Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Новое оружие России

Генконструктор систем РЭБ: технологии иногда тянут нас назад

© Фото : ОАО "Концерн Радиоэлектронные технологии"Заместитель генерального директора ОАО "Концерн Радиоэлектронные технологии" Юрий Маевский
Заместитель генерального директора ОАО Концерн Радиоэлектронные технологии Юрий Маевский
О том, как нейтрализовать разрабатываемые американцами космические боевые станции, как сейчас развивается российская промышленность в сфере радиоэлектронной борьбы, рассказал генеральный конструктор систем и средств РЭБ, заместитель гендиректора ОАО "Концерн Радиоэлектронные технологии" Юрий Маевский.

Анализ вооруженных конфликтов последних десятилетий показывает, что радиоэлектронная борьба (РЭБ) становится одним из ключевых элементов современных войн. Организационно РЭБ является составной частью или технической основой информационной борьбы воюющих сторон.

Современные средства РЭБ, предназначенные для работы как на земле, так и в космосе, способны не только временно дезорганизовать работу радиоэлектронных систем противника путем постановки помех, но и полностью их уничтожить.

О том, как нейтрализовать разрабатываемые американцами космические боевые станции, как сейчас развивается российская промышленность в сфере радиоэлектронной борьбы, какими свойствами должны обладать современные комплексы РЭБ, устанавливаемые на перспективную военную технику, в интервью корреспонденту РИА Новости Алексею Паньшину рассказал генеральный конструктор систем и средств РЭБ, заместитель генерального директора ОАО "Концерн Радиоэлектронные технологии" Юрий Маевский.

— Сейчас для ВВС разрабатываются самолеты 5-го поколения, для ВМФ – подлодки 4-го и 5-го поколений. А разрабатываются ли комплексы РЭБ для этой техники, и чем они будут принципиально отличаться от уже существующих?

— Вопрос о перспективных разработках является закрытым. Но если вам интересно, ведется или нет, то ведется, конечно, и основными критериями и отличительными особенностями должны стать эффективность, надежность, увеличенный срок эксплуатации и так далее. Все отличия, которые будут у систем РЭБ, предназначенных для защиты перспективных авиационных комплексов и подлодок 4 и 5 поколений, заключаются в том, что они должны будут обеспечить эффективную борьбу с потенциальным противником в ближайшие 25 лет.

Соответственно, они будут отличаться широкополосностью и дальностью действия.

— Создаются ли в РФ средства РЭБ, позволяющие нейтрализовать космические боевые станции, от создания которых до сих пор не отказываются США?

— Об этом говорил президент Российской Федерации. Когда только зашла речь о том, что космические боевые станции разрабатываются, он сказал, что мы ответим адекватно. Конечно, ведется работа по созданию набора средств, в том числе РЭБ, которые обеспечат нейтрализацию применяемого противником космического вооружения. Мы прогнозируем их, они – нас, и в этой связи Россия обязана решать подобные вопросы. Вся методология разработки таких средств закладывается исходя из будущего – форм, способов борьбы и тех систем, которые будут на тот период. Любая страна прорабатывает вопросы, заранее создает научно-технический задел и разрабатывает такие комплексы, которые способны будут нейтрализовать все достоинства перспективной техники, в том числе и боевых космических систем.

Например, та техника, которая существует сегодня, закладывалась 10 лет назад с прогнозом, что сегодня это будет актуально. Конечно, учитываются результаты эксплуатации, учений, используется опыт боевых конфликтов, но все это прогнозируется. Мы обязаны это делать.

— Когда завершатся государственные испытания самолетного комплекса РЭБ "Витебск"?

— Испытания завершим в ближайшее время. Сегодня все мероприятия проходят по плану и успешно. Если говорить о дате завершения этих испытаний, то до конца текущего года мы это осуществим. Под понятием "завершение испытаний" нужно четко понимать, что этот процесс делится на две составные. С одной стороны, необходимо провести эксперименты, а с другой – оформить все необходимые документы, поставив подписи государственной комиссии. Поэтому, если говорить о получении акта госкомиссии, то это произойдет, очевидно, в конце этого года, а что касается непосредственно эксперимента, то он будет проведен чуть раньше.

— Помимо "Витебска", какие еще комплексы сейчас на стадии испытаний? И сколько их?

— Разработок достаточно много. Более 12 типов, которые включают и авиационные и наземные комплексы. Подробно об их тактико-технических характеристиках говорить нельзя, поскольку все, что касается опытно-конструкторских работ по заказу Министерства обороны, имеет гриф "Совершенно секретно". Могу сообщить, что предприятиями Концерна уже освоено серийное производство наземных комплексов радиоэлектронного подавления, разведки и управления. Также в войска поставляются бортовые комплексы обороны для самолетов и вертолетов. Концерн осуществил поставку первой партии вертолетов — постановщиков помех на базе Ми-8, принципиально отличающихся от своих предшественников (Ми-8ПП). Данная техника способна обеспечить радиоэлектронное подавление средств обнаружения и разведки, а также защиту летательных аппаратов от поражения всеми типами авиационных и зенитных управляемых ракет.

— Действительно ли сейчас возобновляется проект специального авиационного комплекса радиоэлектронной разведки и борьбы?

— Летательные аппараты такого плана у нас есть, и, естественно, развитие этого направления ведется планомерно.

— А в результате будет какой-то новый самолет или будете модернизировать существующий комплекс на базе старого?

— Модернизировать его невозможно, потому что все зависит от носителя (самолета). Новый носитель предъявляет иные требования, и мы можем реализовать совершенно другие эффекты РЭБ, поэтому, безусловно, можно говорить о перспективном направлении по созданию принципиально новых средств РЭБ такого типа. К примеру, ни для кого не секрет, что вместо "Проулера" США создали "Гроулер" (самолет радиоэлектронной борьбы ВМС США – "EA-18 Growler"), и мы будем, естественно, адекватно отвечать на эти действия.

— Как вы считаете, какой стране сейчас принадлежит пальма первенства в области создания перспективных средств РЭБ?

— Есть определенная концепция применения средств РЭБ и непосредственно само исполнение (производство) этих средств. Конечно, по ряду взглядов на РЭБ мы опережаем конкурентов. Кроме того, мы опережаем их и по ряду средств (комплексов), но иногда технологии тянут нас назад. Не всегда получается реализовать то, что мы можем, но сегодня этот вопрос решается и мы добиваемся хороших результатов.

— Пользуются ли в России зарубежными наработками в области создания новых систем РЭБ или основываетесь исключительно на отечественных задумках?

— Задумки в большинстве случаев наши, но, естественно, развитие любой техники, в том числе РЭБ, происходит с позиции сопоставительного анализа. Мы оцениваем и смотрим, что делается на мировом уровне, и лучшее пытаемся либо повторить, либо забрать, но, повторюсь, что мы стараемся решать стоящие перед нами задачи своими силами, потому что это национальная безопасность.

— В одной из своих статей вы сказали, что после 2017 года предприятия не смогут предложить Минобороны соответствующие мировому уровню образцы средств РЭБ. Как планируете решать эту проблему?

— Сегодня научно-технический задел, который был создан предыдущими поколениями ученых и разработчиков, исчерпывается. И чтобы создать современную технику РЭБ, нужно пройти определенный путь. Это в первую очередь концепции, фундаментальные исследования, прикладные научно-исследовательские работы. Сегодня нужно акцентировать внимание на постановке в рамках государственного оборонного заказа исследовательских работ в интересах создания техники РЭБ будущего. Эта проблема уже решается, поэтому до 2017 года пробелы в данном направлении будут восполнены.

— Какие новинки концерн представит на МАКС-2013?

— На МАКСе мы представим, очевидно, ряд разработок, касающихся авиационной тематики, в том числе, возможно, будут представлены отдельные элементы авиационного комплекса "Витебск". То, что положено, то, что открыто, конечно, будет представлено нами на авиасалоне. Среди этих новинок будут как комплексы для авиационной, так и для наземной техники. Таких новинок у нас, поверьте, достаточно.

—  Когда будет создана межведомственная система радиоэлектронной борьбы в России?

— Такая система в принципе уже существует. Она развивается, и все будет зависеть от тех радиоэлектронно-информационных систем, которые появляются. Вопрос стоит в том, будем мы развиваться опережающими темпами и к какому-то моменту сможем воздействовать на эти системы или будем опаздывать и воздействовать на них с недостаточной эффективностью. Но развитие российской системы РЭБ будет идти постоянно. Координирует такую работу Межведомственная комиссия по планированию и координации развития системы радиоэлектронной борьбы Российской Федерации под председательством министра обороны. Хотел бы отметить, что сейчас, в соответствии с указом президента страны, ставится задача иметь в войсках 70% техники нового поколения. Она решается сегодня в полном объеме, и исходя из возможностей промышленности, я думаю, что к 2020 году будет выполнена. Сейчас такой техники в войсках около 35%.

—  С какими трудностями сталкиваются предприятия, занимающиеся разработкой комплексов РЭБ?

— Радиоэлектронная борьба является составной частью общей системы. Трудности одни и те же. Это элементная база, носители радиоэлектронных комплексов, это и кадровый потенциал. За последние 15 — 20 лет количество технических кадров очень сильно сократилось. Сегодня в вузах предпочитают учиться на юриста и экономиста, а нам нужны конструкторы, технологи. Кадровый вопрос не решается мгновенно. Сначала нужно выучить специалиста, а это без малого 5 лет, потом из него сделать ученого, это еще от 3 до 5 лет.

Поэтому, чтобы подготовить нужного нам специалиста, необходимо около 10 лет.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала