Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Игорь Гужва: Киев оправдывает погромы в СМИ национальными интересами

© РИА Новости / Евгений КотенкоБывший главный редактор ежедневной газеты "Вести" Игорь Гужва
Бывший главный редактор ежедневной газеты Вести Игорь Гужва
Бывший главный редактор самого успешного за последние два года украинского СМИ - ежедневной газеты "Вести" (тираж - 300 тыс экз) Игорь Гужва в настоящее время находится у себя в стране под следствием. Тем не менее, он ответил на вопросы журналистов.

Захар Виноградов, РИА Новости

Кирилл Вышинский, РИА Новости Украина 

Бывший главный редактор самого успешного за последние два года украинского СМИ — ежедневной газеты "Вести" (тираж — 300 тыс. экз) Игорь Гужва в настоящее время находится у себя в стране под следствием. Тем не менее, он ответил на вопросы журналистов.

— Игорь, вы находитесь под следствием Генпрокуратуры Украины. Известно, что вас обвиняют в неуплате налогов на гигантскую сумму — 17 миллионов гривен (почти 600 тыс. долларов), даже объявляли в международный розыск. Откуда такие обвинения? Вы что, собирались сбежать от следствия?

— Нет, конечно. Никуда я не сбегал. Более того, я заранее предупредил следователя о том, когда именно я возвращаюсь из отпуска в Киев. Но за день до моего возвращения в СМИ появилась информация, что я объявлен в розыск. Видимо, делалось это с целью меня напугать, чтобы я не возвращался. Ведь объявление в розыск подразумевало мое автоматическое задержание на границе. Соответственно, был расчет, что я побоюсь возвращаться и окажусь в эмиграции. И таким образом перестану представлять угрозу властям. Да и силовикам так проще — если я прячусь за границей, значит дело против меня приостанавливается и не нужно утруждать себя поиском доказательств моей вины и отстаиванием этой позиции в суде. Но я поступил по-другому — вернулся в страну.

— В чем вас обвиняют?

— Эта история началась 22 мая 2014 года. Именно тогда в нашем офисе прошел обыск, который проводила налоговая милиция. Тогда, собственно, и начали фабриковать против "Вестей" и меня, как генерального директора и главного редактора издания, уголовное дело о неуплате налогов.

— Что значит "фабриковать дело"?

— Налоговыми органами был осуществлен подлог документов. Для запуска газеты "Вести" мы взяли в 2013 году возвратную финансовую помощь. Мы предполагали эту финансовую помощь вернуть инвестору в течение двух лет, но после Майдана, в 2014 году налоговые органы заблокировали его счета и вообще всю деятельность. Соответственно, мы не смогли вовремя вернуть финансовую помощь. По украинскому законодательству мы должны были выждать три года и после этого включить ее в свой валовой доход, заплатив налог на прибыль. Однако налоговые органы, несмотря на имеющиеся у нас документы, просто переименовали полученную нами возвратную финансовую помощь в безвозвратную. И по украинскому законодательству это значит, что мы должны были ее внести в свой валовой доход уже в 2013 году и заплатить налог на прибыль. А так как мы этого не сделали, то они вменили нам 17 миллионов гривен недоимки плюс штрафные санкции. Это произошло в начале 2015 года, то есть спустя 9 месяцев после того, как дело начало расследоваться.

— Это — единственные обвинения против вас и "Вестей"?

— Были попытки обвинить нас в поддержке сепаратистов. Эту поддержку СБУ усмотрело в нескольких статьях журнала "Вести. Репортер". Придерживаясь объективности, мы давали точку зрения не только сторонников нынешней власти, но и тех, кто на востоке страны выступал против нее. Подчеркиваю, это были две точки зрения на происходящее. Такие же репортажи выходили в то время во всех украинских СМИ, поэтому обвинения, которые нам предъявлялись, их можно было предъявить любому из украинских медиа. В настоящее время это дело фактически застопорилось. Вот и решили вернуться к подложному обвинению о неуплате налогов. А координатором всего процесса гонений на "Вести" является, как мне говорили знающие люди, секретарь СНБО Александр Турчинов.

— Почему именно "Вести" и именно вы, Игорь Гужва, стали объектом претензий со стороны властей?

— Во время Майдана наша газета осуждала излишнюю жестокость власти по отношению к митингующим, критиковала режим Януковича. Но мы не поддерживали огульно и тех, кто был на Майдане. Мы призывали к взвешенности в оценках, не поддерживали насилие со стороны "революционеров" в отношении сотрудников правоохранительных органов. И в этом мы отличались от многих СМИ, которые совершенно не критически относились к любым действиям Майдана. Они верили всему, что говорили его вожди. Моя же позиция, позиция тех, кто со мной работал, была другая — надо искать компромиссы, договариваться, а не метать "коктейли Молотова". Мы старались давать картину сбалансированно, показывать правду обоих сторон. Но, с точки зрения идеологов Майдана, такой подход казался вредительским, так как мешал мобилизовать массы на бескомпромиссную и беспощадную революционную борьбу.

—  Но ведь в последующем и до нынешнего времени власть Петра Порошенко подвергается критике, в том числе и со стороны других СМИ, не только "Вестей". Однако серьезные претензии были только к вам…

— Потому что на нас нельзя было повлиять ни через кого-либо из правящей верхушки, ни через какого-нибудь олигарха, приближенного к власти. Да, кто-то критиковал Порошенко, кто-то Яценюка, но почти по всем крупным СМИ можно было решить вопрос, позвонив конкретному человеку, который либо во власти, либо от власти зависит. С нами так поступить было нельзя. Мы были реально независимым от власти и при этом, что важно, массовым и профессиональным СМИ. Кроме того, мы, в отличие от большинства других СМИ, не приняли правила игры, по которым картинка того, что происходит на востоке, должна быть черно-белой. Мы никогда не поддерживали сепаратистов. Но мы не закрывали глаза на многие спорные моменты в действиях украинской армии. Например, мы были первые и долгое время единственными из украинских СМИ, которые говорили о массовых жертвах среди мирного населения. Мы первыми заговорили о беспределе, который творится в так называемых добровольческих батальонах.

Наконец, мы были одними из немногих, возможно, даже единственными из украинских СМИ, которые всерьез вели дискуссию о том, как нужно реализовывать на практике Минские соглашения. Ведь получалась парадоксальная картина. Порошенко и его представитель Кучма подписали Минские соглашения, они были затем освящены постановлением Совбеза ООН, перейдя в разряд международных обязательств нашей страны. Но при этом внутри Украины никто — ни политики, ни СМИ — не говорил о том, что мы должны все это реализовать на практике. Наоборот — говорили (да и сейчас говорят), что Минские соглашения никогда не будут реализованы, что мы просто их так для галочки подписали, а на самом деле ни о чем мы с сепаратистами договариваться не будем, устроим им жесточайшую блокаду, а потом, когда-нибудь, перейдем в наступление и все отвоюем. Мы же давали, в том числе, и слово тем экспертам, которые имели альтернативную точку зрения. И этим также возбуждали к себе ненависть со стороны националистов и властей.

Поэтому и было у них желание либо закрыть "Вести", либо сменить руководство и, соответственно, редакционную политику. В конце концов сменили руководство.

— Игорь, что происходит вообще со свободой слова, со СМИ на Украине после смены власти, после Евромайдана?

— Они остались теми же, что были и при Януковиче, и при Ющенко, а сложилась эта система еще при Кучме. Ее суть в том, что есть власть, а есть влиятельные люди — так называемый олигархат. Ему была дарована возможность создавать крупные медиаресурсы, чтобы проводить некую линию сообразно пожеланиям руководителей государства.

Дело в том, что государство не может содержать СМИ, особенно ТВ. Отсутствие полноценного рынка рекламы не позволяет медиа выживать за счет собственных доходов. Поэтому власти выгодно, чтобы СМИ содержали олигархи. До Майдана, в среднем, разрыв между затратами и доходами одного крупного телеканала составлял порядка 150-200 миллионов долларов в год. Это прямые дотации. Сейчас эта сумма уменьшилась из-за девальвации до 50-100 миллионов. Но это все равно по нынешним временам дорогое удовольствие, которое могут себе позволить только крупные предприниматели. Ушла одна власть, пришла другая — значит другие люди пришли с другими установками, но ничего принципиально не поменялось.

— Что, неужели сегодня, после второго Майдана, ничего не поменялось?

— Почти ничего. Кроме одного момента, который очень важен. Изменилась степень, с которой власть стала давить на СМИ. И при Януковиче власть очень сильно давила на телеканалы, на крупнейшие СМИ, чтобы они показывали "правильную картинку". И был большой перечень тем, которые СМИ должны были замалчивать. Но даже в самые суровые времена Януковича многие оппозиционные СМИ могли достаточно свободно действовать. Более того, телеканалы могли так или иначе проводить свою линию, сеять у телезрителей зерна сомнений. Я не говорю уже о том, что существовали вообще оппозиционные телеканалы, такие как "Пятый канал", как "ТВi", много крупных сайтов вели борьбу с режимом.

— Но с большинством из них Янукович, по большому счету, так и не справился. Почему?

— Было два фактора. Первый — это фактор Запада. Потому что как только Янукович пытался закрутить гайки больше, чем положено, сразу же был звонок либо от посла, либо сразу из Белого дома, и президента наставляли на путь истинный. То есть был некий сдерживающий внешний фактор. А второй момент — не было какого-то морального оправдания, чтобы идти против СМИ "по беспределу".

— Что изменилось сейчас?

— Во-первых, Украина официально перешла в разряд союзников Запада. Соответственно, на Западе могут много критиковать украинскую власть за нерешительность, за плохие реформы, за коррупцию, но для Запада сейчас Украина — это союзник, которому многое готовы простить. Союзник, который ведет войну и ему нужно всемерно помогать. А если при этом вдруг возникают какие-то "перегибы на местах" — давление на СМИ, какую-то газету захватили налоговики накануне выборов, какого-то журналиста убили или посадили в тюрьму, — это не так уж и страшно для Запада. Союзник — не противник, он может ошибаться, делать неправильные шаги.

И второй момент — у власти появилось моральное оправдание. Янукович не мог "пойти по беспределу" против СМИ, потому что это осудил бы не только Запад, но и общество. А сейчас можно разгромить СМИ, например те же "Вести", прикрываясь национальными интересами. Надо просто всем рассказать, что такое СМИ идет не просто против власти — оно идет против Украины и работает на врага. А так как общество находится в состоянии аффекта, то этому многие готовы поверить и оправдать любые крайние меры против "неправильных, непатриотических" СМИ. И власть этим охотно пользуется для сведения счетов с неугодными медиа или отдельными журналистами.

Полный текст интервью читайте на сайте РИА Новости Украина

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала