Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Россия и углеродный рынок: никто не ждет, но будут рады

Основная претензия к России - ее непоколебимая, по мнению экспертов, уверенность, что на мировом рынке она должна выступать продавцом, даже в условиях, когда рынок с 2012 года и до настоящего момента никак не может оправиться от избыточного предложения и вызванных им низких цен.

МОСКВА, 3 июн — РИА Новости. Участники мирового углеродного рынка готовы изменить свое отношение к России, которая пока фигурирует в дискуссиях главным образом как угроза стабильности и возможный источник проблем — но только если сама страна перестанет думать, что торговля выбросами парниковых газов станет для нее легким способом обогащения.

Все новости экономики и бизнеса на сайте агентства Прайм >>

Основная претензия к России — ее непоколебимая, по мнению экспертов, уверенность, что на мировом рынке она должна выступать продавцом, даже в условиях, когда рынок с 2012 года и до настоящего момента никак не может оправиться от избыточного предложения и вызванных им низких цен. Так, котировки квот от "киотских" проектов, работающих в рамках одноименного протокола, в Европе падали ниже 1 евро, и эти бросовые сокращения выбросов, в свою очередь, прижимали к нулю и цены других инструментов.

На этом фоне, а также в связи со стремительным увяданием Киотского протокола, рынок, по-видимому, окончательно дезинтегрировался, то есть превратился из глобального экономического механизма в набор отдельных "местечковых". Лучшим тому свидетельством может служить своеобразный ребрендинг ежегодного доклада о состоянии и тенденциях на этом рынке, который готовит Всемирный банк. Не сумев обнаружить количественных тенденций, от которых читателям не хотелось бы плакать, эксперты банка переключились на качественные, а именно на появляющиеся кругом "ростки" и "саженцы" национальных торговых систем.

Россия в докладе пока фигурирует лишь в описании печальных историй недалекого прошлого, вроде резких скачков в объемах выпуска единиц от "киотских" проектов совместного осуществления (JI) — этот механизм в России проработал чуть больше двух лет и закрылся в конце 2012 года с отказом РФ от участия во втором периоде обязательств по Киотскому протоколу.

Чтобы рынок позитивно отнесся к появлению РФ на карте национальных углеродных рынков, стране необходимо извлечь уроки из этого опыта, который директор по международной политике Международной ассоциации торговли выбросами парниковых газов (IETA) Джеффри Шварц в беседе с РИА Новости деликатно называет "противоречивым".

Слон на углеродном рынке

"Мне кажется, отношение и подход к России очень сильно изменились бы, если бы страна "по умолчанию" не считала себя естественным продавцом квот. Если Россия думает прийти на рынок, чтобы там продавать сокращения выбросов — то, я думаю, мы остаемся в той же ситуации, что и сегодня (с очень низкими ценами — ред.)", — считает главный экономист и директор Bloomberg New Energy Finance по углеродным рынкам Гай Тернер.

С другой стороны, если РФ примет решение усилить собственные обязательства так, чтобы "отойти от инерционного сценария развития и попытаться "озеленить" экономику", этот шаг получит немедленную позитивную оценку от рынка, уверен эксперт.

"Сейчас у России сформировался гигантский резерв квот, и с точки зрения международной политики (в области изменения климата) разбираться с ним довольно сложно. Мне кажется, России нужно определиться, что она собирается делать, потому что повторение уже озвученной политики и простое оформление ее в виде какого-то другого механизма не изменит отношение людей", — сказал собеседник агентства.

Резерв, о котором говорит Тернер, возник из-за резкого падения выбросов РФ после 1990 года, который в Киотском протоколе принят за базовый. Таким образом, за 2008-2012 годы Россия получила "лишние" квоты примерно на 6 миллиардов тонн CO2-эквивалента — в два с лишним раза больше, чем страна выбрасывает в атмосферу ежегодно. Правда, по итогам конференции в Катаре в конце 2012 года этих квот РФ, несмотря на активный протест, фактически лишилась — стороны приняли поправки к соглашению, разрешающие перенос квот на 2013 год и далее только тем, кто не передумал участвовать в Киото-2.

Россия же заявила о намерении вне соглашения установить цель по снижению выбросов к 2020 году на 25% от уровня 1990 года. С учетом того, что в 2011 году выбросы были на 31,18% ниже уровня базового года, на самом деле речь идет об ограничении их роста — но и эту цель пока не удалось официально закрепить на национальном уровне, проект соответствующего указа президента уже несколько раз отправлялся на доработку.

Тернер отмечает, что пока позиция России по вопросам климатического регулирования "к сожалению, выглядит очень сильно политизированной и довольно непредсказуемой".

"Хотелось бы какой-то последовательности", — заключает эксперт.

В одной лодке

Эксперт подчеркивает, что если Россия все же передумает усугублять ситуацию с избыточным предложением на рынке, последний "безусловно, позитивно" отнесется к намерениям страны создать собственную национальную систему торговли квотами. При этом, чем раньше РФ задумается о ее "совместимости" с другими рынками, тем лучше, поскольку это может помочь обойти грабли, на которые уже наступил кто-то другой.

"Рассматривать эти возможности нужно как можно раньше, потому что тогда страна начинает знакомиться с опытом других стран и в итоге оказывается в кругу людей, которые знают, что делают — так можно избежать нежелательных сценариев, когда страна разрабатывает настолько странную систему, что никто не хочет с ней работать", — сказал Тернер.

"Связывание" различных национальных и региональных систем совершенно естественно укладывается в общее видение новой "глобальной климатической политики", где регулирование органически развивается "снизу вверх", от отдельных стран и регионов к международным соглашениям, считают в BNEF. Из того же доклада Всемирного банка ясно, что даже те страны, кто пока не собирается наводить мосты ни в Европу, ни куда бы то ни было, работают на перспективу, стараясь максимально приблизить свои национальные стандарты к лучшей практике.

При этом России, у которой в Таможенном союзе почти все партнеры уже прошли стадию экспертных круглых столов и работают над запуском собственных углеродных рынков, осторожно рекомендуют обратить внимание на опыт Австралии и Новой Зеландии. Две страны, которым сама география велела налаживать углеродное сотрудничество, тем не менее, так ни о чем и не договорились, а разные пути, которыми они пойдут в 2020 год — Австралия в Киотском протоколе, Новая Зеландия за его бортом — еще больше осложняют любые такие попытки.

Куда смотреть

Эксперты заключительного круглого стола форума Carbon Expo, который прошел в Барселоне в конце мая, в частности, пытались найти на карте мира "новых лидеров" — страны, способные в XXI веке стать катализаторами переговорного процесса и, в частности, уберечь всех его участников от еще одной неудачной конференции и провальной попытки на что-то сменить полуживой Киотский протокол. Почти единодушно все сошлись на Китае и Южной Корее, а также "старых" лидерах вроде ЕС.

"Я считаю, что страны, вносящие значительный вклад в проблему антропогенного изменения климата, просто автоматически должны становиться лидерами в ее решении. Очевидно, что все будут смотреть на Китай и США, просто из-за масштабов экономики и объемов выбросов", — отметила исполнительный директор RGGI Николь Сингх.

На Россию, судя по всему, надеяться уже бросили — как отмечает эксперт Bloomberg, пока никаких позитивных сигналов о том, что РФ готова конструктивно участвовать в развитии глобального углеродного рынка в его новой, "распределенной" форме, никто не видит.

"Мне кажется, вопрос в том, какую роль Россия хочет играть в мировой экономике вообще, в более широком смысле — хочет ли она предпринимать какие-то решительные действия в борьбе с изменением климата. Когда в Европе или Штатах обсуждаются вопросы конкурентоспособности, люди говорят — ну, мы ничего не можем делать, потому что ничего не делают все остальные", — отметил Шварц.

"Но мы видим, в том числе и на этой конференции (Carbon Expo — ред.), что делают Китай, Бразилия, Южная Корея — в этом и вопрос, останется ли потом конкурентоспособной Россия", — добавил эксперт.

Рекомендуем
Сотрудник ДПС во время проверки соблюдения режима самоизоляции в Краснодар
Московских водителей будут останавливать и узнавать о цели поездки
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала