближнем Востоке?

Штаб-квартира Еврокомиссии в Брюсселе, Бельгия. Архивное фото
Еврокомиссия хочет найти "баланс между правами беженцев и безопасностью"Официальный представитель ЕК заявил, что Двери Евросоюза открыты для беженцев, но от этого не должен пострадать образ жизни и безопасность европейцев.
Одно дело — делающие рациональный выбор трудовые мигранты, а другое — доведенные до отчаяния, униженные и обозленные беженцы. Если с Ближнего Востока бегут в Европу, то наши соседи побегут к нам. Хорошо, если мы готовы, а если нет — то мало не покажется.

Мы проходили через это в 1990-е и в начале 2000-х. Сейчас, отдадим должное, удается держать ситуацию под контролем. Можно легко догадаться, каких трудов это стоит — со стороны спецслужб, региональных властей, религиозных общин, общества в целом. Однако ухудшение обстановки на Ближнем Востоке, а теперь еще и в Европе потребует от всех нас еще больших усилий и повышенного внимания.

Надо изучать опыт Франции и Германии и, главное, делать выводы. Лучше учиться на чужих ошибках. Их трудно не заметить — они пишутся кровью.

Популярные комментарии
Везде демократия и либерализм, однако, когда припрет, я думаю, ФСБ быстро вспомнит или заново освоит методы и приемы КГБ.
27 июля 2016, 21:33
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала