Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Посол: Черногория стала уклоняться от контактов с Россией

Своим мнением в связи отказом президента Черногории посетить Москву 9 мая, оценкой состояния двусторонних отношений и прогнозами на предстоящий туристический сезон в интервью РИА Новости поделился посол РФ в Подгорице Андрей Нестеренко.

Своим мнением в связи отказом президента Черногории посетить Москву 9 мая, оценкой состояния двусторонних отношений и прогнозами на предстоящий туристический сезон в интервью РИА Новости поделился посол РФ в Подгорице Андрей Нестеренко.

— Президент Черногории Филип Вуянович сначала официально подтвердил свой приезд в Москву на парад 9 мая, а затем отказался под предлогом необходимости праздновать этот день в своей стране. Как это скажется на двусторонних политических отношениях?

— Черногорское руководство должно несколько изменить свое отношение к нашим многочисленным предложениям реализовывать совместные проекты, проводить политические контакты, участвовать в крупных международных конференциях, форумах, которые проводятся на территории России. В последнее время, и я это с большим сожалением констатирую, такие приглашения в адрес черногорских партнеров оставались без ответа. Я не могу сказать вам на сто процентов, что это политика, но когда все это выстраивается в ряд, то есть раз не смогли приехать, два не смогли, три не смогли, четыре не смогли и так далее… Причем это форумы деполитизированные, это конференции, встречи, где собираются профессионалы из разных стран и обсуждают вопросы, которыми они занимаются в повседневной работе. Мне кажется, обмен опытом всегда был востребован, везде, во всех странах, во все времена.

Перспективы, разумеется, есть. Мы поддерживаем контакты, но они не на очень высоком уровне получают развитие. Тем не менее, мы не можем стоять на месте, нам нужно двигаться. В качестве самого свежего примера того, что встречи профессионалов все же проводятся, — предстоящий в начале июня визит в Черногорию делегации нашего Конституционного суда. Это будет ответный визит — несколько лет назад делегация Конституционного суда Черногории посетила Санкт-Петербург.

— И все-таки как стоит оценивать отказ президента Черногории от поездки в Москву?

— Полномочия президента Черногории ограничены. Он возглавляет комитет по организации и проведению мероприятий, связанных с Днем Победы. Формально получается так, что этот комитет, в который входят министры и председатель Скупщины, а также профессора, которые работают в Черногорском университете, приняли коллективное решение, что президенту целесообразно остаться в Подгорице для того, чтобы поучаствовать в торжествах. Я разговаривал с представителями ветеранских организаций Черногории, и они мне подтвердили, что действительно сделали такое обращение к президенту — не уезжать из страны, быть вместе с ними. Потому что, цитирую, "планируются некие грандиозные мероприятия". Но вы знаете, что, например, военной техники в черногорской армии не так уж много, поэтому о проведении парада даже никогда и не было слышно. Наверное, это затруднительно. Особенность предстоящих празднований 70-летия Победы в том, что это будет событие, которое развивает сложившиеся традиции. И когда мне представители других стран говорят, что надо, может быть, у себя дома что-то провести… Это никто не запрещает, но, простите, назовите мне хотя бы одну страну, которая проводила парад Победы у себя в столице или каком-то крупном городе? Первый парад Победы был проведен на Красной площади, весь мир смотрел те документальные фильмы, которые об этом были сняты, поэтому мы относимся к параду как к мероприятию, которое очень важно с точки зрения памяти о тех, кто сложил свои головы ради голубого неба сейчас над нашими головами. Мне кажется, что игнорировать это не совсем корректно. Ведь День Победы в Европе празднуется 8 мая, поэтому после этого мероприятия можно было бы прилететь к нам на самолете, и 9 числа господин президент Черногории был бы среди почетных участников парада в Москве.

— Как дальше строить отношения с президентом Вуяновичем? Можно ли говорить в таком случае о нанесении обиды или выражении неуважения к России и памяти жертв войны со стороны президента Черногории?

— Я очень уважаю Филипа Вуяновича, потому что за годы своего президентства он проявлял огромное уважение к нашей стране, придавал большое значение развитию наших двусторонних отношений. И я знаю личную позицию господина Вуяновича относительно нашей совместной истории, в частности истории нашей совместной борьбы против фашизма во Второй мировой войне. Но решение не приезжать в Москву было коллективным, поэтому комментировать его непросто. Можно было бы, наверное, немного по-другому поступить. Существуют разные приемы найти решения возникающих непростых проблем с помощью дипломатических средств. Я не могу сказать, что мы должны быть в обиде на президента Черногории, но жалко, что его предварительное решение, о котором он направил сообщение нашему президенту, было пересмотрено.

— Все чаще мы слышим о проблемах российских инвесторов в Черногории. Самый яркий пример — это ситуация со структурами бизнесмена Олега Дерипаски, лишившегося "Комбината алюминия Подгорица", который был отправлен под банкротство по требованию министерства финансов страны. Есть ли у вас объяснение происходящему?

— Здесь надо начать с общей констатации. Ситуация в черногорской экономике достаточно сложная. Если вы поедете по стране, то увидите десятки брошенных предприятий, которые работали во времена бывшей Югославии. Если взять, допустим, город Никшич, который во многих справочниках и исторических справках самими же черногорцами характеризуется как индустриальная столица страны, то вы там увидите подобную унылую картину. Там еще что-то работает, в частности одноименный пивной завод, но все остальные предприятия уже давно находятся за перекосившимся забором, обмотанным колючей проволокой, с выбитыми окнами и так далее. На официальном уровне делаются ссылки на то, что это результат тех санкций, которые были введены когда-то против Югославии. Но прошло же много лет!

—  В сложившейся ситуации в Черногории многие обвиняют и иностранных инвесторов…

— Есть такие оценки, я их читаю регулярно. Но мы санкций против Черногории не объявляли. Что касается "Комбината алюминия Подгорица", то это был достаточно крупный проект в наших торгово-экономических отношениях. По официальной статистике несколько лет назад этот комбинат приносил в бюджет Черногории около 40% экспортной выручки, но потом ситуация на рынке металлов сильно изменилась в худшую сторону. Черногорская сторона попыталась на это обратить внимание плюс на то, что наш инвестор не вкладывает дополнительные деньги в развитие этого предприятия. Но это не соответствовало действительности. Я общался с представителями нашего бизнеса, в том числе с управляющими директорами комбината. Они мне показывали предприятие, мне предоставляли оценку состояния дел там. Я был в курсе общей ситуации, но, конечно, по характеру работы я не имею права вмешиваться в дела бизнес-характера или носящие коммерческую тайну. У представителей совета директоров с черногорской стороны была другая трактовка событий.

Но наш инвестор пришел на комбинат по просьбе черногорской стороны, поэтому тот бракоразводный процесс, который был предложен Подгорицей, выглядел немножко странным. Нас обвинили во всех грехах, специалистам эти обвинения подробно известны. Российско-кипрская Центрально-европейская алюминиевая компания, управлявшая комбинатом, подала иски в арбитражные суды, сейчас эти иски рассматриваются. Я не исключаю, что для черногорской стороны те суммы, которые будут определены этими судами к выплате, могут стать серьезным ударом.

Комбинат, судя по газетным сообщениям, функционирует, но это уже напоминает угасание. Он занимает очень большую территорию, был построен во времена Тито. Насколько я знаю, наши бизнесмены уходили с предприятия с горьким чувством.

—  Что происходит с другими проектами?

— Несколько лет назад в Подгорице была проведена презентация энергетических проектов. Это была реализация инициативы межправительственной комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и инвестиционному сотрудничеству.

Презентация готовилась очень тщательно, в Подгорицу приехала большая группа представителей наших очень крупных энергетических компаний, таких как РАО "ЕЭС России", "РусГидро" и других. И в ходе заседания обсуждался меморандум о понимании — документ, где фиксировалось стремление сторон реализовать проекты, которые там были перечислены. Речь в том числе шла о строительстве ГЭС и участии наших компаний в тендере по строительству второго блока теплоэлекстростанции в Плевле. И из этого меморандума черногорскими партнерами были по сути дела вычеркнуты все конкретные вещи, например сроки, когда можно было бы провести переговоры между двумя сторонами, либо сроки проведения первых контактов. В итоге в меморандуме была подчеркнута заинтересованность в обсуждении этих проектов. Но это было настолько абстрактно! И на самом деле ничего не реализовалось, ни единого дальнейшего контакта.

Есть российская компания "Новатэк", которая еще пять или шесть лет назад заявила о своем желании участвовать в разработках нефтегазового месторождения на континентальном шельфе в Черногории, но прошло много времени, а черногорцы не могут провести тендер, нет никакого движения вперед. И вот это отсутствие движения по всем делам переносится и на новые предложения, которые делают наши бизнесмены, представители среднего и малого бизнеса. Плюс есть примеры, когда наших предпринимателей просто не допускают в ту или иную область под разными предлогами. Если это все суммировать, то получается, что с нами просто не хотят сотрудничать.

—  Как может посольство посодействовать или повлиять на исправление этой ситуации?

— Мы встречаемся с представителями бизнеса. Но возможности посольства ограничены. Мы, разумеется, доводим точку зрения бизнесменов до черногорского руководства, в частности до министерства экономики, иногда нам говорят, что попробуют что-то сделать, но ничего не делается. О министерстве экономики я хотел бы сказать и такую вещь. Четыре года назад черногорцы поставили перед нашей стороной вопрос о том, чтобы подключиться к "Южному потоку". Была дана рекомендация написать письмо председателю совета директоров "Газпрома" Алексею Миллеру и обозначить эту тему. Такое письмо было направлено, рассмотрено "Газпромом". Было принято решение направить в Подгорицу руководителя крупного структурного подразделения для предметных переговоров с рядом черногорских министров. Все это состоялось, но прошло четыре года — и при всех наших напоминаниях проявить инициативу и приехать в Москву абсолютно ничего не было сделано.

— Расскажите, как на самом деле обстояли дела в 2013 году, когда Черногория отказалась обсуждать возможность допуска в свои порты российских военных кораблей для ремонта или обслуживания?

— Речь шла не о ремонте, а о материально-техническом обеспечении. Под этим подразумевается пополнение запасов воды, продовольствия и топлива сугубо на коммерческой основе. За последнее время было осуществлено очень много практических шагов по модернизации нашей армии. Благодаря этому осуществляется патрулирование тех зон в международных пространствах морей и океанов, где, извините, мы должны обеспечить и наши интересы национальной безопасности. Это нормальное явление. Почему другие страны могут эксплуатировать свои корабли, а нас надо в чем-то ограничивать или подозревать? Поэтому те корабли, которые выходили бы в соединяющиеся моря, на каком-то этапе своего плавания должны были бы пополнять вышеназванные ресурсы. Речь не шла о какой-то базе. СМИ Черногории, к большому сожалению и наверняка с чьей-то подачи, обернули это в проблему строительства нами некоей военно-морской базы. Но никогда об этом не ставился вопрос.

— Какой конкретно ответ дала Черногория на просьбу о материально-техническом обеспечении для российских кораблей?

— Я не могу вам передавать в деталях содержание ответа черногорской стороны, потому что мы не имеем права этого делать. Я только скажу, что на наше официальное обращение ответ был вежливый и негативный.

— Черногорские эксперты из сферы туризма критикуют собственную страну за отсталую инфраструктуру, повышение акцизов на топливо, неадекватное законодательство и другие проблемы, напрямую отражающиеся на этой отрасли. Захотят ли российские граждане, как и прежде, в массовом количестве отдыхать в Черногории в ходе очередного туристического сезона?

— Вы правильно перечислили целый ряд проблем. Но я хотел бы добавить и то, что, насколько мне известно, часть наших туристов болезненно отреагировали на решение черногорского руководства присоединиться к санкциям против России в связи с украинскими событиями. И второй аспект — появились новые курортные места, которые уже часть наших туристов оттянули на себя. В частности я имею в виду и Крым. Еще одно обстоятельство заключается в том, что наш турист любит, чтобы его отдых был насыщенным. Ему нужно не только получить хороший загар и хорошо покушать. Наших туристов интересуют экскурсии по историческим местам, посещение выставок и так далее. К большому сожалению, возможности Черногории в этом плане ограничены.

Важно также иметь в виду, что в черногорских СМИ в последнее время появлялись сообщения о том, что из Подгорицы в сторону Киева направлялись боеприпасы для силовых структур Украины с помощью американских военных самолетов. Речь в частности идет о такой операции, состоявшей в середине февраля с приведением в местных газетах фотографий данного американского самолета с опознавательными и знаками и так далее. Думаю, что это не может не вызывать соответствующей реакции со стороны наших соотечественников.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала