Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Норвежский историк: мы установили имена семи тысяч советских пленных

© Фото : из личного архива Марианне Неерланд Сулейм Доктор наук, хранитель норвежского центра Фалстад Марианне Неерланд Сулейм
Доктор наук, хранитель норвежского центра Фалстад Марианне Неерланд Сулейм
Читать ria.ru в
Доктор наук, хранитель норвежского центра Фалстад Марианне Неерланд Сулейм — одна из тех исследователей, для кого тема научной работы "Судьба советских военнопленных на территории Норвегии" превратилась в дело всей жизни. Зачем и для кого она это делает, Марианне рассказала в интервью РИА Новости во время проведения в Мурманске Дней северных стран.

Меньше чем через месяц Россия будет праздновать очередную годовщину победы советского народа в Великой Отечественной войне над немецко-фашистскими захватчиками. Война затронула все континенты и страны, в том числе и соседнюю с СССР Норвегию.

На территории этой страны, оккупированной немецкими войсками, фашистами была создана мощная концентрационная система, которая насчитывала около 500 лагерей для военнопленных. Получается, в среднем на каждых 800 километрах была зона, обнесенная колючей проволокой, — зона голода, холода, изнурительного труда и невероятной жестокости.

За все годы войны через эту систему прошли около 100 тысяч советских военнопленных, в основном солдаты и офицеры Красной армии. Из них 13,7 тысячи погибли. На сегодняшний день норвежским исследователям удалось восстановить имена семи тысяч человек, больше половины из них — за последние пять лет. И во многом — благодаря российским архивам.

Доктор наук, хранитель норвежского центра Фалстад Марианне Неерланд Сулейм — одна из тех исследователей, для кого тема научной работы в Университете города Тромсё 13 лет назад превратилась в дело всей жизни. Зачем и для кого она это делает, Марианне рассказала в интервью корреспонденту РИА Новости Анастасии Яконюк во время проведения в Мурманске Дней северных стран, одним из главных событий которых стала выставка, посвященная судьбе советских военнопленных в Норвегии в 1941-1945 годах.

— Марианне, вы ищете информацию о людях из другой страны, погибших в Норвегии около 70 лет назад. Поиск и установление каждого имени — титанический труд. Расскажите, почему у вас возник интерес к этой части истории.

— Этой теме долгое время в Норвегии не уделяли большого внимания. Начав работать с ней, я убедилась, как мало в нашей стране знают об этой странице военной истории. А между тем в Норвегии есть семьи, где память о советских пленных бережно хранится: многие родственники нынешних норвежцев помогали узникам лагерей под страхом смерти и наказаний, были свидетелями жестокости и бесчеловечности. Вот почему это важная часть истории для норвежцев.

© Фото : из архива центра ФалстадСоветские военнопленные, лагерь для военнопленных Фалстад, Норвегия
Советские военнопленные, лагерь для военнопленных Фалстад, Норвегия

— Что уже сделано на сегодняшний день, где можно найти информацию о погибших пленных?

— Я начала работать с этой темой в 2000 году, собирала материал 13 лет. Только в 2009 году норвежские власти начали создавать базу данных, где содержалась информация об именах, судьбах, местах захоронения в Норвегии советских военнопленных. Эта работа продолжается и теперь.

Мы работаем с базами данных, архивами. Сейчас уже мы можем говорить о более чем семи тысячах восстановленных имен из 13 тысяч жертв. Причем четыре тысячи имен установлены совсем недавно, благодаря тому, что мы получили возможность работать с информацией из российских архивов,- они были закрыты для нас до последнего времени.

Здесь интерес для нас представляют карточки пленных, однако на многих из них уже трудно разобрать надписи, сделанные по-немецки или по-русски, поэтому так сложно сопоставлять норвежские названия мест, где находились эти лагеря.

К сожалению, очень трудно восстановить имена тех пленных, которые погибли во время перевозки морским транспортом вдоль побережья Норвегии — тогда затонули два больших судна, на которых в общей сложности находились около трех тысяч человек. Их списки утрачены.

База данных была открыта для всех в 2011 году, и родственники бывших военнопленных могли найти в открытом доступе информацию о своих близких, которые погибли в лагерях на территории Норвегии.

Лагеря для военнопленных в годы войны были рассредоточены по всей оккупированной Норвегии. В некоторых содержалось до 50 человек, другие с трудом вмещали тысячи. Сегодня большинство из них трудно отыскать, не говоря уже о могилах советских солдат.

В разгар холодной войны в 1951 году власти Норвегии решили перенести все советские военные захоронения на специальное военное кладбище острова Тьетта на побережье Хельгеланд. Операцию, которую проводили тайно и быстро, назвали "Асфальт", и она вызвала возмущение у многих простых норвежцев, которые посчитали ее осквернением могил и оскорблением памяти советских воинов.

— Марианне, в чем была необходимость перемещать останки? Ведь во время этой операции во многих местах были снесены монументы и кресты в память о жертвах.

— Это был период холодной войны, и так получилось, что история военнопленных была еще сильнее отчуждена от национальной истории. Необходимость переноса объяснялась тем, что в то время территории многих бывших лагерей и мест захоронений находились в военной зоне. Власти объясняли, что опасались шпионажа, что туда могли приезжать люди, фотографировать объекты.

Из трех северных областей останки примерно четырех тысяч пленных переместили на остров, там стоит памятник. Имена 800 человек установлены, и мы до сих пор находим новые имена. Мы бы хотели установить на острове еще один памятник с именами, чтобы впоследствии можно было дополнять список, если нам удастся еще кого-то найти.

— Есть ли сегодня другие захоронения советских пленных на территории Норвегии, в каком они состоянии, кто о них заботится?

— По всей Норвегии можно встретить небольшие захоронения, отдельные могилы — только в северной Норвегии их около 500. Многие находятся в плачевном состоянии — зарастают и разрушаются. Но мы ведем диалог с властями в Осло и надеемся, что нас услышат и что-то будет сделано, чтобы история не забывалась. И чтобы люди, приходя туда, где раньше были лагеря, знали, что это за место.

© Фото : из каталога выставки "Советские военнопленные в Норвегии"Могилы советских военнопленных, Салтфьеллет 1945г
Могилы советских военнопленных, Салтфьеллет 1945г

Но и местные власти тоже должны заботиться о таких захоронениях. К сожалению, они пока не очень хорошо справляются, и во многом из-за той операции.

Думали, это не их дело — заботиться о советских могилах, но сейчас кое-что меняется, захоронения приводят в порядок, восстанавливают памятники.

— Через вас проходит большой массив информации — имена, даты, названия лагерей… Удается ли за сухими цифрами и фактами больше узнать о судьбах людей?

— Да, цифр действительно много, но каждый раз, когда мы находим информацию и помещаем ее в базу данных, мы ищем также фотографии, рисунки мест, где находился пленный, чтобы родственники больше узнали о судьбе близкого человека. Я все время ищу материал, собираю по крупицам.

Я встречалась со многими из тех, кто выжил в этих страшных лагерях. Некоторые до старости не рассказывали даже своим семьям, что с ними происходило в годы войны. Я разговаривала с норвежцами, которые находились по другую сторону колючей проволоки и пытались помочь советским пленным. Большая часть воспоминаний собрана в книгах, которые вышли в нашей стране.

© Фото : Ларс Гиснос, из каталога выставки "Советские военнопленные в Норвегии"Советские военнопленные в Уппдале по дороге с работы зимой 1945 г.
Советские военнопленные в Уппдале по дороге с работы зимой 1945 г.

Во многих домах в Норвегии бережно хранятся маленькие поделки из дерева или металла, которые советские пленные передавали норвежцам в обмен на еду или в знак благодарности за помощь. Это теперь еще и важная часть истории норвежской культуры.

Однажды ко мне обратился сын бывшего пленного, который искал много лет могилу отца. Я потратила два года, чтобы найти его карточку.

Представляете, дети того солдата жили с этой неизвестностью 60 лет. Когда мы нашли место захоронения, сын уже со своей дочерью приехали в Норвегию, побывали на могиле, на меня это произвело очень сильное впечатление.

Мы и сегодня получаем много писем от детей и внуков бывших пленных. Они не часто приезжают — дорого, но мы стараемся отправить им фотографии и всю информацию, которую удается найти.

— Судьба советских военнопленных на территории Норвегии стала темой вашей докторской диссертации и отдельной книги. Выставка, посвященная этой странице истории, путешествует по разным странам. Какие еще страницы военной истории вам бы хотелось открыть?

— Впереди еще много работы — с захоронениями и установлением имен. Кроме того, мне хочется подробнее изучить историю освобождения восточного Финнмарка (провинция на севере Норвегии, которую осенью 1944 года освободили советские войска).

И еще я пишу статью о гражданских каторжниках, попавших в лагеря, — о женщинах, детях, вынужденных работать на территории оккупированной Норвегии. О них вообще мало известно, и это еще одна трагическая страница истории той войны.

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала