Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Дмитриев: РФ имеет ряд преимуществ в глобальной конкуренции за капитал

© РИА Новости / Михаил Мокрушин / Перейти в фотобанкГенеральный директор УК "Российский фонд прямых инвестиций" (РФПИ) Кирилл Дмитриев. Архивное фотоГенеральный директор УК Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев. Архивное фото
Как Фонду удается создавать долгосрочные партнерства с крупнейшими инвесторами Азии и Ближнего Востока и на какие инфраструктурные проекты будут направлены средства ФНБ, первым получателем которых стал в 2014 году РФПИ, рассказал в интервью РИА Новости генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) был создан три года назад для привлечения иностранных инвестиций в наиболее перспективные компании и отрасли России по принципу соинвестирования: один рубль инвестиций из Фонда на рубль иностранного инвестора. По факту РФПИ привлек на каждый собственный рубль еще пять от инвесторов. Как Фонду удается создавать долгосрочные партнерства с крупнейшими инвесторами Азии и Ближнего Востока и на какие инфраструктурные проекты будут направлены средства ФНБ, первым получателем которых стал в 2014 году РФПИ, рассказал в интервью РИА Новости генеральный директор РФПИ Кирилл Дмитриев.

— Кирилл Александрович, 2014 год выдался непростым для российской экономики. Очевидно, что активность западных фондов, включая традиционно инвестировавших в Россию, существенно снизилась и такое ощущение, сошла на нет. Как вы можете оценить итоги года для фонда и не испытывает ли сейчас РФПИ дефицит партнеров для совместных инвестиций?

— Год действительно был непростым, но он позволил нам понять важную вещь — модель, по которой создавался РФПИ, была выбрана нами правильно. Мы с самого начала ориентировались на создание долгосрочных партнерств с ведущими суверенными фондами мира, значительная часть которых базируется в странах Азии и Ближнего Востока. Многие из них, имея под управлением сотни миллиардов долларов, до этого в России не работали. Нашей задачей было стать для них равнозначным партнером и предложить широкий спектр проектов для совместных инвестиций. В результате мы выстроили глобальную сеть таких партнерств, что на момент возникновения политической напряженности РФПИ стал полностью диверсифицирован с точки зрения источников привлечения новых средств.

Активно эта работа началась в 2012 году с создания совместных платформ с Китаем (China Investment Corporation), Кувейтом (Kuwait Investment Authority), Индией (State Bank of India). В 2013 году к ним добавился целый ряд инвесторов из других стран: Кореи (Korea Investment Corporation), Италии (Fondo Strategico Italiano), Франции (Caisse Des Depots) и ОАЭ (Mubadala). В 2014 году мы привлекли средства от фондов Бахрейна (Mumtalakat) и Катара (Qatar Holding) и заключили новые партнерские соглашения с инвестиционными институтами из ОАЭ, Турции и Индии.

Всего с момента создания РФПИ и его соинвесторы инвестировали и одобрили для этих целей 320 миллиардов рублей, из которых собственные средства РФПИ составили около 50 млрд рублей. Еще более $15 млрд мы дополнительно привлекли в рамках созданных партнерств с перечисленными суверенными фондами.

— Каково соотношение инвестиций между западными и восточными партнерами на текущий момент?

— Около 70% — это средства наших азиатских и ближневосточных партнеров.

— Вы ожидаете, что это соотношение сохранится или доля участия восточных инвесторов будет расти? Значит ли это, что РФПИ полностью сфокусируется на фондах Ближнего Востока и Азии?

— Мы работали и продолжаем работать с фондами всего мира и в этом смысле занимаем открытую и конструктивную позицию. Напряженность вредит всем, и мы с пониманием и уважением относимся к тем нашим западным партнерам, которые на данный момент взяли паузу. Более того, неоднократно слышим о том, что санкции и их последствия негативно сказываются на европейских и американских фондах, которые традиционно привыкли работать в России.

Недавно Восточный Комитет Немецкой экономики высказывался, что санкционные последствия имеют негативный эффект для всей европейской экономики. Целый ряд немецких компаний выражает обеспокоенность в связи с падением оборота более чем на 20%. Мы рассчитываем, что их голос обретет силу и будет услышан. Поэтому, надеюсь, по мере деэскалации ситуация стабилизируется и мы продолжим взаимовыгодное сотрудничество.

— Но пока будете продолжать привлекать инвесторов с востока? Не получится ли так, что за время конфликта западные инвесторы переориентируются с России на другие развивающиеся страны, а на смену им полностью придут восточные деньги?

— Важно понимать, о каком горизонте планирования идет речь. Полная переориентация и замещение уже вряд ли возможны — мы часть глобальной системы. При этом сегодня в мире сложилась уникальная ситуация, когда под управлением частных инвесторов, суверенных и пенсионных фондов сконцентрировано почти $100 трлн, и эти средства ими должны быть сохранены и по возможности приумножены в долгосрочной перспективе. Фактически мы сейчас наблюдаем конкуренцию на страновом уровне за привлечение этого долгосрочного капитала. И у России есть целый ряд конкурентных преимуществ.

— Несмотря даже на то, что происходит сейчас в политике и экономике?

— Для долгосрочного инвестора важны фундаментальные факторы. В случае России такие, как выросший за пять лет втрое средний класс, низкий уровень государственного долга, значительный объем золотовалютных и других резервов, низкий уровень безработицы, сравнительно комфортный режим налогообложения и наконец огромная потребность в создании инфраструктуры, превышающая $50 трлн в течение следующих 10-15 лет. Инвесторы понимают цикличность экономики и то, что за спадом приходит рост. Сейчас есть ряд экономических сложностей, но важно понимать, что это уже отражено в оценке компаний.

— Вы считаете, что в нынешней ситуации разъяснений и рассказов о конкурентных преимуществах России будет достаточно?

— Это необходимый минимум. Но главный критерий — наличие интересных, правильно структурированных и доходных проектов. Ошибочно думать, что в сознании глобальных инвесторов они существуют в России в достаточном количестве по умолчанию. Культура проектного менеджмента и культура привлечения долгосрочных инвестиций в нашей стране только формируется, особенно на региональном уровне. Это было одной из причин, почему мы запустили в 2014 году свой Центр привлечения инвестиций в регионы и информационный портал Invest In Russia (www.investinrussia.com). На этой площадке мы обобщаем в максимально понятной для инвесторов форме всю проектную, аналитическую и статистическую информацию о регионах, а регионам, в свою очередь, предоставляем возможность своевременно рассказывать о новых проектах и грамотно их презентовать с участием наших инвестиционных специалистов. Мы на примерах показываем, как ведущие фонды мира инвестируют с нами — это важный сигнал и для других инвесторов.

— Подобные проекты вряд ли сами по себе могут стать залогом успеха…

— Так и есть. Задача не в том, чтобы собрать в одном месте массу разнообразной информации и "утопить" инвестора в деталях, а отобрать именно то, что ему нужно и в той форме, которая ему необходима для принятия инвестиционного решения. Поэтому мы развиваем портал на разных языках — английском, арабском, китайском — и адаптируем каждую версию под нужды конкретной группы инвесторов. Благодаря работе портала мы сейчас приводим ближневосточных и азиатских партнеров в целый ряд регионов Центральной России и Дальнего Востока, знакомим с региональными властями, помогаем выстраивать партнерские отношения, даже если сам РФПИ по своим инвестиционным критериям в этих проектах участвовать не сможет.

— Какие у вас критерии? И какие отрасли РФПИ считает для себя наиболее перспективными сейчас?

— Главный критерий — отдача на капитал для инвестора и положительный эффект для экономики. При этом партнеры должны вкладывать как минимум равную с нами сумму. На сегодняшний день это соотношение составляет рубль от РФПИ к пяти от соинвесторов. В среднем в каждый проект мы инвестируем с перспективой выхода через 5-6 лет через IPO или продажу стратегу. По инфраструктурным проектам срок может быть дольше, учитывая долгосрочную специфику их реализации. Что касается отраслей, то мы стремимся вкладывать в те компании и те отрасли, которые, на наш взгляд, смогут стать драйверами роста для всей экономики.

—  Какие это отрасли?

— Это здравоохранение, сельское хозяйство, добыча и переработка природных ресурсов с добавленной стоимостью и инфраструктура в широком смысле. Диапазон достаточно большой, но все интересующие нас проекты должны соответствовать инвестиционным стратегиям РФПИ, благодаря которым возможен долгосрочный рост в стране.

Первая стратегия ориентирована на рост среднего класса и все отрасли, связанные с ним. Вторая — развитие регионов. Поэтому мы инвестировали в сеть клиник "Мать и дитя", которая в ноябре открыла в Уфе на средства РФПИ и соинвесторов один из крупнейших клинических центров в России. Другой пример — сеть кинотеатров "КАРО". Спрос на качественное здравоохранение и качественный кинематограф, в том числе российского производства, будет только расти. По этой же причине мы рассматриваем целый ряд проектов в сфере потребительского рынка и недвижимости.

Третья стратегия — импортозамещение. Мы видим большой потенциал таких проектов в тех отраслях, где Россия может быть конкурентоспособной. Пример такой инвестиции РФПИ — производитель комплектующих для сельхозтехники компания "Волтайр пром". В самом сельском хозяйстве, по нашему мнению, потенциал импортозамещения очень велик.

Четвертая стратегия связана с повышением эффективности в российской промышленности. По нашим оценкам, потенциал такого роста в среднем составляет 30-40% только по государственным монополиям. В России сейчас только формируется система промышленного аутсорсинга, когда крупные компании перестают заниматься непрофильными для себя видами деятельности и нанимают для этих целей специально созданные компании, одновременно снижая издержки. Из примеров — это сеть по аренде и обслуживанию текстильных изделий Cotton Way и лидер российского рынка IT-аутсорсинга компания Maykor, где мы тоже выступаем в качестве инвестора вместе с международными фондами.

И, наконец, пятая стратегия связана с реализацией масштабных проектов в области инфраструктуры — строительство и модернизация дорог, портов, аэропортов и так далее. К этой категории мы относим и финансовую инфраструктуру, где яркий пример — развитие Московской биржи. Даже в непростых условиях она развивает новые направления и улучшает показатели — объем торгов в конце года на валютном и фондовом рынке увеличился в полтора раза, на срочном — в два с половиной.

— Говоря об инфраструктуре, РФПИ стал первой организацией, получившей средства из Фонда национального благосостояния в более чем 5 млрд рублей для реализации инфраструктурных проектов, совместно с "Ростелекомом" и "Россетями". Что это за проекты и какие еще потенциальные объекты для инвестиций с привлечением ФНБ вы рассматриваете?

— РФПИ распоряжением правительства разрешено привлекать до 10% средств ФНБ в доходные инфраструктурные проекты на возвратной основе и в максимально защищенной форме. На сегодняшний день мы совместно с иностранными соинвесторами сформировали перечень проектов на всю квоту. По каждому такому проекту решение принимает наблюдательный совет РФПИ. В 2014 году первыми утвержденными стали проекты по ликвидации "цифрового неравенства" в регионах России совместно с "Ростелекомом" и созданию системы "интеллектуальных сетей" совместно с "Россетями". Благодаря первому жители малонаселенных пунктов страны получат доступ в интернет в течение следующих трех лет вместо первоначально планировавшихся десяти. "Интеллектуальные сети" позволят существенно, до 15%, сократить потери в энергосистеме и создать более эффективную и прозрачную систему учета электроэнергии. При этом проект позволит повысить операционную эффективность "Россетей", что также является важным для компании. Другие проекты из нашей квоты включают в себя автодороги, железнодорожный транспорт и сопутствующую инфраструктуру, телекоммуникации, ЖКХ и трубопроводный транспорт.

— За прошедший год на средства ФНБ нашлось так много претендентов, что его попросту может не хватить на всех. Как РФПИ собирается обеспечить возвратность средств государству, особенно в ситуации с подешевевшим рублем? Останутся ли проекты рентабельными?

— Ситуация с рублем, безусловно, беспокоит и нас, и наших соинвесторов. Важно, чтобы курс стабилизировался и не был подвержен резким колебаниям. При этом доходность проектов остается главным критерием. Что касается возвратности средств, то это гарантировано самой структурой проектов на начальном этапе их формирования. РФПИ с соинвесторами инвестируют в акционерный капитал проекта, а средства ФНБ привлекаются в форме долгового капитала по ставке инфляция плюс 1 процентный пункт с возможностью привлечения дополнительного банковского финансирования. Таким образом, средства государства обеспечиваются защитой и возвратностью.

— Кроме проектов с участием ФНБ, какие еще сделки РФПИ может совершить в самое ближайшее время?

— У нас в работе сейчас более 50 сделок суммарным объемом свыше 6 миллиардов долларов. В ближайшее время мы планируем объявить о трех новых проектах. Один из них связан с аэропортом Владивостока. По нему проходит конкурс, где мы участвуем в консорциуме совместно с сингапурской Changi (управляет одноименным аэропортом в Сингапуре) и "Базовым элементом". Этот проект важен с точки зрения развития инфраструктуры и транспортного сообщения на Дальнем Востоке и имеет все шансы стать полноценным авиационным хабом Азиатско-Тихоокеанского региона.

Другой интересный нам дальневосточный проект — освоение свинцово-цинкового месторождения, который может быть реализован по линии Российско-китайского инвестиционного фонда (создан РФПИ и China Investment Corporation). Также мы рассматриваем возможность участия в создании нефтехимического завода "Сибура", "Запсибнефтехима", в Тобольске совместно с ближневосточными инвесторами. Подробности, думаю, сможем сообщить в ближайшее время — пока ведем переговоры.

— РФПИ заявлял, что в ближайшее время может объявить о сделках в агросекторе с китайскими партнерами? Достигнуты ли уже какие-либо договоренности? Речь идет о покупке и расширении уже существующих производств в РФ или о создании новых?

— Это целый ряд проектов. Часть мы сможем объявить, скорее всего, уже в этом году.

— Насколько возможна реализация каких-либо проектов между РФПИ и китайскими партнерами в высокотехнологичных сферах?

— Наш Российско-китайский инвестфонд уже создает на территории двух стран совместные технопарки под названием "Шелковый путь". Соответствующее соглашение мы подписали осенью во время визита премьер-министра Китая Ли Кэцяна в Москву. Также смотрим и на ряд других проектов, в том числе связанных с информационными и интернет-технологиями.

— Какова и насколько увеличилась доля азиатских проектов в вашем портфеле в этом году?

— Сейчас портфель проектов, реализуемых Российско-китайским инвестиционным фондом, превышает $1 млрд. На рассмотрении более 30 возможных сделок. Примерно столько же — по линии партнерств с корейскими, индийскими и сингапурскими партнерами.

— Суверенные фонды стран Персидского залива, управляющие в совокупности около $5 трлн, способны инвестировать большие средства в российские проекты. Вы говорили, что они интересуются проектами в агропромышленном секторе, логистике и инфраструктуре, в недвижимости. Обсуждаются ли уже конкретные проекты? Могут ли быть заключены сделки в ближайшее время, в каких секторах?

— Ближневосточные партнеры уже участвуют почти во всех наших сделках, так как часть выделенных средств предоставили нам по модели автоматического соинвестирования. Таким образом, их инвестиции по умолчанию участвуют в каждом проекте РФПИ. Но также эти фонды выступили в качестве соинвесторов в наших первых ФНБ-проектах по ликвидации "цифрового неравенства" и созданию "интеллектуальных сетей". Мы также рассматриваем целый ряд новых инфраструктурных и агропромышленных проектов, о которых, возможно, объявим уже в 2015 году.

— В Европе объявлено о создании собственного фонда стратегических инвестиций — фактически по модели РФПИ, и ранее вы говорили, что РФПИ готов инвестировать в проекты вместе с ним. В Европе, по вашим словам, есть ряд компаний, которые интересны, чей бизнес синергетичен с бизнесом российских компаний. О каких компаниях или секторах идет речь? Обсуждали ли вы уже с европейскими партнерами возможность взаимодействия?

— Мы, действительно, видим, что наша модель востребована. Кроме Европы, в создании подобных РФПИ фондов заинтересованы Турция и Индия, которые уже обращались к нам с просьбой об обмене опытом, и ряд других. Мы готовы сотрудничать и с ними.

Что касается взаимодействия с европейскими бизнесами, то такие переговоры были. Так как в фокусе наших инвестиций — Россия, то мы смотрим на такие проекты в Европе, которые могли бы создать добавленную стоимость для российских компаний на разных участках производственной цепочки. Например, с точки зрения дальнейшего сбыта продукции и развития сети дистрибуции за рубежом. В случае, если Европейский инвестиционный фонд будет успешно создан, мы будем открыты для сотрудничества. Но, подчеркну, приоритетом нашей работы была и остается Россия.

— Президент РФ Владимир Путин в начале декабря поручил АСИ, ВЭБу и РФПИ организовать проект по поддержке несырьевых компаний в следующем году. О каких несырьевых секторах может идти речь? Готовятся ли конкретные проекты?

— Речь идет о средних по масштабу компаниях, которые имеют хороший производственный и экспортный потенциал, но не могут найти достаточный капитал для дальнейшего роста. Для них необходимо создавать специальные продукты. Со стороны РФПИ это может быть участие в акционерном капитале при обязательном условии софинансирования со стороны российских компаний. Внешэкономбанк в состоянии оказывать поддержку на уровне долгового финансирования. АСИ могло бы взять на себя методологическую и организационную поддержку. Это позволило бы создать примеры 40-60 успешных компаний, которые расширяют производство и выходят на внешние рынки. Мы видим здесь возможности во многих секторах. В первую очередь в аграрном секторе и легкой промышленности.

— Фонд создавался для привлечения иностранных инвестиций в Россию, но в этом году премьер-министр Дмитрий Медведев предложил рассмотреть возможность предоставления вам права инвестировать в проекты в России без участия иностранцев. Для чего вам это право? Чем вы будете отличаться от других российских институтов развития? Есть ли уже какие-то проекты? Компании из каких секторов интересовались такой возможностью?

— Наша миссия остается неизменной. Поручение не предполагало отказа от привлечения иностранных соинвесторов и ставило целью проанализировать возможные механизмы по развитию внутреннего инвестора — в первую очередь пенсионных фондов и страховых компаний, чьи средства всегда ориентированы на долгосрочную перспективу и возвратность. В России степень их вовлечения в экономику сравнительно низка, но именно их участие могло бы стать дополнительным и мощным стимулом к реализации инфраструктурных проектов, а, значит, и к росту всей экономики. В любом случае мы не будем отходить от модели соинвестирования, фокусируясь только на проектах, где инвесторы, в том числе российские, видят доходность и считают их перспективными.

— В бюджете России на 2015 год не заложены средства на докапитализацию РФПИ. Как это отразится на деятельности фонда? Рассчитываете ли вы на докапитализацию из бюджета в последующие годы? Когда она может потребоваться и в каком объеме?

— У РФПИ достаточно средств для работы в 2015 году. Средства будут выделяться по мере реализации наших проектов в плановом режиме. Уже в 2016-2017 годах будет произведена докапитализация до необходимого на тот момент уровня, о чем говорил в октябре 2014 года президент России Владимир Путин и что отражено в проекте соответствующего бюджета.

— Многие аналитики предрекают большое количество дефолтов по обязательствам российских компаний в следующем году из-за трудностей с финансированием. Разделяете ли вы такие опасения? Не обращаются ли компании к вам за помощью — не планируете ли вы приобретать какие-то акции?

— Очевидно, что 2015 год будет непростым — не только для России. Но российский рынок сейчас существенно недооценен, что открывает большие перспективы для инвесторов в будущем, а для самих компаний — возможность привлечь акционерное финансирование и таким образом обеспечить свое развитие. Мы как и прежде будем находить доходные, перспективные и стимулирующие рост проекты и приводить в них первоклассных международных партнеров. Такие инвестиции становятся еще более важными для экономики в условиях дефицита зарубежного банковского финансирования. Мы готовы инвестировать в акционерный капитал перспективных компаний, которым требуется дополнительная ликвидность, и планируем по этому направлению также взаимодействовать с различными банками. В непростых условиях банкам свойственно отдавать предпочтение компаниям с понятной стратегией развития и надежными акционерами.

— РФПИ в начале года продал 1% акций Московской биржи. Не планируете ли продавать или сокращать участие в других активах? Или время сейчас неподходящее для каких-либо продаж?

— РФПИ действительно осуществил продажу небольших пакетов акций в Московской бирже и "Ростелекоме" в начале 2014 года с доходностью 23% и 33% годовых в рублях соответственно. По мере роста капитализации компаний мы будем рассматривать выход из них. При этом некоторые из наших активов уже продемонстрировали рост более чем на 50%.

— РФПИ традиционно участвует в Давосском форуме, который в этом году отличается своей острой политической повесткой. Какие у вас ожидания от форума и не изменились ли они?

— Ожидания не изменились, так как у нас фактически своя повестка работы на форуме — мы полностью сфокусировались на личных встречах с главами ведущих фондов мира в течение всех трех дней как с уже существующими партнерами, так и с теми, с кем планируем развивать сотрудничество. В основном это фонды из стран Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки. Также в планах обсудить те инвестиционные возможности, которые возникли в связи со снижением стоимости ряда активов и которые могут быть интересны и привлекательны с точки зрения роста долгосрочным инвесторам.

Что касается официальной программы ВЭФ, то РФПИ примет активное участие и станет спикером во всех сессиях, связанных с долгосрочным инвестированием. Также мы участвуем в одном из важнейших мероприятий ВЭФ — ежегодной встрече суверенных фондов мира.

Оценить 2
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала