Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Виктор Иванов: ФСКН не "крышует" наркомафию, а борется с ней

© РИА Новости / Антон Денисов / Перейти в фотобанкДиректор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) РФ Виктор Иванов
Директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) РФ Виктор Иванов
Читать ria.ru в
11 марта 2013 года исполняется 10 лет со дня образования ФСКН России. О том, каких успехов добилась служба с момента ее создания, и о перспективах ее работы рассказал директор ФСКН России Виктор Иванов.

Количество наркоманов в России ежегодно растет, а появляющиеся на рынке новые порошки и таблетки, якобы помогающие расслабиться, все больше привлекают современную молодежь. Последнее время очень активно обсуждается вопрос о создании в РФ государственной системы национальной реабилитации наркозависимых лиц, в Госдуму вносятся десятки новых законопроектов. Но для решения проблемы наркомании необходимо не только создать реабилитационные центры, но и лишить наркоторговцев возможности распространять свою «продукцию» на территории России.

11 марта 2013 года исполняется 10 лет со дня образования ФСКН России. О том, каких успехов добилась служба с момента ее создания, какие меры принимаются сегодня в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, как противостоять нескончаемому потоку героина из Афганистана, а так же о некоторых перспективах работы службы рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Алексею Паньшину директор ФСКН России Виктор Иванов.

 Виктор Петрович, на черном рынке продолжают появляться новые наркотики, темпы наркопроизводства пока не удается остановить окончательно. Есть ли у ФСКН какие-то принципиально новые разработки или программы, применив которые, удастся дать достойный отпор производителям и распространителям наркотиков?

 10 лет, может, не такой большой исторический срок, и при этом следует отметить, что работа начиналась не с нуля. Необходимо обязательно вспомнить систему МВД и, в частности, подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков — ОБНОН — аббревиатура, которая до сих пор у многих на слуху. Поэтому, когда служба создавалась, достаточно много специалистов перешли из этой системы в ФСКН. Привнесенные ими традиции получили дальнейшее развитие, сформировался целый ряд новых задач, которые и сейчас решаются ведомством. Так, например, намного шире стала комплексная работа, связанная с ликвидацией инфраструктуры каналов контрабандной поставки наркотиков из-за рубежа, особенно таких тяжелых, как героин, синтетические наркотики. Удалось сконцентрировать усилия ведомства на выявлении и пресечении особо опасных видов наркопреступлений, в частности, на организованных формах, потому что именно они являются становым хребтом наркопреступности.

Хотел бы поблагодарить коллег из МВД, Таможенной службы, Пограничной службы. В этой борьбе они выполняют очень важную роль, и полагаю, что практика совместной работы должна быть продолжена. Кроме того, за последние два-три года мы выстроили конструктивные отношения с Министерством обороны. И есть немало примеров достаточно успешных совместных действий по пресечению каналов поставки наркотиков из-за рубежа. Сейчас нам удалось наладить практику результативной работы в так называемых зонах интенсивного наркотрафика. Эту методику мы позаимствовали у американских коллег, с которыми у нас давно налажены партнерские связи в борьбе с наркопреступностью.

Анализ судебной практики показывает, что ежегодно к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков привлекается более 100 тысяч человек. То есть за 10 лет деятельности ФСКН России количество осужденных за наркопреступления превысило 1 миллион человек. Это, как правило, молодые люди в возрасте от 15 до 34 лет, максимум до 40-45. Проблема острая и болезненная. А ведь от этой части населения зависит будущее нашей страны. Однако не пресекать эту противоправную деятельность тоже нельзя, поэтому работа будет продолжена. Мы понимаем, что для кардинального улучшения ситуации необходимо уменьшать спрос на наркотики.

 Вы сказали, что ФСКН последние два-три года сотрудничает с Минобороны РФ, планируются ли в этом году какие-то совместные мероприятия с военным ведомством?

 У нас составлен план совместного проведения ряда мероприятий, подписанный мной и начальником Генерального штаба Вооруженных Сил — первым заместителем министра обороны. Но я не хотел бы раньше времени говорить о них. Могу лишь сказать, что в 2013 году пройдут совместные учения, в ходе которых будут задействованы боевая техника, армейская авиация, военные суда. Кроме этого, подразделения ФСКН примут участие в стратегических учениях «Запад-2013», в ходе которых планируется отработать взаимодействие различных силовых структур по пресечению каналов наркотрафика. Это связано с тем, что сегодня очень много наркотиков поступает к нам из европейских государств. Мы работаем с их компетентными органами, и нужно сказать, что у нас очень хорошие отношения.

 До сих пор остро стоит вопрос о ликвидации афганского наркопроизводства. Можно ли сказать, что за 10 лет работы ФСКН удалось существенно сократить объемы поставок афганского героина на территорию России?

 Сказать о том, что за 10 лет сократились поставки афганского героина в РФ, я не могу ввиду того, что производство героина не только не прекращается, оно, наоборот, разворачивается. Мы выявляем все больше лабораторий, которые производят и направляют наркотики в сторону России. Основная часть лабораторий сосредоточена на севере Афганистана, в частности, в провинции Бадахшан. А товар, который в гигантском количестве производится в Афганистане — приблизительно от 4 до 8 тысяч тонн опиума в год — не может быть реализован в этой маленькой стране, потому что его очень много. И он неизбежно начинает движение к отдаленным рынкам сбыта, одним из которых как раз является Российская Федерация. Второй крупный рынок — это страны Евросоюза. Сколько бы каналов поставки мы ни ликвидировали, все равно появляются новые. Очевидно, что проблема может быть решена только тогда, когда Афганистан прекратит продуцировать наркотики в таком огромном количестве. По скромным подсчетам, все наркопроизводство в Афганистане превышает 100 миллиардов долларов. На самом деле реальная сумма гораздо выше.

Предпринятые нами эффективные меры по ликвидации каналов поставок афганского героина в Россию привели к увеличению цен на него на криминальных рынках сбыта почти в полтора раза, поскольку риски значительно возросли. Хотелось бы отметить, что за последние годы почти на 40 процентов сократилась смертность от употребления наркотиков. Это также является следствием борьбы с их незаконным распространением.

 Как вы считаете, насколько пожизненное наказание за распространение наркотиков в крупном размере позволит снизить объемы их распространения? Есть ли в запасе вашей службы еще какие-то меры, которые будут приняты в этом году для борьбы с незаконным распространением наркотических средств?

 Важнейшее направление нашей работы — совершенствование законодательства. Именно такой вид деятельности все государства ставят на первое место в борьбе с наркотрафиком. Модернизировать законодательство — одна важнейших для нас задач. За последние год-полтора мы внесли в правительство для принятия более десяти проектов законов.

К примеру, поправка в Уголовный кодекс Российской Федерации о введении пожизненного заключения за распространение наркотиков в особо крупном размере, о котором вы упомянули, определяет наши приоритеты в оперативной и следственной работе. Ведь до этого очень многие наркодельцы предпочитали отсидеть 5-7, пусть даже 10 лет, нежели поделиться со следствием информацией. Перспектива пожизненного срока значительно меняет психологию человека, наркопреступники становятся более разговорчивыми.

Многие задают вопросы, что делает ФСКН, что делает государство, оно не борется, «крышует» наркомафию и так далее. Но это говорят люди неподготовленные и не понимающие глубины всей проблемы. Именно мы предложили ввести порядок пересечения госграницы исключительно по загранпаспортам. Изменения вступят в силу в 2015 году. Таким образом мы сможем повысить эффективность борьбы с контрабандой, к примеру героина, как минимум в 30 раз. Парадокс ситуации в том, что сегодня по контрабанде наркотиков в Российской Федерации проходит приблизительно лишь 0,5% — всего около 1500 уголовных дел. И это из общего их массива порядка 250 тысяч в год. А ведь в России весь героин и почти вся синтетика привозные. Несоответствие очевидно.

Пересечение государственной границы Российской Федерации по внутренним паспортам не дает возможности пограничнику поставить именной штамп, подтверждающий дату, место и способ пересечения госграницы. А именно эта информация особенно важна для возбуждения уголовного дела и доказательства вины подозреваемого в наркоторговле.

 В конце прошлого года вы заявили, что в ближайшее время в Государственную Думу будет внесен законопроект по понижению порога размера отмываемых средств с 6 миллионов до 600 тысяч рублей. На какой стадии сейчас находится этот процесс?

 Это предложение внесено в правительство и проходит процедуру согласования. Пока больше ничего по этому поводу сказать не могу.

 Реализована ли ваша инициатива о введении в России контроля за имуществом и счетами лиц, привлекавшимся к уголовной ответственности за торговлю наркотиками в крупных и особо крупных размерах?

 Наша инициатива звучит следующим образом: лица, привлеченные к уголовной ответственности за незаконное распространение наркотиков, обязаны представлять информацию, доказывающую легитимность приобретенного ими движимого и недвижимого имущества.

Практика показывает, что большинство наркодельцов, которых мы задерживаем, годами нигде не работали, а живут безбедно. Имеют по несколько домов, квартир, машин и так далее. На какие доходы они все это приобрели? Сможешь доказать законность получения средств на их покупку — пожалуйста, владей. Ну а если нет, изволь ответить по закону.

Пока это только инициатива. Однако следует отметить активное сопротивление со стороны многочисленных экспертов, которые считают, что у нас действует презумпция невиновности. А значит, правоохранительные органы должны сами доказывать, что эти активы приобретены незаконно. Никто ведь не говорит, что человек, привлеченный к уголовной ответственности за распространение наркотиков, виновен в незаконном приобретении имущества, которое ему принадлежит. Этому гражданину просто предлагается доказать легитимность нажитого имущества. Во всех развитых странах, за исключением России, это доказывают преступники. Пока же в обществе идет дискуссия. В этом я вижу влияние и мафии, и недобросовестных граждан, которые имеют незаконные возможности для получения дохода.

 Если наша инициатива будет поддержана, то это станет серьезным сдерживающим фактором для тех, кто думает заработать на наркотиках. Введение этой нормы, по нашему мнению, процентов на 20 снизит наркопреступность. Ведь тогда многие просто откажутся от своих намерений включаться в преступную деятельность ради получения крупных барышей.

 Какова судьба вашей инициативы о наделении ФСКН полномочиями временно приостанавливать распространение подозрительных веществ?

 Новых наркотиков синтетического ряда, так называемых дизайнерских, появляется в год порядка пятидесяти, в среднем получается по одному в неделю. Чтобы установить контроль над свободным распространением каждого из них, необходимо соответствующее решение правительства. Процедура его принятия может растянуться до года, а за это время к наркотикам успевают приобщиться порядка 50 тысяч человек.

Поэтому во многих странах соответствующие органы наделены правом временно приостанавливать свободный оборот такого рода продукции. За это время проводятся необходимые процедуры, и если подозрения оправдываются, то вещество вносится в число запрещенных. Подобным путем идет весь мир.

По поводу нашего предложения нет понимания со стороны Минэкономразвития и Минюста. Представители Минэкономразвития считают, что это может «подкосить» бизнес, а юристы ссылаются на нарушение статьи 129 Гражданского кодекса. Пока решение на запрет дизайнерских наркотиков занимает год-полтора. И все же надеемся, что к середине года этот законопроект все-таки будет принят.

 Сколько, по вашему мнению, необходимо средств для создания во всех субъектах 100 пилотных реабилитационных центров? И сколько, по вашим подсчетам, сейчас в России людей, употребляющих наркотики?

 В России 8,5 миллионов людей, которые с разной степенью регулярности употребляют наркотики. По большей части это мужчины в возрасте от 17 до 35 лет. А что касается центров, о которых вы спросили, то могу сказать, что сейчас таких структур порядка 500, но они работают вне правового поля, так как в нашем медицинском лексиконе и в жизни отсутствует такое понятие, как реабилитация наркопотребителей, отсутствуют стандарты. Они работают без бюджетной поддержки, и им нечем оплачивать элементарные коммунальные услуги, не говоря уже о том, что людей, которые там проходят лечение, надо как-то кормить.

Сеть реабилитационных центров будет создаваться на базе существующих негосударственных организаций. Мы полагаем, что денежные средства понадобятся крайне небольшие для нашего государства. Если сейчас дать старт этой работе, то понадобится порядка 8-10 миллиардов рублей. На следующий год, когда работа будет более широкой, понадобится максимум 20 миллиардов рублей.

 Определилось ли ведомство с датой проведения всероссийского смотра региональных систем социальной реабилитации и ресоциализации?

 Мы сейчас разрабатываем государственную программу, необходимые стандарты, и где-нибудь летом сможем провести смотр национальных систем реабилитации. 

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала