Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Криминализация "незаконного обогащения"

Предложение ввести в УК РФ статью за незаконное обогащение чиновников - не столько борьба с коррупцией, сколько политический пиар, считает юрист Илья Ремесло.

Илья Ремесло, юрист

У российской оппозиции появился новый фетиш в неугасающей борьбе с коррупцией. Им стала инициатива об имплементации в Уголовный Кодекс РФ статьи 20 Конвенции ООН "О борьбе с коррупцией".

Статья 20 Конвенции ООН сформулирована следующим образом: "При условии соблюдения своей Конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать".

Следуя данной формулировке, предлагается ввести в Уголовный Кодекс РФ статью "Незаконное обогащение". Суть ее такова: если у чиновника или должностного лица госкомпании обнаруживается имущество, стоимость которого значительно превышает его задекларированные доходы, это является уголовным преступлением.

На первый взгляд, инициатива интересная, чем и объясняется ее поддержка не только Навальным и маргинальной частью оппозиции, но и Коммунистической партией.

Однако предлагаемый законопроект содержит в себе массу подводных камней, с которыми нам предстоит разобраться.

Ратифицировала ли Россия статью 20 Конвенции ООН

Инициатор Навальный и большинство сторонников законопроекта утверждают, что Россия уклонилась от ратификации статьи 20 Конвенции ООН "О борьбе с коррупцией". Однако это не соответствует действительности, конвенция ратифицирована Россией (в отличие от большинства западных стран) без каких-либо изъятий.

На самом деле, при подписании конвенции Россия сделала толковательное заявление, а именно — указала статьи УК РФ, которые предусматривают наказание за указанные в Конвенции преступления. Незаконное обогащение в этот список не попало по причине отсутствия в УК РФ указанной статьи.

Таким образом, уместно говорить лишь о том, что статья 20 Конвенции в России не применяется. Попробуем разобраться, почему.

Презумпция невиновности и Конституция

Коррупция
Парламентарии вступились за борцов с коррупцией, пишут "Известия"Многих граждан России, сообщающих о коррупционных правонарушениях со стороны собственного руководства в СМИ или в другие структуры, начальники просто выживают со службы. Заявителей о фактах коррупции нужно защищать, заявил депутат Госдумы Илья Костунов.
Главный вопрос состоит в том, как быть с презумпцией невиновности. Согласно ст. 49 Конституции РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Однако предлагаемый законопроект возлагает обязанность по доказыванию законности приобретения имущества на обвиняемого.

Каким же образом оппозиция планирует принять закон, прямо противоречащий Конституции? Ведь такой закон будет ничтожен, поскольку именно Конституция обладает преобладающим действием над всеми остальными нормативными актами.

Оппозиция утверждает, что якобы статья 20 Конвенции ООН против коррупции "носит абстрактный характер", и "формулировка такой нормы может быть адаптирована к основополагающим принципам законодательства РФ, одним из которых является принцип презумпции невиновности". Каким конкретно образом формулировка может быть "адаптирована" — неизвестно.

Более того, складывается впечатление, что инициаторы законопроекта вообще не читали статью 20 Конвенции ООН. Там указано, что возможность введения незаконного обогащения может рассматриваться только "при условии соблюдения своей Конституции и основополагающих принципов правовой системы".

Таким образом, инициаторы законопроекта предлагают нарушить не только Конституцию, но и саму статью 20 Конвенции ООН.

Гладко было на бумаге

Но предположим, что завтра к власти придут сторонники принципа "взять и поделить", воцарится революционная законность, которой презумпция невиновности и Конституция — не помеха. Но даже в такой ситуации предложенный законопроект просто не будет работать, ибо коррупционеры легко найдут обходные пути. Приведу лишь несколько ситуаций, которые лежат на поверхности.

Допустим, что у какого-то чиновника действительно нашли имущество "не по средствам" и задают вопросы об источниках доходов. Что делает чиновник? Он просто идет к своему доверенному лицу (например, знакомому бизнесмену) и "занимает" у него требуемую сумму задним числом. Потом сообщает об этом следователю, показывает ему документы, подтверждающие факт получения суммы (вот он, источник для приобретения имущества) — и вежливо улыбаясь, просит прекратить расследование. Поскольку никаких незаконных доходов не было, а сумму для приобретения имущества он просто занял у своего хорошего знакомого.

Более простой способ. Все имущество и деньги будет оформлено на родственников, а если что-то позарез требуется чиновнику в личном пользовании, он может получить это имущество "обратно" по договору дарения. Закона, который бы запрещал принимать от близких родственников такие подарки, не существует, подарки чиновникам запрещено принимать только в связи с осуществлением ими должностных обязанностей.

Учитывая, что у многих чиновников дети "по странному совпадению" — бизнесмены, то для госслужащих подтвердить источник доходов совсем не проблема.

Есть, наконец, третий способ, который давно используется при отмывании денег. Оформляется "выигрыш" в казино либо ином подобном заведении, а деньги вполне легально декларируются. С этого момента они считаются законной собственностью чиновника, и могут быть использованы в любых целях.

Как обстоят дела с 20 статьей Конвенции на Западе

Именно в силу вышеуказанных причин большинство стран Запада (Нидерланды, Бельгия, Италия, Португалия, Швейцария, Финляндия, Норвегия, США, Испания, Швеция, Дания и отчасти Франция) не обзавелись статьей "незаконное обогащение". Германия, Новая Зеландия, Чехия и Япония — те вообще не ратифицировали конвенцию ООН о борьбе с коррупцией.

Тем не менее, отсутствие такой статьи не мешает этим странам эффективно бороться с коррупцией. Западные борцы с коррупцией прекрасно понимают, что обилие законов еще не гарантирует порядка. Надо научиться исполнять имеющиеся законы, а не "хотеть странного".

В России есть достаточный набор правовых инструментов для борьбы с коррупцией, включая обязательное декларирование имущества и тщательные проверки достоверности этих сведений. Этими вопросами занимается, в частности, Управление Президента по противодействию коррупции.

Истинная цель инициативы — банальный политический пиар

Осталось понять, зачем тогда оппозиция во главе с Навальным затеяла эту инициативу? Ответ лежит на поверхности.

Как пишет депутат от КПРФ Иван Мельников, КПРФ уже вносила такой же законопроект на рассмотрение Госдумы. Его было предложено доработать в связи с конкретными претензиями. По утверждению Мельникова, об этом Навальный прекрасно знал: "Почему нужно игнорировать факт наличия этого законопроекта и затевать такую же точно инициативу? Ответ я нахожу только один: извините, но, видимо, статья 20 волнует Фонд борьбы с коррупцией всё-таки меньше, чем собственный пиар. "

В очередной раз убеждаюсь, что этих людей и продвигаемые ими инициативы просто нельзя воспринимать серьезно. Любая проблема для них — лишь средство для повышения собственной узнаваемости и дискредитации власти.

Всем сторонникам доморощенных "борцов с коррупцией" можно лишь пожелать: учитесь думать своей головой, не позволяйте это делать за вас "мыслителям года" с сомнительной репутацией.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала