Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Четверть века без Стены

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанкЖурналист Максим Соколов на IV Московском международном открытом книжном фестивале
Журналист Максим Соколов на IV Московском международном открытом книжном фестивале
Двойной стандарт - вещь в политике обычная, но в идеологически нагруженное юбилейное празднование разрушения Берлинской стены он может внести известную двусмысленность, замечает Максим Соколов.

Максим Соколов

Кроме того, что 25 лет, прошедших с 9 ноября 1989 г. срок уже достаточно солидный и к тому же круглый; кроме того, что падение Берлинской стены — событие и в самом деле нерядовое, достойное упоминания и отмечания, помпезности нынешнего юбилейного празднования могло способствовать еще одно обстоятельство.

Фрагмент Берлинской стены на Потсдамской площади
Берлинская стена9 ноября 1989 года началось разрушение Берлинской стены.
Дела в ЕС идут не сказать чтобы очень ладно, иные говорят даже о кризисе евроинтеграции (по крайней мере, в ее нынешнем исполнении), а в таких случаях всегда хочется обратиться к вдохновляющим примерам из прошлого. Поздний СССР, в котором тоже все начало пробуксовывать, отличался большой любовью к историко-революционным юбилеям (50-летие Октябрьской революции, 100-летие со дня рождения Ленина, 50-летие образования СССР, etc.). ЕС, в котором много черт, роднящих его с союзом нерушимым республик свободных, очевидно, тоже нуждается в идеологических подпорках. А поскольку падение Стены есть событие яркое и красочное, из разряда звездных часов человечества в прямом эфире, вызвавшее тогда прилив неподдельного энтузиазма у миллионов людей — снятие караулов между Восточным и Западным Берлином рассматривалось, как прообраз уже наступающего единого человечьего общежития, без линий разделения, колючей проволоки, идеологических барьеров, — то сегодня самое время освежить память о тех радостных днях как о залоге светлого будущего европейской идеи.

Тем более, что связь между триумфом германского единства, наступившего 9 ноября 1989 г. и нынешней европейской идеологией довольно тесная. Недавний опрос, опубликованный газетой "Thuringische Landeszeitung", показал, что наиболее высокая доля тех, кто был бы не прочь восстановить стену (и соответственно, вновь разделить западных и восточных немцев) наблюдается среди евроскептиков, а наиболее низкая — у сторонников правящего ХДС/ХСС, исповедующего ортодоксальное евроучение. Напомнить, сколь благотворно сокрушение всех и всяческих стен и барьеров, проводимое поз звуки гимна "Обнимитесь, миллионы", в равной степени призвано способствовать как немецкому, так и европейскому единству. Причем если доля противников немецкого единства среди граждан ФРГ относительно невелика — всего лишь 16%, — то евроскептиков и среди немцев, и среди граждан других стран ЕС существенно больше. Адресоваться к ним с историческим напоминанием — напрашивающийся ход.

Все было бы хорошо, если бы мысль о преемственности духа 1989 г. и духа нынешней европолитики была бы бесспорной и всеми разделялась. На практике это не совсем так. Категорическое осуждение инстанциями ЕС (и руководством ФРГ) воссоединения Крыма с Россией порождает известный диссонанс в радостных праздничных песнопениях "Обнимитесь, миллионы". Поскольку ликование жителей Крыма, воссоединившихся с матушкой-Россией, по сути своей не отличалось от ликования граждан ГДР 25-летней давности. И немцы тогда, и крымчане совсем недавно рассматривали свой прежний статус как навязанный и противоестественный, и радовались тому, что этот морок наконец-то рассеялся, и немцы (resp. русские) вновь едины в едином государстве. Однако, сочувствие голосу немецкого сердца — это одно, а голосу русского сердца — это совершенно другое. В первом случае аншлюс ГДР есть торжество идей свободы, во втором случае аншлюс Крыма есть злейшая агрессия. В Берлине 1989 г. — "это нога у кого надо нога", в Севастополе 2014 г. — это у кого совершенно не надо. Двойной стандарт — вещь в политике обычная, но в идеологически нагруженное юбилейное празднование он может внести известную двусмысленность.

Во всяком случае, ее отметили политические ветераны, четверть века назад стоявшие у руля и бывшие в самом эпицентре событий. Не все, конечно. Тогдашний президент Франции Миттеран и премьер Великобритании Тэтчер уже на том свете и ничего не могут отметить (хотя в 1989 г. их реакция на падение стены была довольно кислой, они всерьез опасались усиления Германии), а древний годами президент США Буш-старший никак не прокомментировал юбилей. Но главные действующие лица 9 ноября — тогдашние канцлер ФРГ Коль, министр иностранных дел Геншер и генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев, — без взаимодействия которых и снятие караулов со стены, и последующее воссоединение Германии вряд ли прошло бы так гладко, если бы вообще состоялось, говоря о нынешних международных проблемах и в первую очередь о взаимоотношениях России и ЕС, были достаточно критичны к позиции Запада.

Берлинская стена
Символ холодной войны: Берлинская стена25 лет назад пала Берлинская стена – укрепленная граница ГДР с Западным Берлином. По данным российских историков, при попытке ее пересечь погибли 192 человека, около 200 были ранены, более 3 тысяч – арестованы.
Коль и Геншер, эти весьма опытные и долголетние политики, начавшие свое правительственное служение еще в годы холодной войны, когда взаимоотношения Востока и Запада тоже простотой и открытостью отнюдь не отличались. Говоря о нынешних делах, они проявили себя если не евроскептиками, то уж точно не евроэнтузиастами, стремящимися к безоглядному расширению ЕС — расширению, в конечном итоге загнавшем ситуацию в сегодняшний тупик. Речи бывших руководителей ФРГ более напоминали высказывания евродиссидентов вроде чешских, австрийских или финляндских руководителей, изъясняющихся в том духе, что нынешняя безоглядно конфронтационная политика ЕС ни к чему хорошему не приведет.

Горбачев, в свою очередь, говорил о "коллапсе доверия" между Россией и Западом, вызванном "комплексом победителя", который одолел державы Запада и который, как видно сегодня, дорого обошелся всем. Для тех наблюдателей, которые противопоставляют хорошую политику нашей страны при чрезвычайно уступчивом Горбачеве и нехорошую политику России при агрессивном Путине, нынешние речи "лучшего немца" Горбачева, порой буквально совпадающие с последними речами Путина, были, наверное, неприятным сюрпризом. Но из сюрприза можно сделать разные выводы.

Можно сказать: "Старый ты человек", и отмахнуться. Можно сказать, что и "лучший немец" на старость лет тоже продался чекистам. Но можно обнаружить такие схождения в речах Горбачева, Коля, Геншера — и Путина, которые заставят задуматься. Если столь разные политики, принадлежащие к разным странам и разным эпохам, начинают говорить сходные вещи, это симптом, и симптом серьезный.

Юбилейные празднования отгремят, но симптом того, что, возможно, державы Запада неправы, причем сильно неправы, — этот симптом никуда не денется. За такое неюбилейное правдолюбие Горбачева, Геншера и Коля стоит поблагодарить.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала