Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Вашингтон: "чилийский сценарий" с поправкой на Украину

Участникам заседания клуба «Экспертная среда» Центра международной журналистики и исследований предложили ответить на несколько вопросов. Насколько актуален «чилийский опыт» США сегодня? Какие инструменты давления и дестабилизации, прошедшие апробацию в Чили в шестидесятые и семидесятые годы, Вашингтон и его союзники могут использовать сегодня?

Участникам состоявшегося 12 ноября заседания клуба «Экспертная среда» Центра международной журналистики и исследований МИА «Россия сегодня» предложили ответить на несколько вопросов. Насколько актуален «чилийский опыт» США сегодня? Какие инструменты давления и дестабилизации, прошедшие апробацию в Чили в шестидесятые и семидесятые годы, Вашингтон и его союзники могут использовать сегодня? Что может сделать Россия, чтобы предупредить и нейтрализовать применение таких инструментов?

Отправной точкой для дискуссии стал материал Сеймура Херша — обладателя Пулитцеровской и других престижных американских журналистских премий. Он назывался «Цена власти. Киссинджер, Никсон и Чили» и был опубликован в журнале «Атлантик мансли» еще в 1982 году. Но верно говорят, что все новое – это хорошо забытое старое: собранная Сеймуром Хершем информация сегодня столь же актуальна, как и в самые острые периоды «холодной войны».

Своими оценками, прогнозами и рекомендациями в ходе заседания делились директор Института Латинской Америки РАН Владимир ДАВЫДОВ, Чрезвычайный и полномочный посол Многонационального Государства Боливия в Российской Федерации Мария-Луиса РАМОС УРСАГАСТЕ, директор научно-исследовательского центра Института Латинской Америки РАН Александр ХАРЛАМЕНКО, старший научный сотрудник Института Латинской Америки РАН Татьяна ВЛАДИМИРСКАЯ и руководитель Центра международной журналистики и исследований МИА «Россия сегодня» Вероника КРАШЕНИННИКОВА, модератор заседания клуба.

— Тема, которую поднял Сеймур Херш, стала особенно актуальной в последние годы в контексте государственных переворотов, которые были организованы в разных регионах и в разных государствах мира, — этими словами открыла заседание «Экспертной среды» В.Крашенинникова. — Часто подобные перевороты именуют «цветными революциями». Этот эвфемизм нарочно камуфлирует своей цветастостью истинный смысл очень серьезного мероприятия – государственного переворота.

Упомяну несколько основных моментов, которые стали известны благодаря журналистскому расследованию Сеймура Херша. В шестидесятые годы Чили считалось одним из самых успешных проектов Центрального разведывательного управления США в Латинской Америке. Как  сегодня, так и в большей степени тогда, Вашингтон рассматривал Латинскую Америку как свой «задний двор», и считал, что имеет право делать там все, что угодно. ЦРУ и другие структуры работали настолько грубо и беспардонно, что американские законодатели вынуждены были среагировать. В 1975-1976 годах расследованием деятельности Центрального разведывательного управления в Латинской Америке занимался так называемый «Комитет Черча», названный по фамилии сенатора Фрэнка Черча. Уже в начале восьмидесятых годов конгрессмены отдельным распоряжением запретили политические убийства, которые до того сотрудники спецслужб США практиковали.

В Лэнгли полагали, что Чили полностью «в кармане у Соединенных Штатов», но выборы главы государства 3 сентября 1970 года выиграл Сальвадор Альенде. Это стало шоком для Белого дома и Центрального разведывательного управления. Немедленно началась активная разработка мер в отношении самого Сальвадора Альенде и Чили. 15 сентября в Белом доме состоялось совещание, в котором приняли участие президент Ричард Никсон, директор ЦРУ Ричард Хелмс и советник по национальной безопасности Генри Киссинджер. Одна из фраз, прозвучавших в ходе обсуждения ситуации, скорее, выглядела как руководство к действию: «Сделать так, чтобы экономика завопила». В рукописных записях Ричарда Хелмса, которые были преданы огласке в ходе расследования «Комитета Черча», фигурировали и другие тезисы: «Задействовать всех – наши лучшие люди», «Никакого участия посольства», «Доступны 10 миллионов долларов, при необходимости больше», «Невзирая на возможный риск». Сеймур Херш приводит мельчайшие подробности того, как Соединенные Штаты реализовывали свой план по дестабилизации обстановки в Чили.

Пока мы не знаем содержания документов и планов, которые разработаны руководством Соединенных Штатов в отношении России применительно к сегодняшнему дню. Однако подробный анализ случаев из прошлого дает возможность понять «типовой сценарий» действий различных американских ведомств при реализации поставленных перед ними задач.

Применительно к мерам удушения чилийской экономики можно провести прямые параллели с так называемыми санкциями, которыми сегодня пытаются «образумить» Россию. Что касается силового сценария, который был реализован после чилийских выборов в сентябре 1970 года, то перед нами пример Украины. Прежде всего, потому, что в обоих случаях Вашингтон сделал основную ставку на ультраправые фашистские элементы внутри государства. Так было на Украине, так было 44 года назад в Чили.

Владимир Давыдов согласился с мнением о том, что корни и опыт проведения «цветных революций» и военных переворотов следует искать именно в чилийских событиях.

— Если говорить об экономической части вопроса, то речь надо вести о целенаправленной политике создания дефицитов в различных сферах для провоцирования массового недовольства населения, — сказал он. – Проводилась политика подкупа и обработка представителей малого и среднего бизнеса — чтобы парализовать рынок, вздуть цены, разогнать инфляцию. Одновременно реализовывалась тактика финансового удушения: чилийские предприятия лишали иностранных кредитов. Фактически, действовали санкции.

С другой стороны, умело использовался порыв масс. Специально канонизировалось недовольство, «революционное нетерпение» тех, кто торопился с процессом обобществления чилийской экономики и перевода ее на социалистические рельсы. И власть предержащие, и правые круги, равно как их союзники в Соединенных Штатах  поощряли этот порыв, чтобы усугубить экономическую ситуацию в Чили. Но этого оказалось мало, желающим «вернуть» Чили пришлось использовать сугубо военные методы, чтобы свергнуть правительство Сальвадора Альенде. Так что, несмотря на огромные усилия по развертыванию экономической войны, ее результатов оказалось для Соединенных Штатов недостаточно.

Методы, которые использовали Соединенные Штаты в то время, не изменились, согласилась с актуальностью публикации Сеймура Херша Мария-Луиса Рамос Урсагасте. Они лишь совершенствовались все эти годы, особо подчеркнула дипломат.

— Боливия – не исключение в этом смысле, — добавила она. — Есть доказательства того, что под предлогом распространения демократии, борьбы с бедностью или борьбы с наркоторговлей правительство США вложило и продолжает вкладывать миллионы долларов в различные проекты. Деньги проходят через посольство Соединенных Штатов, Агентство США по международному развитию, Управление по борьбе с наркотиками и так называемые неправительственные организации. В действительности же это правительственные организации — только иностранного государства.

Из рассекреченного отчета государственного департамента мы узнали о методах политического вмешательства Соединенных Штатов в дела ряда латиноамериканских государств, в том числе и Боливии. Приведу показательный пример. В 2006 году президентом был избран Эво Моралес, и тогда же в правительственном дворце было обнаружено отделение ЦРУ. Двумя годами позже было установлено, что посольство США в Боливии финансировало своих людей в полиции. В том же, 2008 году была обнаружена документация, свидетельствующая о шпионаже за нашими политиками. Он велся в рамках сотрудничества спецслужб Боливии и США. С момента приезда в Боливию посла США Филипа Голдберга выступления оппозиции с каждым разом становилось все более агрессивными и скоординированными, стали происходить террористические акты против видных руководящих деятелей, под видом «гражданского сопротивления» создавались вооруженные отряды, инициатива о представлении автономии городу быстро перерастала в требование независимости. Вооруженные отряды захватывали редакции газет, препятствовали приземлению самолетов с боливийскими чиновниками на борту, даже блокировали прилет президента. И все это — на фоне подготовки финальных решений Конституционной ассамблеи, которая редактировала новый проект Основного закона. А посол США Филип Голдберг открыто встречался с оппозицией, вдохновлял и готовил переворот.

10 сентября 2008 года президент Эво Моралес, проанализировав всю, стекавшуюся к нему достоверную информацию, принял решение и объявил: «Посол США строит заговор против демократии и хочет расколоть Боливию на части. Не страшась никого, не страшась империи, сегодня я перед боливийским народом объявляю посла США персоной нон грата».

Дипломат уехал. Вслед за ним страну покинули и американские ведомства, официально призванные бороться с наркотрафиком. Однако, «империя не спит!». К сожалению, ее лакеи в стране есть, многие люди работают на благо интересов США.

Если название страны, «Боливия», заменить на «Украина», то ситуация будет выглядеть один к одному, заметила В.Крашенинникова. Она процитировала фразу, которую посол США в Чили Эдвард Корри сказал министру обороны Чили сразу после выборов, но еще до инаугурации Альенде: «Как только Альенде придет к власти, мы сделаем все, что в наших силах, чтобы обречь Чили и чилийцев на крайние лишения и бедность, и это будет долгосрочная политика». И задалась вопросом, насколько же актуален сегодня написанный Вашингтоном «чилийский сценарий»?

Еще более двух тысяч лет назад великий греческий философ Гераклит учил, что нельзя дважды войти в одну и ту же воду, вступил в дискуссию Александр Харламенко.

— Но в тоже время следует помнить, что воды реки текут в определенных берегах, которые меняются очень редко, — развил он свою мысль. И вот этим мы должны руководствоваться, избегая прямого отождествления прошлого с настоящим. В то же время, стараться извлечь из прошлого уроки, ибо тот, кто не знает и не хочет знать уроков прошлого, обречен «учиться» заново.

Многие помнят, как в начале девяностых годов политики, считавшие себя сторонниками «перестройки» и победы демократии в нашей стране, восхваляли Пиночета, якобы принесшего Чили «экономическое чудо». Хотя давно известно, что на самом деле реальный экономический подъем в Чили выше докризисного уровня наступил лишь после ухода Пиночета из власти и восстановления в стране конституционного правления. До этого если и присутствовал весьма ограниченный подъем экономики — ценой страшных социальных потерь и жертв — то лишь в сравнении с уровнем разрухи, которая была вызвана необъявленной экономической и политической войной против Народного единства в Чили. Пиночет первым реализовал — или попытался реализовать — ортодоксальную неолиберальную модель главы так называемой «чикагской школы» Милтона Фридмана. Именно эту модель рьяные поборники прощания с советским прошлым мечтали в девяностые годы воплотить в жизнь в нашей стране, поэтому и не побрезговали фальсификацией недавней истории. И это должно служить нам всем уроком.

Действительно, бесчинство фашистов на улицах украинских городов вызывает аналогии с бесчинствами «Патриа и либертад» и других подобных группировок в Чили. Собственно, во всех странах Латинской Америки — да и не только в них – попытавшихся провести прогрессивные преобразования, происходило нечто подобное. Так же, как при любых попытках упрочения суверенитета у государства возникал конфликт с теми кругами Соединенных Штатов и их союзников по НАТО, которые считают себя хозяевами современного мира. И, как правило, применяют в таких случаях находящиеся вне правового поля так называемые санкции в финансово-экономической и других областях.

Но есть, конечно, и отличия, особенно когда речь идет об Украине и других странах, возникших на территории нашей советской Родины. То, что происходило в Чили, относится к временам так называемой «холодной войны», периоду жесткой, социальной и политической поляризации всего мира. Даже в тогдашней Латинской Америке Чили выделялось особо высокой степенью классовой поляризации — так уж сложилась история страны. И страна переживала в те годы революцию. Хотя она развивалась в конституционных, и, как считали ее руководители, мирных формах, но, тем не менее, этот процесс воспринимался современниками именно как революционный.

Революции без контрреволюции не бывает: все противостоявшие властям Чили зарубежные силы осознавали себя именно в качестве антикоммунистических и антисоциалистических акторов. Справа тоже делались попытки начертать на своем знамени лозунг некоей «национальной революции», но все же преобладающими в Латинской Америке вообще и в Чили в частности были левые взгляды. Это отличает ситуацию тех лет от нынешней, когда, к сожалению, именно правые пытаются демагогически пытаются использовать образ революции.

Нужно отдать должное Сеймуру Хершу, он пролил свет на один малоизвестный аспект. А именно: заговоры против конституционной законности Чили начались не при правительстве Народного единства, не после прихода к власти Сальвадора Альенде. Их начали реализовывать еще в период правления Христианско-демократической партии под руководством президента Эдуардо Фрея — который пытался именно с антикоммунистических позиций предложить реформы как некую превентивную альтернативу революции. Однако зашел в своих новшествах дальше, чем готовы были допустить определенные круги в США.

Сеймур Херш очень хорошо показывает, что в самом Вашингтоне по этим вопросам абсолютного единства взглядов не существовало. И, скажем, Ричард Никсон и Генри Киссинджер действовали втайне даже от большинства членов президентской администрации, что уж говорить о конгрессе. Входили, бывало, в противоречия с частью разведывательного сообщества. И все это, повторяю, было нацелено еще против правоцентристского правительства, находившегося тогда в Чили. Так что ситуация очень напоминает события, которые мы видели на Украине.

Есть еще один факт, позволяющий провести аналогии. Самую конфликтную форму аграрная реформа, начатая Фреем и продолженная Альенде, приняла на юге Чили, где значительную часть населения оставляет индейский народ мапуче, они же арауканы, где и сейчас национальный вопрос стоит весьма остро. Отягощающим все процессы в Чили фактором были и остаются последствия Второй Тихоокеанской войны конца XIX века, когда Чили захватило ряд территорий соседних Боливии и Перу, стран, также по составу преимущественно индейских. Все это — питательная среда для антииндейских настроений в значительной части чилийского общества. Так что сходство между тем, что произошло в Чили и происходит на Украине, увидеть легко. Соответственно, думаю, украинский переворот нельзя сравнивать с переворотом, который совершила чилийская хунта в 1973 году, ведь в Чили события развивались на совершенно иной стадии развития кризиса. Он аналогичен несостоявшемуся перевороту, который готовился ЦРУ в 1970 году, о чем подробно рассказывает Сеймур Херш.

Как отметила Татьяна Владимирская, она поражается тому, как плохо у нас изучают чилийский опыт.

— Да, Чили, как и все государства континента, Соединенные Штаты считают своим «задним двором», — подтвердила она. — И при этом используют Латинскую Америку как лабораторию для отработки и практического применения различных сценариев, которые затем — полностью или частично — реализуются в самых различных странах мира. Разработано множество новых приемов, на которые следует обратить внимание, но в основе своей американские сценарии продолжают оставаться прежними.

Левые в Чили были очень сильны. На их стороне была чилийская интеллигенция, что следует сегодня особо иметь в виду. Но давайте вспомним, как бурно протестовала мировая общественность против военного переворота в Чили. И посмотрим, что сегодня реакция той же общественности, скажем, на попытки США устранить Уго Чавеса или сместить Эво Моралеса довольно вялая. Это – результат промывки мозгов, которой занимается пропагандистская машина Соединенных Штатов.

Давайте в нашем дальнейшем обсуждении оттолкнемся от термина «лаборатория», предложила В.Крашенинникова. Лаборатория для тестирования инструментов политического, экономического и военного воздействия на государства Латинской Америки, уточнила она. И задала вопрос экспертам: «Какие же «лабораторные инструменты» до сих пор применяются Соединенными Штатами?».

Правительство Альенде не ставило своей задачей немедленные социалистические преобразования, высказал свою точку Владимир Давыдов.

— Это была попытка решить проблему в духе существовавшей тогда концепции «демократического социализма», или, как ее называли, «социализма с демократическим лицом», — отметил он. — Я бы даже назвал взгляды Альенде и его соратников близкими к взглядам творцов «пражской весны». Сразу после переворота появилось огромное количество литературы, в которой честные журналисты и политические деятели разоблачали характер вмешательства внешних сил в процесс чилийской революции. Сальвадор Альенде «задохнулся», или, быть может, потерял рычаги управления страной — так же, как и Михаил Горбачев. Важно понимать: события в Чили — не исключение, достаточно вспомнить переворот в Гондурасе. Именно когда президент решил вступить в объединение левоориентированных стран Латинской Америки, тут же был организован переворот. Это вызвало волну возмущения во всей Латинской Америке и, прежде всего, в Бразилии.

Бразилия сейчас имеет очень серьезный вес не только в региональных, но и в мировых делах, и американцы вынуждены с ней считаться. Сегодня США не могут просто «дергать за ниточки». Чтобы добиться благоприятного к себе отношения со стороны, допустим, радикальных режимов Латинской Америки, американцы идут к бразильцам и говорят: «Ребята, вы нас поймите, если мы будем с ними разговаривать, все дойдет только до ссоры. Поэтому переговорите вы».

Конечно, Соединенные Штаты используют спецслужбы, но, при этом действуют и экономическими, информационными и дипломатическими средствами. Однако, поскольку авторитет американцев падает, у государств Латинской Америки сегодня гораздо больше возможностей для предотвращения грубого вмешательства в свои дела.

— Я считаю, что США действуют очень грубо, — не согласилась с В.Давыдовым Мария-Луиса Рамос Урсагасте. — Посмотрите на ситуацию на Венесуэле, о недавних событиях в Боливии я уже рассказывала. И раньше, и сегодня суть действий США в различных странах мира, в том, числе и в России — это попытка завладеть ресурсами государств, подчинить своей воле их руководителей, чтобы затем получить контроль над природными ископаемыми. И здесь речь идет уже не о самих Соединенных Штатах, а об интересах американских транснациональных корпораций.

Действительно, мы привыкли думать о США лишь как о государстве, поддержал боливийскую коллегу А.Харламенко.

— Но мы сталкиваемся — что показывают события на Украине и в других странах — с транснациональным капиталом, — подчеркнул он. – Во-первых, как с ведущей силой современного мира. Во-вторых – со схожим, также транснациональным, переплетением различных политических сил. В том числе — сил, которые угрожают миру «чилийскими сценариями». Их надо искать не только в США, но и Европе, и в некоторых странах Азии. Да и в отдельных государствах самой Латинской Америки. Сегодня США лоббируют два глобальных проекта — Трансатлантическое и Транстихоокеанское партнерство. Затрагивают они также интересы государств Латинской Америки, грозят, в случае их реализации, резким снижением уровня социальной защищенности даже в самых богатых и до сих пор благополучных странах Европы и Северной Америки. Угроза со стороны воинствующей реакции не ослабевает, поскольку она приобретает транснациональный характер.

В.Крашенинникова вернула участников дискуссии к логично вытекающему вопросу: «Что могут сделать Россия и страны постсоветского пространства, чтобы нейтрализовать и предупредить возможные действия, подрывающие их суверенитет?».

— Россия должна менять модель экономического развития, сегодняшняя малоэффективна, — жестко сформулировал свой ответ А.Харламенко. — Если мы будем крепки в сфере экономики, то будем сильны и в сфере политики. А еще, для того чтобы наше общество было лучше защищено от угроз современного мира, России следует перестать сводить счеты со своим советским прошлым, преодолеть рецидивы времен «холодной войны». И сосредоточиться на задачах и вызовах настоящего и будущего. Я очень сомневаюсь в том, что отпор нынешним опасностям и нынешним гегемонистским силам можно найти, находясь на позициях консерватизма. Это требует конструктивного, прогрессивного — в широком смысле этого слова — курса.

— Будьте бдительны, внимательно выбирайте себе друзей, — предупредила Мария-Луиса Рамос Урсагасте. – И, конечно, следует отличать союзников от партнеров. Также важно не поддаваться на отвлекающие маневры.

Татьяна Владимирская, присоединяясь к предыдущим советам, рекомендовала больше распространять знания о Латинской Америке. Ибо такое знание — важный аргумент в воспитании сегодняшних россиян. И в этом контексте стоит расширить деятельность Института Латинской Америки, завершила Т.Владимирская.

Подводя итоги дискуссии, В.Крашенинникова еще раз привлекла внимание экспертов к работе Сеймура Херша.

— Сегодня для нас это важный кладезь знаний методологии и действий США, — подчеркнула руководитель Центра международной журналистики и исследований. – Там четко указана роль каждого актора: какую роль играли транснациональнальные корпорации, посольства, Агентство США по международному развитию, местные союзники Вашингтона, национальные олигархи и владельцы прессы. Также чрезвычайно интересны детали межведомственных и внутриведомственных противоречий вашингтонских «институтов власти».

История Херша читается, как детектив – только все это происходило в реальной жизни. Чтобы учиться на уроках других стран и других лидеров, а не совершать ошибки самим. Тем более что ошибок этих мы уже наделали достаточно много, и каждая ошибка стоит нам чрезвычайно дорого.

Видео заседания клуба "Экспертная среда" на тему: Чилийский сценарий: актуален сегодня в мире?

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала