Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Соколиная охота: от царей Романовых до Кремля и "Домодедово" XXI века

Соколиная охота была известной царской забавой, а сегодня хищные птицы служат человеку на вполне серьезных "должностях". Где в наши дни востребовано старинное ремесло сокольничих, как приручить птицу, почему она возвращается с небесной прогулки и из-за чего может улететь от хозяина – выяснял специальный корреспондент Дмитрий Виноградов.

МОСКВА, 1 апр, — РИА Новости, Дмитрий Виноградов

Первого апреля в мире отмечается не только знаменитый День смеха, но и Международный день птиц. А спутниками человека во всю его историю были не только глупые несушки и канарейки, но и благородные хищники — ястребы и соколы. Соколиная охота в России достигла пика развития при царе Алексее Михайловиче, отце Петра Великого. Но древнее развлечение не забыто: не все знают, что эти красивые хищные птицы и сегодня состоят на службе в Кремле и аэропортах, оберегая жизни пассажиров от ворон, случайно попадающих в двигатели. Познакомиться с древней забавой можно в музее-заповеднике "Коломенское".

Фитнес для хищника

Каждый день сокольничьи из "Коломенского" Виктор Михайлович Федоров и Владимир Скрипкин гуляют со своими подопечными — соколами и ястребами. Гулять нужно обязательно, чтобы сокол не терял летных навыков, а его мышцы не атрофировались. Птицу выносят на волю, снимают закрывающую ее глаза шапочку-"клобучок" (кстати, от этого слова происходит "нахлобучить") и освобождают от пут — веревочек, за которые ее держит сокольничий. Теперь сокол может лететь, куда хочет.

© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовСокольничьи из "Коломенского" Владимир Скрипкин (слева) и Виктор Федоров
Сокольничьи из Коломенского Владимир Скрипкин (слева) и Виктор Федоров

"Сейчас весна, гормоны играют, теоретически птица может улететь", — предупреждает Федоров. Впрочем, происходит такое редко, хотя время от времени сокольничьим приходится отправляться за птицей то на другую сторону Москвы-реки, то в жилые кварталы рядом с заповедником.

"Характер у каждой птицы свой, не хуже, чем у собаки или человека", — рассказывает Виктор Михайлович. Одна птица спокойнее, другую он называет "дамой своенравною": "Она с придурью, может и по лицу шарахнуть".

У коломенских птиц заглушают охотничьи инстинкты, но бывает, что природа берет свое — случалось, что коломенские соколы ловили кошку из окрестных домов или утку из коломенских прудов. Соколам вообще в парке живется нелегко — сокольничьи конфликтуют с местными жителями, которые гуляют с собаками: соколы собак боятся. От страха птица может не вернуться к хозяину после прогулки. Впрочем, для мелких собачек соколы и сами представляют опасность.

Федоров внимательно смотрит в небо, на парящую птицу. Кажется, она уже нагулялась: летает медленно, клюв раскрыла — отдышка. Пора звать домой. Из "лакомицы", сумки для мяса, сокольничий достает распотрошенного мышонка. Это заслуженный обед для "дамочки". Мышонка крепят на вабило — специальную кожаную штуку для приманки сокола. Вабило называется так от глагола "вабить" — приглашать. Он известен нам по словечку "повадился" — так говорят о человеке, которого пригласили один раз, а ему так понравилось, что он все приходит и приходит.

Сокольник начинает "приглашать" птицу — размахивает вабилом наподобие лассо. "Сокол видит за два километра, — комментирует он. — Хищник приучен к вабилу и понимает, что это источник еды".

Некоторые соколы реагируют сразу, строптивые "дамочки", наоборот, делают вид, что вабило не замечают. Наконец откуда-то сверху — не успеваешь заметить, откуда — птица бросается на приманку.

По возвращению с прогулки еще один важный ритуал — птицу надо взвесить. Так следят за ее физическими кондициями. Птица не должна сильно терять в весе — ведь тогда она будет слабой. Но и не должна полнеть — ведь сытая птица может попросту сбежать от своих кормильцев.

Биологическое оружие против хищника

Именно в "Коломенском" — бывшей царской усадьбе, а ныне музее-заповеднике — можно посмотреть на настоящих охотничьих соколов и получить кое-какое представление о том, как выглядела соколиная охота в царские времена. Здесь создана экспозиция "Соколиная охота царя Алексея Михайловича", ведь именно Коломенское было одним из тех мест, где цари занимались соколиной охотой.

Есть на территории заповедника Дьяконова гора. В советское время на холме проводили раскопки и нашли остатки некой беседки. Ученые предполагают, что беседка использовалась во время "отведывания" соколов. Хищников экзаменовали, тренируясь на голубях.

Сейчас в заповеднике живут 11 прирученных птиц — ястребы-тетеревятники, канюк-курганник, соколы-балабаны, и даже один филин. В "Коломенском" работают двое сокольничих — опытный Виктор Михайлович Федоров и неофит Володя Скрипкин.

Должность Виктора Михайловича официально называется "завсектором птиц парка-усадьбы "Коломенское". По его разодранной птичьими когтями куртке понятно, что это профессионал.

Ему чуть за 50, по образованию технарь, но птицами увлекся еще до армии. "Лазал по деревьям, сутками там сидел, чтобы сфотографировать или записать голос… В туалет ходил в баночку, чтоб не спускаться", — вспоминает он. Потом Федоров работал в НИИ Природы, в "Измайлово" развлекал соколами туристов. Его часто приглашают на международные выставки и на охоту в Европу или в Арабские Эмираты.

38-летний Владимир Скрипкин —  новичок. Всю сознательную жизнь он проработал инженером-технологом. Но год назад случайно встретил на улице друга с вороном, и заинтересовался, а потом влюбился в птиц. Вскоре сменил работу, и теперь он "рабочий по уходу за птицами".

Любимая птица Володи — канюк Лада. Канюки как самые мелкие ястребы считаются более простыми в обращении, поэтому новички начинают именно с них. Поэтому Володя везде таскает ее с собой и придумал ей кличку — Лада. "Я — ее родитель, — говорит он. — А она — импринт" (животное, которое принимает за родителя первый увиденный после рождения движущийся предмет). Зовут канюка так, потому что птица "канючит" — все время издает характерный звук. "Ну ладно, не плачь", — успокаивает птицу Владимир.

 

С канюком Ладой недавно произошел казус — она погналась за дроздом-рябинником, а тот, не будь дураком, взял да и применил секретное орудие: попросту говоря, обгадил ее. Как ни смешно, но это "биологическое" оружие действует безотказно: канюк Лада отстала от дрозда. Дело не в брезгливости птичек, а в том, что вражеский помет склеивает перья хищника. Догнать жертву он не может, да и вообще так летать опасно: можно упасть. Вместо охоты птичке приходится срочно заняться своим внешним видом.

Зачем соколу "бодень"

Соколиная охота — это красивый и сложный процесс, рассказывает посетителям экспозиции Виктор Федоров. На охоту цари выезжали целыми армиями — впереди гончие собаки, за ними едут конные охотники. На плече или руке царя и других охотников — птица.

Собаки выслеживают добычу, но птица — например, куропатка — взлетать не спешит. Тогда на помощь охотникам приходят барабаны — в них бьют, чтобы вспугнуть птицу. Куропатка поднимается в воздух. Царь спускает птицу. Та поднимается в небо и кружится там — "стоит в лету", как это называют охотники: выслеживает добычу и "ждет убоя", то есть момента, когда можно будет атаковать.

"Это очень красивый процесс", — увлеченно рассказывает Виктор Михайлович.

Наконец, увидев птицу или зайца, сокол камнем падает вниз. Например, сапсан развивает скорость до 80 метров в секунду.

Падающий с высоты сокол ударяет по добыче, как ракета. Скорость его падения такова, что он буквально разрывает добычу.
Сокол бьет по добыче лапами. Отставленный назад один из когтей сокола, напоминающий большой палец человека, называется "бодень" — от слова бодать.

Но хищная птица — это не преданная собака. Она не приносит добычу в клюве своему хозяину. И даже не возвращается сама. Она может еще полетать где-нибудь или куда-нибудь сесть.

Добычу подбирают собаки.

После этого осталось только забрать самого сокола. Для этого к его лапкам привязаны бубенчики — чтобы услышать. Современные охотники используют с этой целью устройства радиослежения, а восточные богачи — вертолеты, с которых следят за птицами.

Святой-покровитель соколиной охоты

У славян соколиная охота была известна с древности. Например, в Великом Новгороде находили путу с костью ястреба и клобучок XII-XIII веков. А на печатях одного из сыновей Александра Невского был изображен конный сокольник.

При Иване I Калите у русских царей появилось особое ведомство, хлопотавшее о соколиной охоте и всем, что с этим связано — Сокольничий путь. Уже по самому факту создания отдельной структуры можно понять важность этого занятия для русских царей.  А после Ивана Калиты ведомство отдельной строкой указывалось в царских завещаниях.

Хищные птицы, особенно кречеты — самые большие и красивые соколы — ценились очень высоко. Говорят, когда сокольник Ивана Грозного Трифон Патрикеев на охоте около села Напрудного (ныне это район метро "Марьина роща") потерял любимого кречета царя, тот дал Трифону задание — найти в трехдневный срок, а то не сносить, мол, головы.

Трифон отправился искать. Все три дня искал и свистел в "манок", но найти не мог. Трифон, смирившийся с судьбой, лег спать где-то в районе современного метро "Рижская". Во сне ему явился его покровитель — святой Трифон — с кречетом на плече, и со словами "Вот же сокол твой!" отдал птицу Трифону. Наутро сокольник действительно нашел птицу на ветке рядом с собой.

На радостях Патрикеев построил в честь святого храм. Этот небольшой каменный храм (сокольники могли себе позволить строить из камня) стоит до сих пор — вот уже более 500 лет. В советское время в нем была детская поликлиника, и это спасло его от разрушения.

© Фото : Ludvig14Церковь мученика Трифона в Напрудном
Церковь мученика Трифона в Напрудном

Ну а святой Трифон на иконах в русской традиции теперь изображается с соколом и почитается охотниками.

© public domainСвятой мученик Трифон с соколом
Святой мученик Трифон с соколом

И время, и час для любимой потехи

Настоящего расцвета соколиная охота достигла при царе Алексее Михайловиче, отце Петра Великого. Тогда у царя была коллекция в три тысячи соколов и ястребов. Зачем так много? Ну, во-первых, это просто было престижно. Во-вторых, каждая птица "специализировалась" на своей добыче — кто-то на птицах, а кто-то на зайцах.

По версии историков, приучил царя Алексея к этой забаве его воспитатель, Борис Морозов, вообще оказавший большое влияние на царя. Для упрочения положения Морозов даже женился на Анне Милославской, сестре жены царя Марии.

Самюэль Коллинз, английский врач, служивший при царском дворе, писал про царя: "забава его состоит в соколиной и псовой охоте. Он содержит больше трехсот смотрителей за соколами и имеет лучших кречетов в свете, которые привозятся из Сибири и бьют уток и другую дичь… Когда он выезжает, Восточные ворота и внутренняя стена города запираются до его возвращения. Он редко посещает своих подданных… Когда Царь отправляется за город или в поле для увеселений, он строго приказывает, чтобы никто не беспокоил его просьбами".

Царь гордился своей коллекцией птиц. Например, послу из немецкой земли Саксония Август Фон Мейерберг была оказана великая честь — ему дали посмотреть несколько птиц. Надо сказать, что в те времена в России не очень доверяли европейцам. Считалось, что латинянин — то есть последователь Католической церкви — может сглазить. Поэтому прибывающим послам не показывали ни женщин, ни птиц. Но в переговорах с немцами царь был так заинтересован, что послам все-таки показали нескольких самых красивых птиц и даже дали их зарисовать.

© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовПечные изразцы 16-17 века с изображением соколиной охоты
Печные изразцы 16-17 века с изображением соколиной охоты

Соколы вообще служили важным инструментом дипломатии. Царь рассылал их в качестве подарков монархам на Запад и Восток. И это был очень ценный подарок. А персидский шах Аббас специально вел с русской короной переговоры, чтобы нашим купцам разрешили продавать хищных птиц иностранцам.

Царь Алексей, живо интересовавшийся различными науками, лично принимал участие в составлении сборника правил соколиной охоты под названием "Книга, глаголемая урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути". Кстати, с этой книгой связана забавная деталь: в предисловии к "Уряднику" Алексей Михайлович лично сделал приписку: "Делу время и потехе час". Слова стали крылатыми, и мы используем их до сих пор, да вот только понимаем не так, как царь. Обычно под словом "время" мы имеем ввиду большую часть этого самого времени, а под словом "час" — меньшую, и вместо союза "и" ставим частицу "а", предающую выражению противопоставление. На самом деле, уверены филологи, царь и не помышлял о том, чтоб потехе из целого времени отдавать только час. Всему свое время: и делу, и потехе. А уж такой потехе, как соколиная охота, царь точно был готов отдавать большую часть времени. Какой уж тут час…

Опасная профессия

При царе Алексее соколами заведовал Приказ тайных дел, вернее, особый приказ внутри самого Тайного — сокольничий. Наряжали кречетов — любимцев царя — по-царски. Сохранилось их описание, сделанное еще одним дипломатом, австрийским: "Кречеты были в новых колпачках из великолепной ткани и с длинными золотыми веревочками на левых берцах. А у самого лучшего из них правое берцо облегало золотое кольцо с рубинами значительной величины".

Собирали хищников на севере — в основном в районе Архангельской области и в Сибири. Отдельно прописывался порядок их транспортировки в Москву — их перевозили в специальных ящичках, обитых изнутри войлоком — чтобы птичке было мягко. Помытчикам (сборщикам налогов), сопровождавшим птицу, приказывалось "смотреть за птицей неоплошно", кормить вовремя и не позволять ямщикам ехать слишком быстро.

А чтобы прокормить царскую живую коллекцию, крестьяне несли особую голубиную повинность, сдавая в качестве налога по два голубя со двора. Голубей свозили на особый Голубиный двор. Там содержались тысячи голубей, которым суждено было стать пищей для хищников.

Особое внимание уделялось сокольничьим — это была одновременно и почетная, и по-своему опасная профессия.

Каждый из специалистов по соколам, даже рядовой, получал по земельному наделу. Но и спрос с него был высоким.

Был у царя, например, такой известный сокольник по фамилии Иван Гаврилов Ярышкин сын. Однажды Ярышкин плохо закрыл ставни клети, где жил кречет. Ветер ставни распахнул, и одна из них упала и задавила птицу. Бедного Ярышкина нещадно отлупили батогами.

Зато когда "ученого" Ярышкина — ведь издавна на Руси за одного битого давали двух небитых — посвящали из простого сокольничьего в начальные (то есть в начальники), на церемонии присутствовал сам царь.

Следы на карте современной Москвы

С тех времен в Москве сохранилось множество топонимов, связанных с соколиной охотой. Знаменитые "Сокольники" были одним из любимых мест соколиной охоты царя. Здесь же была слобода сокольничьих — отсюда и название района. Около современного метро "Семеновская" находится Соколиная гора — здесь располагался еще один приказ, Потешный, заведовавший досугом царя. Вот уж действительно "и потехе час". Ну а в Подмосковье есть деревня Ширяево — по одной из версий, там потерялся любимый кречет царя по имени Ширяй, по другой — деревня принадлежала сокольничьему Семену Ширяеву.

Дворец князей Юсуповых в Харитоньевском переулке был построен на месте охотничьего дворца Ивана Грозного.

А вот станция метро "Сокол" к охоте никакого отношения не имеет — она названа в честь поселка художников, построенного в 1920-х годах.

На службе в Кремле

У сына царя Алексея Михайловича, Петра Первого, унаследовавшего престол, были уже другие забавы. Нужно было воевать со шведами, с турками и с персами, ему было уже не до охоты. Поголовье царской "коллекции" сократилось по естественным причинам — ведь птицы долго не живут. А самих сокольничьих перевели в петровские "потешные" полки — царь поинтересовался, зачем ему столько дармоедов, ведь за соколами его отца ухаживали одновременно 300 человек. В его "потешных" полках они пришлись в самый раз.

Впрочем, древнее ремесло не забыто. Не все знают, но хищные птицы и сейчас служат российскому государству. Например, в Кремле есть целое подразделение ФСО, в штате которого состоят соколы-балабаны — их задача отгонять ворон и "регулировать" численность голубей.

Свои соколиные подразделения есть и в некоторых аэропортах, в частности, в "Домодедово". Здесь разводят ястребов-тетеревятников, чтобы они отгоняли более мелких птиц — ведь те могут попасть в турбину самолета или в стекло его кабины.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала