Рейтинг@Mail.ru
"Никаких спрятанных пуантов": один день с труппой современного танца - РИА Новости, 18.09.2013
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Никаких спрятанных пуантов": один день с труппой современного танца

© Фото : Алексей Сулима/ предоставлено "Диалог Данс"Спектакль "Гроза" танцевальной компании "Диалог Данс"
Спектакль Гроза танцевальной компании Диалог Данс
Читать ria.ru в
У нас в стране главной статьей танцевального экспорта по прежнему остается "Лебединое озеро", а туристов развлекают народные фольклорные ансамбли, и, тем не менее, современный танец умудряется пробивать себе дорогу, привлекать поклонников и выживать в российской провинции. Доказательством этому может служить одна из самых известных на сегодняшний день российских компаний современного танца - "Диалог Данс" из Костромы.

Наталья Попова

Сегодня, 29 апреля, Всемирный день танца. Праздник, придуманный ЮНЕСКО в начале 80-х, призван объединить все формы этого искусства. В другие дни года, по всей видимости, они ведут невидимую борьбу друг с другом, и в этом есть своя доля шутки. Традиционное понимание танца все еще господствует в нашем сознании, но даже балет в последние годы все меньше и меньше походит на себя, а новые направления со стороны кажутся и вовсе непохожими на танец.

Современный танец, как направление, вырос из импровизаций Айседоры Дункан, модерна Марты Грэм и Мерса Каннингема. Экспериментируя со своим телом в попытке уйти от классических балетных канонов, знаменитые танцовщики хотели приблизиться к "гармоничному, естественному движению". В определении современного танца чаще используют английский аналог - contemporary dance – возможно, потому, что в русском языке это понятие слишком обширное и объединяет множество направлений. А самым понятным для массовой аудитории можно считать термин "театр танца", который впервые употребила Пина Бауш применимо к собственному творчеству. Спектакли в жанре контемпорари - это не только движение, это своеобразный микс разных форм искусства от хореографии до видео-арта, и вместо традиционных балетных па - резкие ломаные движения модерна. Эксперименты продолжаются, так, в прошлом году на фестивале "Территория" французский хореограф Доминик Буавен танцевал с экскаватором.

У нас в стране главной статьей танцевального экспорта по прежнему остается "Лебединое озеро", а туристов развлекают народные фольклорные ансамбли, и тем не менее современный танец умудряется пробивать себе дорогу, привлекать поклонников и выживать в российской провинции. Доказательством этому может служить одна из самых известных на сегодняшний день российских компаний современного танца - "Диалог Данс" из Костромы.

Ломать стереотипы

В Костроме меня ждет менеджер труппы "Диалог Данс" Мария Сокольникова, или Маруся, как зовут ее друзья и знакомые. Договариваемся встретиться на главной площади города, Сусанинской, в народе зовущейся "Сковородкой", у поблескивающей натертым носом бронзовой собаки. Памятник бездомному зверю - еще одна городская достопримечательность, в дополнение к пожарной колокольне и поглядывающему за Волгу памятнику Ивану Сусанину.

Мы идем через город на СТАНЦИЮ - открывшуюся около четырех лет арт-площадку, где и проходят спектакли и занятия танцевальной школы "Диалог Данс". Сейчас в активе компании, кроме школы танца, две "Золотые Маски" и напряженный гастрольный график. Поймать артистов между гастролями оказалось большой удачей: прилетев буквально накануне из Омска, уже через несколько дней они собираются в Красноярск. В перерыве – один спектакль – "Хранитель маяка", - старый, любимый, для любимой же публики.

© Елена Резвова/ предоставлено "Диалог Данс"
Спектакль "Хранитель маяка" танцевальной компании "Диалог Данс". Арт-площадка СТАНЦИЯ (Кострома)

По дороге обсуждаем бедственное положение российской культуры в регионах, патриархальный городской уклад и консерватизм местных жителей, закрытых и безынициативных, предпочитающих развлечение искусству. Впрочем, Маруся немного лукавит, за несколько лет им удалось наладить тот самый диалог со зрителем и опровергнуть пресловутый стереотип о якобы "отсутствующей в провинции культуре".

Больше десяти лет назад Евгений Кулагин из Челябинска и Иван Естегнеев из Новороссийска, познакомившись во время одной из лабораторий современного танца, решили собрать свою труппу. Обосновалась танцевальная компания в Костроме, куда по распределению после театрального института попал Кулагин. Тогда же, десять лет назад, здесь был показан первый спектакль в жанре контермпорари. Надо ли говорить, что в Костроме постановку приняли не сразу.

- О нас слухи ходили как о "секте", говорили "вот у них там танцы на полу", - смеется Женя Кулагин. - В городе на тот момент ничего подобного не видели, и, кроме эстрадного или шоу-танца, ни о каком другом современном танцевальном направлении и слыхом не слыхивали.

У них с Иваном маленький перерыв после монтажа декораций для вечернего спектакля: они и хореографы, и монтажники в одном лице.

© РИА Новости, Наталья Попова
Хореограф Евгений Кулагин

- В любом городе, провинциальном или нет, не важно, есть круг людей, которым нужно что-то другое, интересное, новое, современное, - продолжает рассказывать Женя.

Это новое и современное и предложили друзья Костроме. Начать решили со школы современного танца, нашли маленькую студию и объявили набор. В числе первых учеников были и сегодняшние участницы труппы.

Ломать стереотипы, по мнению Кулагина и Естегнеева, легко, когда не только сам творчески растешь и развиваешься, но и показываешь окружающим, что происходит в мире. Костромская публика уже избалована танцевальным разнообразием. На СТАНЦИИ регулярно проходят образовательные лекции, в течение шести лет "Диалог Данс" проводит в Костроме фестиваль "Диверсия", в рамках которого выступают танцовщики со всего мира. Так они "воспитывают" вкусы публики. Специфика нашего менталитета, впрочем, накладывает свой отпечаток. Зритель чаще настроен на удовольствие, развлечение, в случае с современным танцем этого ожидать не стоит.

- Был случай, не так давно мы показывали в "Гоголь-центре" спектакль Punto di Fuga, и две зрительницы в зале, они были уже в возрасте, просто негодовали из-за отсутствия музыки, а спектакль именно построен на тишине, - продолжает рассказ Женя и добавляет. – Наш зритель вполне готов смотреть танец без музыки.

Для справки: Спектакль Punto di Fuga (в переводе "Точка схода") - совместная постановка с итальянской компанией cie Zerogrammi (Стефано Маццотта и Эмануэле Шанаммеа) в 2012 году получила премию "Золотая Маска".

Еще один стереотип - без музыки, какой же это танец? Но и в тишине оказывается можно танцевать, звуки и движения – это тоже музыка.

- Для воспитания публики важно одно – не показывать плохих спектаклей, - смеется Ваня, и тут же добавляет, что главный страх зрителя - увидеть что-то, что ему не понравится. Именно из этого страха появляется очередной стереотип о том, что "современный танец – это искусство для некой небольшой группы "тех, кто в теме".

- Я против маргинальности современного танца, категорически против, - горячится Женя. - Я готов на улицу выходить с транспарантами о том, что современный танец – это такой же доступный вид искусства, как классический театр или кино. Нужно лишь желание расширять свой кругозор, и человек обязательно найдет что-то для себя. Он просто должен быть готов к восприятию эмоций, в том числе и собственных.

- В нашей ситуации "агрессивный маркетинг" не применим, - добавляет Иван. - Это должен быть выбор зрителя, заставить нельзя. Мы со своей стороны должны лишь пытаться сделать это доступнее, хотя бы в плане цен на билеты.

С разных планет

Удержать доступные цены на билеты, находясь на полной самоокупаемости, увы, сложно, поэтому и нужна поддержка, в том числе и государственная.

-  Еще какое-то время мы сможем прикрываться достоинствами нашей классической культуры, тем, что осталось, но через несколько лет и показать уже будет, в общем-то, нечего, - считает Иван.

© РИА Новости, Наталья Попова
Хореограф Иван Естегнеев

Речь не идет о прямом спонсировании, как объясняет Женя, речь идет о системе грантов и конкурсов. Сейчас сделать собственную постановку с нуля начинающим хореографам и танцовщикам практически невозможно. Учебные заведения, где изучают контемпорари, можно перечислить по пальцам: в лучшем случае это преподаватели-энтузиасты на кафедрах хореографии, но чаще там изучают народные танцы, нежели следят за происходящим в мире. Единицы начинающих танцовщиков получают возможность уехать учиться за границу, но большинство из них уже не возвращаются.  

- Они здесь оказываются никому не нужны. Негде работать, нет возможности снять студию, негде показывать свои спектакли. Трудно гастролировать, потому что нет площадок для того, чтобы показывать современный танец, - говорит Женя.

Для справки: Почти 20 лет в Екатеринбурге существует театр "Провинциальные танцы" под руководством Татьяны Багановой (недавно она представила свою версию "Весны священной" Стравинского на сцене Большого театра), и долгое время город был практически единственным местом в России, где можно было изучать это направление танца. Приблизительно десять лет назад в Москве открылся центр танца и перформанса ЦЕХ под руководством Александра Пепеляева, Татьяны Гордеевой и Елены Тупысевой.

Такая "непопулярность" жанра среди профессионалов в определенной мере объяснима все тем же бытующим в обществе мнением о легкости исполнения. Со стороны кажется, что так может каждый из нас, на деле оказывается, что техника контемпорари чуть ли не сложнее балетной, которой ее обычно противопоставляют.

- Современный танец в итоге оказывается наисложнейшим предметом для балетного танцовщика, потому что это прямо противоположные вещи, – рассказывает Женя. – В балете танцовщик работает на преодоление гравитации, постоянно пытаясь взлететь повыше, оторваться от земли, а тут наоборот – работа с собственным весом и телом, когда ты можешь толкнуть, упасть, почувствовать вес партнера. Мы как с двух разных планет.

© РИА Новости, Наталья Попова
Прогон спектакля "Хранитель маяка" танцевальной компании "Диалог Данс". Арт-площадка СТАНЦИЯ (Кострома)

Море проверяли?

Помещение СТАНЦИИ разделено на две половины – белый холл с диванчиками, гардеробом и буфетом для гостей и черный зал-сцена, к которой амфитеатром спускаются сиденья. Их "дискомфорт", по словам хозяев, лучше располагает к просмотру спектаклей, не заснешь, по крайней мере.

К середине дня на прогон подтягивается вся труппа.

"Вы море проверяли уже?" – доносится из темного зала, где еще один член команды  – Наташа – настраивает свет и звук.

Море, точнее запись его шума, пока не проверяли. Еще одно море в спектакле  – это белые разводы, похожие на морскую пену, которые позже, перед началом сделает одна из танцовщиц, "намывая" пол известковым раствором. Сегодня вечером дают "Хранителя маяка", спектакль про любовь и про море - самый романтичный среди постановок компании.

Постановку в 2006-м для "Диалог Данс" сделала хореограф Мария Козева, тогда спектакль показали несколько раз и возобновили в прошлом году к 10-летнему юбилею.

-  В 2005 году  я впервые в Екатеринбурге работал с нашей российской танцевальной компанией "Киплинг", - рассказывает о работе над этим спектаклем Иван. - И там познакомился с Марией Козевой. Для нас это стало вообще первым опытом работы с приглашенным хореографом. Идея спектакля родилась спонтанно, Мария на тот момент читала книгу Джанет Уинтерсон "Lighthousekeeping" (в русском варианте называется "Хозяйство света", на момент работы над спектаклем еще не была переведена). И вдохновленная этой книгой, цитатами и настроением, она предложила сделать что-то по мотивам или скорее попытаться передать дух романа.

Прогон продолжается, построенный на импровизации танец тем не менее требует выверенного повторения тех или иных сцен.

- Значит, Женя начал кричать, и я упала. Да?

В темноте зала горит экран ноутбука. На сцене участники вымеряют расстояния, расставляют люминесцентные метки, чтобы не ошибиться в темноте. Декорации спектакля: стул со спинкой в виде силуэта, накинутая на него тельняшка, фуражка и трубка, свисающие с потолка трубы – то ли мачты, то ли стены маяка.

© РИА Новости, Наталья Попова
Прогон спектакля "Хранитель маяка" танцевальной компании "Диалог Данс". Арт-площадка СТАНЦИЯ (Кострома)

- Если тебе не удастся выжить в этом мире, тебе придется создать свой собственный, - выкрикивает Женя в пока еще пустой зал. Цитаты из книги Уинтерсон – важная составная часть спектакля.

Слышны шаги босых ног, приглушенные тихие голоса, которые спрашивают, спорят. Из этих тихих споров и движений прямо на глазах рождается спектакль.

- Движение – это своеобразное тесто, из которого мы лепим спектакль, - говорит Иван Естегнеев. И пока девушки разминаются и репетируют, они оба внимательно вглядываются в их движения.

В этот вечер труппа фактически в последний раз выступает в старом составе. Сейчас "Диалог Данс" это шестеро: Женя и Ваня и четыре танцовщицы – Мария Качалкина, Татьяна Караванова, Екатерина Полякова и Ольга Капустина. Но вот-вот все поменяется: одна из них уходит, а в январе к компании присоединились двое новых танцовщиков из Екатеринбурга. И даже репетиция пронизана легкой ностальгией.

- Настроение каждой работы определяется составом команды, - говорит Иван. -  Мы уже давно друг друга знаем и общаемся, но у каждой постановки образуется свой ареол за счет конкретных людей. Специфика наших спектаклей, как и большинства постановок этого жанра, строится больше не на хореографии, а на личности исполнителей.

© РИА Новости, Наталья Попова
Прогон спектакля "Хранитель маяка" танцевальной компании "Диалог Данс". Арт-площадка СТАНЦИЯ (Кострома)

На личных отношениях построена, кажется, вся работа этой команды.

- Никаких спрятанных пуантов, - смеются девушки в ответ на мой комментарий.

- Мы знакомы уже столько лет и очень хорошо друг друга понимаем, - говорит Татьяна.

Для Тани этот спектакль первый после большого перерыва. Четыре месяца назад у нее родилась дочь, и возвращаться на сцену, конечно, тяжело. "Но ребенок и поддержка родных дают те самые силы", - добавляет она.

- Мы, наверное, даже ближе чем просто коллектив, друзья, чем семья, – вторит ей Маша.

Они обе участвовали в первом триумфе "Диалог Данс" - спектакле "Мирлифлор". Постановка принесла компании первую "Золотую Маску", а для самих участников стала важным этапом жизни.

Для справки: "Мирлифлор" (Mirliflor) был поставлен для "Диалог Данс" в 2010 году бельгийкой Карин Понтьес, ученицей Бежара.

В 2011-м стал победителем национальной театральной премии "Золотая маска" в номинации "Лучший спектакль современного танца".

- Я был уверен, что нам не дадут, - рассказывает Женя о том, как ждал результатов "Маски". -  Вместе с нами были заявлены большие спектакли, известные компании, и наша постановка для "Золотой Маски" не подходила, она была вне формата: никаких декораций, никаких ярких танцев, вместо них "странные движения". Если просто на это взглянуть: стол, стул и четыре человека в темной комнате. Но оказалось, что это подействовало.

Хранители маяка

За полтора часа до спектакля над СТАНЦИЕЙ начинает витать волнение: много ли людей придет, все ли готово, а еще же надо сделать "море". Пока артисты, закрывшись в гримерке, готовятся, в соседнем зале постепенно собираются зрители. Административной части СТАНЦИИ в лице Маруси и Насти помогают несколько волонтеров – раздают программки, помогают в гардеробе.

© РИА Новости, Наталья Попова
Арт-площадка СТАНЦИЯ (Кострома)

Зрителей тем временем становится все больше, и как-то неожиданно в холле становится просто не протолкнуться. Публика, как говорится, разношерстная. Здесь и юные студенты, и родители с детьми, причем совсем маленькими, и люди в возрасте.

- То, что они ("Диалог Данс" - прим. ред.) делают здесь, для Костромы - просто неоценимо, найти что-то подобное в городе невозможно, - говорит одна из постоянных посетительниц всех мероприятий СТАНЦИИ. - Часто бывает, что билетов уже нет, и люди сидят на лестнице, стоят вокруг, лишь бы просто посмотреть.

Ее словам охотно верится, глядя на пришедших людей. Немногие здесь в первый раз, большинство же "завсегдатаи", но всех, даже опоздавших, встречают как долгожданных гостей.

Меня знакомят с Верой Геннадьевной, улыбающейся женщиной, в которой с большим трудом угадывается любительница концептуального искусства. Вера Геннадьевна – повариха, расположенной в том же здании столовой, к которой ребята сначала ходили обедать, а потом "заманили" на спектакль.

- Я стала даже лучше готовить, - шутит о "целительной силе" искусства Вера Геннадьевна. - Первый раз, когда я пришла на спектакль, это была "Комната". Сначала, конечно, ничего не поняла, что такое вокруг происходит, а потом меня это как-то вдруг тронуло до слез. Здесь живые эмоции, это не кино. Видна мимика, глаза. И движениями, телом, эмоциями они умудряются показать эгоизм, тщеславие, любовь, да всю нашу жизнь, иногда с ее хаосом, бардаком, а иногда с таким трепетом и нежностью.

В этот раз мест в зрительном зале хватает всем, но и свободных нет. В первом ряду среди зрителей – маленькая девочка, кажется не старше года. В голове проносится мысль - не рано ли для годовалого ребенка? Оказывается, нет. И хотя ей сложно удержать внимание, но еще не обремененная стереотипами взрослых, малышка удивительно точно и трогательно реагирует на происходящее на сцене. И "громче всех аплодирует" в конце спектакля.

© РИА Новости, Наталья Попова
Спектакль "Хранитель маяка" танцевальной компании "Диалог Данс". Арт-площадка СТАНЦИЯ (Кострома)

Танец для всех

Среди наиболее заметных работ коллектива последнего времени: "Гроза", которую для "Диалог Данс" ставил австриец Крис Херинг "по мотивам" пьесы Островского, и "Люди", созданный в рамках социально-культурного проекта "Театр + Общество" при участии Костромского отделения Всероссийского общества глухих. Первую из постановок можно было увидеть в прошлом году в рамках фестиваля "Цех", а последнюю совсем недавно представляли в спецпрограмме "Золотой Маски".

С этого года "Диалог Данс" станет частым гостем "Гоголь-центра". Кирилл Серебрянников предложил артистам стать резидентами этой площадки, увидеть их выступление можно было уже на открытии "Гоголь-центра". Свой новый спектакль на сцене театра ребята планируют представить в ноябре, а сейчас как раз находятся в поиске идеи постановки. Пока, по словам Жени, ясно только одно, этот спектакль должен будет сказать: современный танец существует для всех.

- Но это не значит, что художественный язык будет как-то упрощен, чтобы стать понятнее, - объясняет Иван. - Доступность будет выражаться, скорее, в выборе темы.

До ноября еще есть время, а из ближайших планов – гастроли в Красноярске и выступления в своем зале. С каждым годом спектакли на СТАНЦИИ стараются показывать все чаще, насколько это возможно. Это ли не показатель успеха?

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии,
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала