Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

МИД РФ: мир на Ближнем Востоке зависит от гибкости Израиля

© РИА Новости / Алексей Филиппов / Перейти в фотобанкЗаместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов. Архивное фото
Заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов. Архивное фото
Читать ria.ru в
Специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов рассказал в интервью РИА Новости в Мехико о предстоящих сирийских консультациях в Москве, о визите в Россию главы МИД Ирака и о перспективах палестино-израильского урегулирования.

Специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости в Мехико Дмитрию Знаменскому о предстоящих сирийских консультациях в Москве, о визите в Россию главы МИД Ирака и о перспективах палестино-израильского урегулирования.

—  Какова была цель вашего визита в Мексику? Ведь вы как спецпредставитель президента по Ближнему Востоку и Африке отвечаете за другой регион.

— Наши мексиканские партнеры проявляют большой интерес к Ближнему Востоку. Есть такой специфический момент: очень много выходцев с Ближнего Востока — ливанцев, сирийцев, египтян, палестинцев — проживает в Мексике, здесь же большая еврейская община. Более того, выходцы и те люди, которые имеют ближневосточные корни (они все граждане Мексики — ред.), занимают в иерархии этой страны, в разных областях довольно серьезные позиции. Поэтому они близки этой теме. Сегодня (в четверг — ред.) нас принимал министр иностранных дел (Хосе Антонио Меаде — ред.), у него ливанские корни, перед этим были консультации с первым заместителем министра Карлосом де Икасой, он родился в Бейруте и жил там с родителями. Поэтому очень много прямых связей, контактов и интерес большой.

У мексиканских партнеров есть потребность в обмене информацией по региону с нами, они отдают должное российскому подходу к ближневосточным делам. Мы взаимодействуем в "Группе двадцати" с Мексикой, но там больше экономические и финансовые вопросы, а Ближний Восток в мировой экономике играет значительную роль, имея в виду влияние на нефтяные цены.

— Это было официальное приглашение мексиканской стороны?

— У меня поездка в три страны — Мексику, Кубу и в Никарагуа, где тоже обсуждалась ближневосточная проблематика. На Кубе были серьезные контакты с руководством МИД, в Никарагуа — с советниками и помощниками президента, которые занимаются Ближним Востоком, в том числе и с бывшим главой МИД. Везде были содержательные, откровенные беседы.

— Вы как спецпредставитель по Ближнему Востоку владеете информацией, когда может произойти встреча стран, не входящих в ОПЕК, по нефтяной тематике?

— Эти вопросы обсуждаются. Недавно я сопровождал премьер-министра России Дмитрия Медведева в ходе его поездки в Эр-Рияд (в январе — ред.). В составе делегации был министр энергетики Александр Новак, он проводил там углубленные дискуссии с саудовскими партнерами. Недавно в Москве был представитель алжирского руководства, который передал послание от президента Алжира. Все эти вопросы обсуждаются, но надо иметь в виду, что есть ОПЕК, а есть страны, являющиеся очень крупными производителями нефти, включая Россию, которые не входят в эту организацию. Относительно недавно я был с представителями "Газпром нефти" в Багдаде и Курдистане, все эти вопросы обсуждались с руководством Ирака. Пока идут дискуссии, как реагировать на ситуацию на рынке, какие рычаги влияния на ценовую политику применить, есть разные интересы, подходы. Кто-то теряет больше, кто-то меньше, у кого-то могут быть расчеты, отличающиеся от наших. Но самое главное, что идут заинтересованные контакты. Все понимают, что лучше иметь консенсус, чем противоречия, которые будут сказываться на бюджетах стран, на экономическом положении и финансовых делах. Поэтому эти контакты продолжаются — и двусторонние, и многосторонние, и в рамках ОПЕК, и в рамках контактов со странами вне ОПЕК.

— Возвращаясь к иракской тематике, состоится ли 19 марта визит в Москву министра иностранных дел Ирака?

— Визит Ибрагима Джафари готовится. Когда я был в Багдаде, я с ним встречался. В данном случае очень важно, что он возглавляет МИД и одновременно является сопредседателем межправительственной комиссии с Россией. С нашей стороны ее возглавляет вице-премьер господин Рогозин. Поэтому визит Джафари будет состоять из двух частей: переговоров с Сергеем Лавровым, межмидовских консультаций, контактов, как это обычно у нас заведено, а на следующий день, 20 марта, мы планируем проведение расширенной встречи сопредседателей межправкомиссии, чтобы обсудить не только политические вопросы в регионе, но и наши двусторонние отношения в торгово-экономической сфере, военно-техническое сотрудничество. Наверняка будет затрагиваться и нефтяная отрасль, потому что наши компании работают очень активно в Ираке, есть крупные взаимовыгодные результаты, основанные на опыте нашего предыдущего сотрудничества, сейчас уже в новых условиях. Я бы назвал здесь и ЛУКОЙЛ, и "Газпром нефть", и "Башнефть", и некоторые другие наши компании, которую работают в Ираке, в частности на крупнейшем месторождении "Западная Курна-2", которое осваивается с участием ЛУКОЙЛа. Крупный проект осуществляет "Газпром нефть". Так что я думаю, что контакты с этими компаниями тоже будут и двусторонние, и в рамках тех или иных заседаний межправкомиссии.

— Уже понятно, когда может состояться второй раунд сирийских консультаций в Москве?

— Мы планировали его на начало апреля, и уже начали конкретную подготовку, имея в виду, что первая встреча, на наш взгляд, была очень полезной. Это был первый подобный контакт в таком формате между представителями правительства Сирии и различными группами оппозиции.

— Приедут ли представители национальной коалиции?

— Мы ожидаем их. Мы направили в Стамбул нашего нового посла по особым поручениям. Это бывший наш посол в Дамаске, который недавно вернулся, Азамат Кульмухаметов. Он направлен руководством МИД в Стамбул как раз, чтобы встретиться с руководством национальной коалиции, новым ее председателем, с которым мы пока персонально не знакомы. В свое время я тоже ездил в Стамбул, встречался с предыдущим председателем, которому объяснял нашу концепцию, что мы это делаем не для самих себя и никаких политических очков на этом не хотим заработать, а делаем это для наших сирийских партнеров, друзей, которые поддерживают нынешнее руководство в Дамаске, и тех, кто находится во внутренней и внешней оппозиции. Национальная коалиция имеет свою нишу и роль в структуре всей сирийской оппозиции, поэтому жаль, что они не приехали на первую встречу, но, может быть, приедут на вторую.

— Действительно ли сирийская сторона может быть представлена главой МИД?

— Это не мы решаем, это их решение, в такие вопросы мы как раз не вмешиваемся.

— Планирует ли Россия представить в СБ ООН предложение по борьбе с "Исламским государством"?

— Обсуждения этой темы идут все время. Было принято очень важное решение Совбеза ООН по поводу борьбы с незаконной продажей и контрабандой нефти, которая является очень сильной финансовой подпиткой для террористических организаций. Поэтому все эти темы так или иначе обсуждаются при двусторонних контактах и в Совете безопасности. Не исключаю, что инициатива в этой части может исходить и от России, потому что проблем очень много и в Ливии, и в Африке в целом. Вы знаете, что "Боко Харам" объявила о своей лояльности и поддержке "Исламского государства", проблемы накапливаются, и нужно давать адекватный и консолидированный ответ со стороны международного сообщества.

— США недавно заявили о намерении вооружить и обучить 15 тысяч бойцов сирийской оппозиции. Как вы можете это прокомментировать и как это повлияет на ситуацию в регионе?

— Мы с самого начала выступали за политическое урегулирование сирийского кризиса и считаем, что есть безальтернативный политический документ, согласованный международным сообществом, я имею в виду Женевское коммюнике от 30 июня 2012 года. Там как раз прописаны пути достижения сирийского урегулирования — через переговоры. Поэтому подготовка и вооружение боевиков логически не очень вписывается в политические переговоры. Честно говоря, мы не очень понимаем, для чего это делается, потому что с самого начали и мы, и американцы, и другие наши западные и арабские партнеры, и турки говорили, что военного решения этого конфликта нет. Если нет военного решения, то зачем тогда готовить военных людей?

— Какие шаги предпринимаются сейчас для восстановления прямого диалога между Палестиной и Израилем?

— Пока все замерли в ожидании досрочных выборов в кнессет, которые должны состояться 17 марта. Осталось подождать буквально пять дней, посмотреть, какие будут результаты, по этим результатам будет формироваться новое правительство. Какое это будет правительство — либо однопартийное, либо коалиционное. Очень многое будет зависеть именно от состава будущего правительства Израиля, от политической программы, в том числе это касается мирного процесса и урегулирования арабо-израильского конфликта в целом и палестинской проблемы в частности. Мы считаем, что международное сообщество, включая и самих израильтян, уже давно декларировало, что решение должно быть только двухгосударственным, то есть должно быть создано палестинское государство где-то на базе границ 1967 года. Главные направления все прописаны в соглашениях в Осло в свое время. Я имею в виду и вопросы, которые должны быть решены в рамках палестино-израильского урегулирования: вопросы границ, вопросы Иерусалима, вопросы беженцев, вопросы безопасности, вопросы воды, другие не столь кардинальные темы. Все вопросы требуют своего решения. Надеемся, что по итогам выборов в кнессет будет разблокирован переговорный процесс, потому что мы считает, что есть международно-правовая основа (урегулирования — ред.), есть резолюции, в том числе СБ ООН, которые нужно выполнять.

Мы за то, чтобы квартет играл более активную роль и взаимодействовал более предметно с Лигой арабских государств, некоторыми арабскими странами, прежде всего такими, как Египет и Иордания. Недавно в Мюнхене на международной конференции по безопасности состоялась министерская встреча квартета, прошел анализ обстановки. Было сделано неплохое, на наш взгляд, итоговое заявление. Так что осталось немного подождать и посмотреть, какие будут настроения в израильском обществе, эти настроения наверняка отразятся на результатах выборов. По их результатам посмотрим, какое будет правительство и с какими идеями. Мы выступаем за разблокирование переговорного процесса при активизации роли квартета международных посредников, более четком понимании договорно-правовой основы, которая является общеизвестной: это и решения СБ ООН, и принципы Мадрида "мир в обмен на территории", и "дорожная карта", и арабская мирная инициатива, которая является очень ответственной и всеобъемлющей платформой, которую выдвинула в свое время Саудовская Аравия. Она была утверждена впервые еще в 2002 году на общеарабском саммите в Бейруте и предполагает не просто решение палестинского вопроса, а нормализацию отношений не только всех арабских, но и всех мусульманских стран (с Израилем — ред.). Поэтому, если израильские партнеры проявят большую гибкость и восприимчивость к этой инициативе, можно будет говорить о том, что будут нормализованы отношения не просто с палестинцами и арабами, но и со всем мусульманским миром. Это была бы хорошая перспектива, но для этого надо проявить политическую волю.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала