Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

ВОИС: сфера защиты смежных прав в РФ эффективно работает

© Фото : Дарья ВиноградоваГенеральный директор ВОИС Андрей Кричевский
Генеральный директор  ВОИС Андрей Кричевский
Об итогах четырехлетней деятельности ВОИС, об особенностях законодательного регулирования коллективного управления авторскими и смежными правами в России, о том, каким образом можно защитить права авторов музыки в глобальной сети Интернет, в интервью РИА Новости рассказывает генеральный директор ВОИС Андрей Кричевский.

Об итогах четырехлетней деятельности Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС), об особенностях законодательного регулирования коллективного управления авторскими и смежными правами в России, о том, каким образом можно защитить права авторов музыки в глобальной сети Интернет в интервью РИА Новости рассказывает генеральный директор ВОИС Андрей Кричевский.

— Что можно сказать об итогах почти 4 лет деятельности ВОИС? Чего удалось достичь и что осталось не сделанным?

— Сегодня можно констатировать, что ВОИС — одна из самых молодых организаций коллективного управления на территории Европы. И на территории постсоветского пространства только в России имеет место ситуация, когда организация по коллективному управлению, которая недавно возникла, уже является состоявшейся, абсолютно стабильной и динамично развивающейся. Более того, этот факт признан западными обществами, которые являются признанными авторитетами в сфере коллективного управления авторскими и смежными правами.

ВОИС увеличил сборы за период с начала своей деятельности по сегодняшний день радикально. Мы собираем более полумиллиарда рублей в год (за 2012 год было собрано именно столько). Динамика действительно очень радует.

Проделана очень большая работа по становлению сферы защиты смежных прав в нашей стране. Сфера сформирована, осталось теперь планомерно работать дальше. Есть аспекты, которые удручают и остаются недоделанными: во многом это обусловлено тем, что те лица, которые раньше пытались функционировать в этой сфере (занимались сбором вознаграждения за смежные права), не оставляют попыток вернуться, несмотря на то, что законная аккредитация сегодня есть у ВОИС. Идут суды, инсинуации, негативный пиар в прессе и среди пользователей. Постоянно вносится раздор в среду правообладателей, пользователей, в общественное мнение.

По сути, формируется ситуация, когда пользователи — люди, которые должны платить это вознаграждение, получают пусть и неосновательное, но обоснование, почему они платить не должны. Дескать, там непонятная ситуация, идут разборки и суды, зачем мы будем платить. К сожалению, это дает о себе знать. В некоторых регионах мы не очень эффективно сработали с точки зрения сбора вознаграждения — у нас не реализован в полном объеме потенциал центральных регионов, в особенности это касается Санкт-Петербурга. Там есть своя специфика локальная, но мы с этим боремся, пытаемся установить централизованные стандарты и, в целом, динамика позитивная.

— Что поменялось в деятельности организации с момента создания Таможенного союза?

— По сути, особо ничего не поменялось. Сфера смежных прав разделена территориально естественным образом. Нет пересечений, связанных именно с таможенной границей. Но есть предложения со стороны Евразийской экономической комиссии зарегулировать единым образом ставки по сбору вознаграждения за публичное исполнение фонограмм на всей территории ТС. Если говорить с точки зрения сбора за частное копирование, то это правильно и адекватно. В этой сфере есть аспект, связанный с пересечением таможенной границы. Сфера же сбора вознаграждения за публичное исполнение никак не увязывается с трансграничностью, таможней и т.д. Поэтому некорректно здесь уравнивать и ставки, и те методики, по которым собирается вознаграждение. В этом вопросе мы опираемся на поддержку Министерства культуры, которое представляет интересы РФ в ТС, стараемся донести эти доводы и до Евразийской экономической комиссии — что это неправильный подход — не надо«под одну гребенку» и казахских пользователей заставлять платить те деньги, которые платят российские пользователи, и с другой стороны неправильно опускать планку для российских правообладателей, которые уже получают определенные деньги. В случае снижения ставок уменьшится сумма, которую они получают.

— Каковы особенности законодательного регулирования коллективного управления авторскими и смежными правами в России? В чем сильные и слабые стороны российского законодательства в данной сфере?

— Напомню, что законодательство РФ в этой области было введено в действие в 2008 году с принятием четвертой частиГражданского кодекса. Общества по коллективному управлению получили аккредитацию от уполномоченного органа государственной власти и тем самым приобрели право действовать от имени всех правообладателей, собирать вознаграждение в их интересах. Это находится в русле тенденций, которые существуют в Европе и во всем мире. Так называемый one-stop shop (система "единого окна" или расширенное коллективное управление авторскими и смежными правами) — это общемировая практика, которая приветствуется со стороны всех обществ по коллективному управлению. Это облегчает работу самому обществу по коллективному управлению правами, а самое главное, создает прозрачную ситуацию для пользователей. Им понятно, с кем взаимодействовать и куда платить вознаграждение. Для правообладателей есть одно лицо, с которого спрашивать о вознаграждении. Со всех точек зрения это правильный инструмент, и, вводя в наше законодательство подобные новеллы, в 2008 году мы шли в правильном направлении, действовали в соответствии со всеми тенденциями, которые уже существовали и на Западе. В очень многих странах есть аналог — где-то это называется авторизация, но в целом все действуют по тому же принципу, что и в России при проведении государственной аккредитации обществ по коллективному управлению правами.

Сегодня опять ставится вопрос о том, что в рамках обязательств, которые взяла на себя РФ при вступлении в ВТО, существует положение о необходимости пересмотра вопросов применения института расширенного коллективного управления. Действительно, во многом такое обязательство было обусловлено ускоренным порядком, который Россия была вынуждена применять при вступлении в ВТО, и во многом не был учтен опыт тех стран-участников ВТО, где есть подобный правовой институт. Не совсем понятно, почему РФ должна отменять у себя институт расширенного коллективного управления, хотя это есть в развитых странах Европы. 

Поэтому я всецело согласен с доводами, которые Министерство культуры изложило в своем докладе по поводу итогов деятельности обществ по коллективному управлению за последние пять лет. Признано, что институт расширенного коллективного управления действует на пользу правообладателям. Благодаря существующему на сегодня законодательствуудалось сделать ситуацию прозрачной для всех сторон правоотношений. И самое главное, мы видим примеры неприменения института расширенного коллективного управления — на Украине и в Казахстане. На Украине, к сожалению, сегодня можно констатировать полный коллапс системы коллективного представительства интересов правообладателей, в Казахстанетакже очень трудная ситуация.

— Как, на ваш взгляд, будет развиваться дальше российское законодательство в этой сфере?

— Есть несколько аспектов. Есть предложения, которые звучат со стороны пользователей: отмена расширенного коллективного управления и тем самым фактически разрушение системы коллективного управления. Есть предложения в интересах пользователей по введению института свободных лицензий.

В целом, очень странно, что пользователи вносят в законодательство предложения по введению института для правообладателей. По идее, правообладатели, которые заинтересованы в том или ином формате использования своих прав, должны были бы с такой инициативой выступать.

Также актуален вопрос развития интернета и защиты интересов правообладателей в сети. Это серьезный аспект. Рост сегмента использования музыки в интернете очевиден, и все жестче встает вопрос о том, что правообладатели теряют большие деньги, недополучая вознаграждение за использование их произведений в сети Интернет. Есть общемировая практика, она разная: от системы трех звонков до системы шести звонков, ударов палкой, еще чего-то подобного. Но все эти системы показывают свою неэффективность ввиду того, что они "наказующие". Это не система, когда пользователю легко и удобно заплатить за использование музыкального контента, а когда его наказывают за неправильное использование. Мы видим на примере успеха запуска iTunes в России, что когда музыкальный сервис удобен в использовании, то пользователь начинает платить деньги за музыку и это не вызывает никакого отторжения.

Все говорили о том, что Россия не готова, в России повальное пиратство. Нет, iTunes успешен, и люди платят деньги. Причем люди, от которых менее всего не ожидали: ценители рока и шансона. Поэтому необходимо создать общий механизм, который позволит правообладателям получать деньги за использование их произведений в сети интернет. На мой взгляд, таким механизмом могла бы быть система коллективного управления правами в сети интернет. One-stop shop — система "одного окна", когда все пользователи в сети знают, где получить лицензию, знают, что именно из этой организации за ними внимательно наблюдают, обращаются с претензиями. Система взаимодействия для всех участников правоотношений, простая и понятная.

— Что вы можете сказать об обвинениях в непрозрачности, которые предъявляются российским обществам по коллективному управлению правами, и в частности ВОИС, со стороны международной федерации производителей фонограмм и видеограмм (IFPI) и составителей американского «Специального доклада 301».

— Для нас это достаточно странно. Большое количество представителей зарубежных правообладателей входит состав совета ВОИС, все правообладатели, в том числе и западныемейджоры, которые составляют основу IFPI, получают отчеты и вознаграждение от ВОИС. Основной вопрос заключается в том, что некоторые крупные правообладатели недопонимаютприменяемую ВОИС систему распределения и у них возникает ощущение, что что-то здесь не так. Когда мы пытаемся разбираться — берем за основу отдельного пользователя, отдельные уплаченные им тысячу рублей, как они распределяются, все становится понятно. Главным нашим обвинителем всегда являлась компания Sony, но сейчас мы все вопросы разобрали и проблема снялась. Мы предоставляем всю информацию правообладателям и зачастую даже больше, чем предоставляют аналогичные зарубежные общества. Мы получаем отчеты, например, от испанских коллег из AIE — эти отчеты оставляют желать лучшего в части представления информации и удобства их использования для выплат правообладателям. Эти обвинения в непрозрачности — с одной стороны, это чисто политическая история, удобно Россию в очередной раз обвинить в непрозрачности, с другой стороны, это элемент недостаточности общения. Мы со своей стороны будем всячески восполнять этот пробел, и планируем проводить заседания, собирая представителей российской музыкальнойиндустрии, и делать это часто, чтобы все вопросы, которые возникают, купировать в самом начале.

— Как вы относитесь к предложениям о введении обязательного независимого аудита в отношении аккредитованных организаций по коллективному управлению правами?

— Новизна таких предложения представляется крайне надуманной. Мы и сейчас являемся субъектами обязательного аудита и проводим его каждый год. Если это будет еще раз зафиксировано в каком-либо законодательном акте, мы будем только рады, потому что это очередной камешек на весы в нашу сторону. Хочу подчеркнуть — мы проводим обязательный аудит каждый год, сдаем отчет о нашей деятельности в Министерство культуры, который проходит тщательную проверку, мы публикуем его в федеральных СМИ. Впрочем, много открытости и прозрачности не бывает — мы готовы быть максимально конструктивными в реализации пожеланий правообладателей и пользователей.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала