Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Скелеты в семейном шкафу – зачем о них знать

© РИА Новости / Владимир ТрефиловФёкла Толстая и Михаил Калужский на "Открытом показе"
Фёкла Толстая и Михаил Калужский на Открытом показе
После премьеры немецкого документального фильма "Не забывай меня" участники традиционной дискуссии проекта "Открытый показ" говорили о том, стоит ли мириться с родовыми скелетами в шкафах и зачем это нужно нам и нашим детям.

МОСКВА, 3 сен – РИА Новости, Инна Финочка. Семейная история есть у каждого. Не всегда такая, какой можно гордиться, поэтому у каждого свой способ смиряться с прошлым: дистанцироваться, прятаться в отрицание, искать способы иcкупить вину или "переписать" семейную историю заново. Как мириться с родовыми скелетами в шкафах и зачем это нужно нам и нашим детям, обсудили участники традиционной дискуссии проекта "Открытый показ" после премьеры немецкого документального фильма "Не забывай меня".

В 2008 году героине фильма поставили диагноз: болезнь Альцгеймера. Гретель прошла все положенные этапы деменции: сначала она оставляла себе массу записок-напоминаний – ушла краткосрочная память, потом забыла подарить сыну рождественский подарок, а после этого довольно быстро перестала понимать, что находится у себя дома, и узнавать детей и мужа. При этом помнила отца, которого застала в лишь в своем раннем детстве.

"Никогда об этом не слышала"

Фильм снял сын Гретель – режиссер Давид Зивекинг, который переехал в родной дом, чтобы помогать отцу заботиться о ней. Но у переезда была и другая причина: по словам Давида, он задумался о том, что "мама теряет память, а я понимаю, как мало я знаю о ней". Снова и снова родные Гретель напоминают ей, что она мать, жена, бабушка, что у нее была насыщенная жизнь и что ее любят.

Чтобы пробудить в ней хоть какие-нибудь воспоминания, родным приходится вторгаться на территорию очень личного: встречаться с ее любовниками, расспрашивать подруг, с которыми Гретель участвовала в студенческих акциях, читать ее дневник. Выслушав очередную историю о себе, Гретель вспоминает события лишь на долю секунды, отзывается "Надо же, как интересно!", или "Никогда об этом не слышала", а потом сразу погружается в вязкое молчание, закрыв глаза. За четыре года она превратилась в человека, который любит мужа, детей, внуков, но не помнит об этом.

Как отметили участники дискуссии "Память – личное дело того, кто помнит?", которую как обычно вела Катерина Гордеева, очень ценным в фильме было то, что режиссеру удалось избежать оценочных суждений, ведь во время съемок Давид узнавал очень интимные, и часто я не всегда приятные подробности о жизни собственной матери.

"Родство, кровь, фотографии – этого мало"

Психолог Елена Ефимова в самом начале дискуссии сказала, что память помогает нам избежать ошибок предков. "Знание своей истории нужно, чтобы жить своей жизнью, а не проживать снова ошибки родственников", – пояснила она.

"Человеку следует познакомиться хотя бы с чувствами, которые считаются в его роду запретными". Елена Ефимова, психолог

Разные причины движут людьми, когда те пытаются узнать как можно больше о своих предках. По словам историка и специалиста по генеалогии Ольги Лейсле, к ней за помощью обращаются и те, кто просто хочет сохранить для потомков частичку семейной истории, и те, кто мечтает, чтобы "генеалогическое древо было больше, чем у соседа, и красивее – чтоб на стенку повесить".

А вот эксперт Общественной палаты Александр Гезалов заметил, что, по его мнению, фильм был не о родовой памяти и знании интимных подробностей жизни предков.

"Родство, кровь, фотографии – этого мало. Содержание отношений между ребенком и родителем составляет портрет памяти, который потом останется". Александр Гезалов, эксперт Общественной палаты, выпускник интерната

Обладательница богатой родословной, правнучка поэта Бальмонта Надежда Бруни, что очень о многом хотелось бы расспросить родителей, которых теперь уже нет в живых. "Мне очень недостает того, что хотелось бы узнать", – призналась Бруни, которая до сих пор предпочитает, чтобы ее называли именем Дюка, как ее звали родственники в детстве.

"Я поймала себя на крамольной мысли, узнать, были ли у мамы романы". Надежда Бруни, правнучка поэта К. Бальмонта

Зачем это нужно? Наверное, затем, чтобы почувствовать сопричастность с той насыщенной и интересной жизнью, которая была. Праправнучка Льва Толстого журналистка Фёкла Толстая поддержала ее, сказав, что формальные портреты и "груз" фамилии на деле значения не имеют. Важно другое. "Мне повезло родиться в семье, где есть особое отношение к предыдущим поколениям. Я чувствовала, что была какая-то жизнь, насыщенная и очень содержательная, и о ней хочется знать", – сказала она.

Чем интимнее история, чем больше говорит она о человеке, а не об историческом контексте, – тем важнее, согласились участники дискуссии. "Человеку следует познакомиться хотя бы с чувствами, которые считаются в его роду запретными", – добавила психолог Ефимова. Гезалов добавил, что это важно знать для того, чтобы род не прерывался.

"Ты не сам по себе"

Куратор документальных проектов Сахаровского центра Михаил Калужский, рассказывая о своем проекте "Второй акт. Внуки", основанном на воспоминаниях потомков сотрудников НКВД, проводивших сталинские репрессии, заметил, что часто истории о прошлом, которые рассказываются для всех, сильно отличаются от тех, которые знают внутри семьи.

© РИА Новости / Владимир ТрефиловКуратор документальных программ Сахаровского центра Михаил Калужский
Куратор документальных программ Сахаровского центра Михаил Калужский

"Изучение семейной истории – это не про маму и папу, это про самих себя". Михаил Калужский, куратор документальных проектов Сахаровского центра

Отчасти это происходит и потому, что глубоко внутри каждого исторически заложен страх своего прошлого. Было принято скрывать верующих родственников, "красных", "белых", евреев.

"Забывать в нашей стране принято, потому что старое – это плохо. А для меня старое – это комплимент". Фёкла Толстая, журналист

Попытки расспросить, допросить, узнать прошлое, по мнению участников дискуссии всегда имеют отношение только к желанию узнать себя, а не бабушек и дедушек. Есть то, что хочется забыть, но нельзя, нужно переосмыслять, считают эксперты. "Ты не сам по себе, ты – точка на линии от прошлого до будущего. Это важно", – считает продюсер проекта "Моя родословная" Елена Афанасьева.

В семье и в отношениях к умершим предкам формируется человек со всеми его достоинствами и недостатками, желанием и умением любить, отдавать, смиряться и терпеть. Дети, видя, как мама и папа относятся к своим родителям, почти наверняка повторят их модель поведения. Можно искать разные способы заставить человека вспомнить хотя бы о своих родителях. Так например, председатель российской партии пенсионеров "За справедливость" Игорь Зотов предложил обязать все работающее население страны платить 2% от заработной платы своим родителям. Но и у участников дискуссии, как ранее у блогеров, эта идея вызвала ожидаемое возмущение. Вовсе не потому, что жалко денег, а потому что посыл сам по себе не очень честный и будет выглядеть как попытка откупиться.

"Важно, чтобы на родителей ребенок смотрел в их естестве. Наблюдал их жизненные установки и ценности, которые они несут по жизни <…> Я вкладываюсь в своих детей, я им должен. Когда мы им отдаем себя, они нам тоже через 25 лет отдадут", – сказал Гезалов.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала