Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Военно-техническое сотрудничество между Россией и Ираном

Глава Минобороны РФ Сергей Шойгу посетит Тегеран для переговоров с министром обороны Ирана Хосейном Дехганом. Подробнее о военно-техническом сотрудничестве между Россией и Ираном читайте в справке РИА Новости.

Активное военно-техническое сотрудничество между Россией и Ираном началось в 1990 году. По различным источникам, в 1990 году СССР поставил в Иран вооружения и военной техники на сумму от 733 миллионов до 890 миллионов долларов.

Военно-техническое сотрудничество между Россией и Ираном базировалось на межправительственных соглашениях, подписанных в 1989, 1990 и 1991 годах. По ним Москва должна была поставить Тегерану самолеты МиГ-29, Су-24МК, дизель-электрические подводные лодки проекта 877ЭКМ (включая сооружение объектов берегового базирования для них), комплексы противовоздушной обороны С-200ВЭ, а также наладить лицензионное производство танков Т-72 и боевых машин пехоты БМП-2.

В 1990 году в Иран было поставлено 14 самолетов МиГ-29. Пик поставок авиатехники пришелся на 1991 год, когда было поставлено 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и 20 истребителей МиГ-29/МиГ-29УБ. В 1990-1991 годах для вооружения МиГ-29 были поставлены авиационные ракеты Р-27Р (350 единиц) и Р-60 (576 единиц). Еще шесть МиГ-29/МиГ29УБ были поставлены в 1993-1994 годах.

В период с 1993 года по 1997 год Россия поставила в Иран около 120 боевых машин пехоты (БМП-2), а также 800 противотанковых управляемых ракет (ПТУР 9М111) для них. В 1992-1996 годах Иран получил из России три дизель-электрические подводные лодки проекта 877ЭКМ на общую сумму 750 миллионов долларов.

Объем торговли вооружения и военной техники России с Ираном оценивался в первой половине 1990-х годов в среднем 500 миллионов долларов в год, что составляло примерно 85 % общего импорта из России в Исламскую республику.

30 июня 1995 года под давлением США был подписан меморандум между премьер-министром России Виктором Черномырдиным и вице-президентом США Альбертом Гором, в соответствии с которым Москва обязалась не заключать новых контрактов на поставки обычных вооружений в Иран, а исполнение уже заключенных контрактов завершить к концу 1999 года. Россия не успела реализовать в полном объеме уже подписанные контракты с Ираном до указанной в меморандуме даты — 31 декабря 1999 года. В результате Москва недополучила два миллиарда долларов. Помимо этого, Россия была вынуждена отказаться от поставок Ирану запчастей к вооружению и военной технике, которые она, согласно российско-иранским договоренностям, должна была поставлять до 2011 года.

Иран неоднократно давал понять России о желании восстановить двустороннее военно-техническое сотрудничество, но действовавшее тогда российско-американское соглашение не позволило Москве сделать это.

В ноябре 2000 года Россия официально уведомила американскую администрацию об отказе с 1 декабря 2000 года от данных в 1995 году обязательств не поставлять в Иран обычные вооружения.

В ходе официального визита в Москву министра обороны Ирана в октябре 2001 года Россия и Иран подписали межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, которое юридически определило рамки дальнейшего взаимодействия в этой сфере.

В 2001-2002 годах начались поставки боеприпасов и запчастей к самолетам МиГ-29 и Су-24МК, находящихся на вооружении ВВС Ирана. По объемам закупок российской продукции военного назначения по линии госкомпании "Росвооружение" Иран занял в 2000 году четвертое место (6,1 %) после Китая, Индии и Объединенных Арабских Эмиратов.

С 2000 по 2003 год Улан-Удэнский авиазавод поставил в Иран 27 вертолетов Ми-171 в гражданском варианте. В 2001 году Иран подписал с компанией "Рособоронэкспорт" новый контракт на приобретение 36 вертолетов Ми-171Ш, выполнение которого было завершено в 2004 году.

В 2003 году Россией в Иран было поставлено три штурмовика Су-25УБК, в 2005 году был заключен еще один контракт на поставку трех самолетов Су-25УБТ.

В 2004 году "Курганмашзавод" поставил в Иран партии боевых машин пехоты — примерно 300 БМП-2 на сумму около 60 миллионов долларов.

В начале 2005 года Россия поставила в Иран три вертолета Ми-17 для санитарной службы, также был выполнен небольшой по объему контракт на поставку управляемых артиллерийских снарядов "Краснополь-М".

В декабре 2005 года Россия и Иран подписали контракт на поставку российского вооружения и военной техники на общую сумму более 1,4 миллиарда долларов. Речь шла о закупке 29 ЗРК "Тор-М1" на сумму 700 миллионов долларов. Кроме того, была достигнута договоренность о модернизации авиационной техники, находящейся на вооружении иранских ВВС. По неофициальным данным, авиационная часть контракта предусматривала ремонт и модернизацию 24 Су-24 (стоимость — около 300 миллионов долларов). Россия также планировала поставить для ВМС Ирана патрульные катера.

В конце декабря 2006 года Россия полностью завершила поставку 29 зенитных ракетных комплексов малой дальности "Тор-М1" в Иран. В феврале 2007 года была завершена поставка в Иран 1,2 тысячи ракет 9М331 и запасного имущества и приборов для этих комплексов.

По официально не подтвержденным данным, "Рособоронэкспорт" выступил посредником при продаже Ирану 200 танковых двигателей В-84МС (производятся ОАО "Челябинский тракторный завод-Уралтрак") на сумму 200 миллионов долларов для установки на иранские основные боевые танки "Зульфикар" (созданы на базе лицензионных российских Т-72С).

В 2007 году Россия подписала контракт на поставку Ирану пяти дивизионов С-300ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 миллионов долларов.

Сворачивание военно-технического сотрудничества между Россией и Ираном началось с принятия 9 июня 2010 года Советом Безопасности ООН резолюции по Ирану, которая вводила против него санкции, в том числе запрет на передачу современных вооружений. 22 сентября 2010 года президент России Дмитрий Медведев подписал указ о мерах по выполнению этой резолюции Совета Безопасности ООН, которым предусматривался запрет использования территории России для транзитного перемещения (в том числе воздушным транспортом) вооружений в Иран, вывоз вооружений непосредственно с территории РФ, а также передача вооружений вне пределов страны с использованием морских и воздушных судов под государственным флагом России.

Запрет касался практически всех видов обычных вооружений по классификации Регистра ООН — боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет и ракетных систем, а также запчастей и средств материального обеспечения к этой технике. Запрет распространялся, в том числе на зенитную ракетную систему (ЗРС) С-300ПМУ-1.

Согласно перечню Регистра ООН, под запрет не подпадало легкое стрелковое оружие, полевая артиллерия и минометы калибром менее 100 миллиметров, транспортные вертолеты, зенитные артиллерийские установки, РЛС, военная автомобильная техника и еще ряд систем, которые можно охарактеризовать как "пограничные".

Ниша возможного сотрудничества с Ираном в сфере военно-технического сотрудничества осталась крайне узкой. Практически по всем этим системам (кроме определенных как "пограничные") иранский оборонно-промышленный комплекс является самодостаточным.

Потери России в результате сворачивания военно-технического сотрудничества с Ираном Центр анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) оценивает в сумму от 11 до 13 миллиардов долларов. Этот объем включает как поставки по уже подписанным контрактам (до введения эмбарго на поставку вооружений Тегерану), так и упущенную выгоду от сворачивания программ по перспективным проектам. Эксперты оценивают общие потери России по тематике ПВО в пределах от 1,8 миллиарда до 2,2 миллиарда долларов, по военно-морской тематике — в пределах 2,2-3,2 миллиарда долларов, по авиационной тематике — 3,4-3,7 миллиарда долларов, по сухопутным вооружениям — 2,1-2,5 миллиарда долларов, в сегменте поставок запчастей, сервисного обслуживания и текущего ремонта по поставленной ранее военной технике — 200-250 миллионов долларов. Потери от сворачивания сотрудничества в сегменте разработки космических систем связи и наблюдения за земной поверхностью оцениваются в 200 миллионов долларов.

В результате введения санкций против Ирана российско-иранский контракт по ЗРС С-300 был аннулирован. Исламская республика после этого подала иск к "Рособоронэкспорту" в третейский суд Женевы (Швейцария). РФ предложила пойти на мировую, пообещав новые поставки ЗРК "Тор-М1Э".

После введения санкций единственной официально подтвержденной поставкой России является передача Ирану в октябре 2011 года станцию радиотехнической разведки 1Л222 "Автобаза".

Для возобновления ВТС с Ираном России необходимо решить две важнейшие проблемы: добиться отзыва иска Тегерана в третейский суд Женевы, а также содействовать урегулированию иранской "ядерной проблемы" дипломатическим путем, что откроет путь для снятия санкций СБ ООН на поставку вооружений Ирану.

В мае 2014 года в ходе двусторонней встречи, проводимой в рамках международной конференции по безопасности в Москве, министры обороны России Сергей Шойгу и Ирана Хоссейн Дехган договорились развивать военное и военно-техническое сотрудничество, учитывая сложившуюся в мире политическую обстановку.

Материал подготовлен на основе информации Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО)

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала