Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Калашниковская премия

© РИА Новости / Наталья ПоповаСветлана Алексиевич на церемонии награждения Премии мира Союза немецких книготорговцев. Архив
Светлана Алексиевич на церемонии награждения Премии мира Союза немецких книготорговцев. Архив
Читать ria.ru в
Максим Соколов рассуждает о том, как можно бы было учредить в России премию, альтернативную Нобелевской.

Максим Соколов, для МИА "Россия сегодня"

Про СССР можно было рассказать много разного и в 1933, и в 1958, и в 1970, и в 1987 годы, когда Нобелевской премии по литературе удостаивались русские писатели либо просто из эмиграции (Бунин, Бродский), либо из внутренней эмиграции (Пастернак, Солженицын). Никто из перечисленных лауреатов особой любви к советской власти не питал.

Тем не менее при обзоре того, что говорили в газетных интервью предыдущие лауреаты, поражает их сдержанность в выражениях. Причем это относится не только к Пастернаку и Солженицыну — положим, находясь на территории СССР, они умеряли тон "страха ради иудейска", но и к Бунину и Бродскому, которым бояться уже было нечего.

Белорусская писательница Светлана Алексиевич
Алексиевич: Нобелевская премия придаст новое значение моему голосуОднако, по словам белорусской писательницы Светланы Алексиевич, эта награда накладывает на писателя огромную ответственность, поэтому теперь "будет сложнее работать".
Для понимания своеобычности нынешнего лауреата Светланы Алексиевич достаточно сопоставить ее речи: "Один итальянский ресторатор вывесил объявление "Русских не обслуживаем". Это хорошая метафора". (хорошая, вероятно, потому, что, по ее версии, в каждом русском Путин сидит) со строками, написанными Пастернаком в разгар "поздравлений" с премией: "Что же сделал я за пакость, // Я убийца и злодей? // Я весь мир заставил плакать // Над красой земли моей". Такая разница о многом говорит и многое объясняет.

В частности, хорошо объясняет, почему известие о новом лауреате вызвало сожаление о том, что Россия не имеет равномощной премии, которой будут удостаиваться и русские, и иностранцы. Статут близок к нобелевскому, но неприличия поменьше. Далее люди размечтались об альтернативном лауреате 2015 г. — тут был и Том Стоппард, и Умберто Эко, и Фазиль Искандер, и Евгений Евтушенко. По крайней мере, не будет рассуждать о том, сколь прекрасны таблички "Собакам и русским вход воспрещен".

Самое интересное, что с технической стороны предприятие вполне реализуемое. По миллиону американских долларов на одну премию — чисто премиальные расходы 5-6 млн долларов в год плюс расходы самого фонда на отбор, изучение, представление номинантов, плюс сама процедура вручения премий, выпивка, закуска, то да се. На все про все 10 — много 15 миллионов долларов. Следовательно, фонд, на проценты с которого будет существовать премиальное хозяйство, — порядка 100 млн, а лучше 200. С одной стороны, цифра солидная, а с другой — стоимость всего лишь одной, и притом не лучшей из яхт Романа Абрамовича. Морехода, если будет очень огорчаться, можно утешить цитатой из одного тоже нобелевского лауреата — "Вы себе ишо наживете".

В части же названия можно поименовать премию Калашниковской. Шведские академики принуждают премию в честь динамитного короля, а наши академики будут в честь короля автоматного.

За само же качество академического отбора лауреатов можно быть спокойным: наследие советской науки еще не изжито полностью, причем это относится как к естественно-научному, так и к гуманитарному знанию. Опять же экспертам из реформируемой РАН будет что пожевать: хлеб и честный, и в обход ФАНО. Тогда как здесь "Хоть поутру, да на свои".

Что до репутации премии, то, во-первых, по нынешним временам не со Стокгольмом сравнивать; репутация тамошней премии все больше оставляет желать лучшего. Да ремесло жюри не такое уж и хитрое: глаза боятся, а руки делают. Когда-то и у нас этим ремеслом владели. Если почитать списки лауреатов Ленинских премий и даже — страшно сказать! — Международной Ленинской премии "За укрепление мира между народами", то, конечно, в них числилась идеологическая нагрузка, и весьма, но за вычетом ее лауреаты выходили весьма достойными.

Во-вторых, никто не отменял мудрости проф. Евгения Ясина, установившего: "Плати деньги, и люди потянутся к тебе". Миллионная премия понравится если не абсолютно всем, то чрезвычайно многим. А значит, "все флаги в гости будут к нам, и запируем на просторе".

Попробовать учредить Калашниковскую премию вполне даже стоит. Единственное, хотя и крайне важное "но", — а уверены ли мы, что всемирный литературный процесс все еще жив, обильно плодоносит и совершенно не собирается усыхать?

То же относится и к процессу миротворческому: есть ли плодоносящие и добродеющие или только нобелевские лауреаты Барак Обама и Евросоюз? Иначе говоря, странности Нобелевского комитета проистекают от неимения лучшего среди кандидатов или от специфического представления о том, что есть лучшее.

Вот попробуем учредиться сами — и посмотрим.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала