Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Вавилова: учителя не должны быть репетиторами у своих учеников

Общественная палата России предложила запретить учителям проводить платные занятия с учениками своей школы. Предложение комментирует заместитель директора Центра правовых прикладных разработок Института развития образования (ИРО) НИУ ВШЭ Анна Вавилова.

Второе чтение законопроекта «Об образовании в РФ» пройдет в Госдуме 11 декабря. Общественная палата России подготовила ряд предложений по доработке документа. Одно из них — запретить учителям проводить платные занятия с учениками своей школы. Предложение комментирует заместитель директора Центра правовых прикладных разработок Института развития образования (ИРО) НИУ ВШЭ Анна Вавилова.

— Анна Александровна, с чем связано столь долгое обсуждение закона?

— Для закона, затрагивающего абсолютно всех, это нормально. Трудовой кодекс в сравнении с Гражданским тоже принимался долго: ведь у любого человека здесь есть свои интересы. Сбор и обобщение всех предложений занимает много времени, а все версии нового закона активно обсуждались общественностью. Предыдущий вариант законопроекта обсуждался, в том числе, через сайт Законопроект 2010, и все предложения потом были собраны, обобщены, многие были учтены. Нынешняя версия законопроекта также публично обсуждалась в интернете, в его доработке приняли участие многие эксперты и общественные организации.

— Одна из наиболее обсуждаемых поправок связана с запретом учителям проводить платные занятия с детьми той же школы, где они работают. Ее исключили из последней версии законопроекта, но Общественная палата требует ее возвращения…

— Смысл поправки вполне очевиден: она должна способствовать устранению ситуации, когда учителя намеренно преподают свой предмет недолжным образом, чтобы потом дети пришли к ним на дополнительные занятия — за деньги. Но вот с правоприменением поправки — проблемы.

Непонятно, как предполагается выявлять нарушения. Если занятия — в школе и проводятся с использованием школьного оборудования, на первый взгляд, «поймать» нарушителей несложно. Но ведь в подавляющем большинстве случаев такие занятия проходят на дому у педагога или учащегося. Здесь выявить нарушение можно лишь в случае заинтересованности одного из участников (вероятно, все же ученика). Такая заинтересованность может возникнуть, а может и не возникнуть.

Непонятно, на каком основании можно привлечь учителя к ответственности за нарушение. Какую норму трудового или административного законодательства он нарушает? В рамках существующей нормативно-правовой базы это вообще возможно.

Назвать подавляющее большинство таких случаев нарушением трудовой дисциплины нельзя. Трудовое законодательство регулирует вопросы трудовых обязанностей работника. Дисциплинарным проступком может быть лишь неисполнение или недолжное исполнение работником трудовых обязанностей. В данном же случае все трудовые обязанности выполняются. Речь вообще не идет о деятельности сотрудника в его нерабочее время. Так что по состоянию на данный момент, в случае появления этой нормы выявляться будет ничтожная доля таких нарушений — и мало кто будет за них наказан.

Причем если мы будем считать это нарушением именно трудовой дисциплины, то правовых способов заставить директора школы назначить взыскание в виде выговора или увольнения у нас нет. Трудовое законодательство основано на том, что работодатель может назначать взыскание, а может и не назначать, это его право. Единственный способ со стороны учредителя повлиять на директора и побудить его уволить учителя, даже пойманного «с поличным» в школе, — это угрожать ему самому увольнением.

— Что нужно сделать, чтобы норма в случае ее принятия заработала?

— Нужно проанализировать существующую практику контроля за соблюдением запретов, возложенных на работника в связи с его должностным положением, но за рамками его рабочего времени. Такие запреты есть для отдельных категорий работников, например, госслужащих, чей статус налагает достаточно большие ограничения, или топ-менеджеров, условия контрактов с которыми могут быть специфическими. Так, в США действуют вполне работающие ограничения для топ-менеджеров не только во время работы, но и после увольнения. Можно изучить, какие нормы и каким образом работают в различных правовых системах, какие варианты вписываются в систему российского права и попытаться применить такой подход к учителям.

Нужно дать точную формулировку нарушения, которое мы хотим преследовать и за которое хотим назначить определенную ответственность, чтобы она соответствовала существующему законодательству в целом.

— А это реально?

— Вполне. Любая новая норма может создать проблемы с правоприменением. Это нормально: мы не можем точно просчитать, как закон будет работать, пока он в стадии разработки. И механизм правоприменения — это вопрос, который нужно прорабатывать для любого вновь вводимого запрета. Понятно, что он может потребовать дополнительных изменений в другие законодательные акты. Возможно, необходимость этих изменений появится уже после его принятия. Практика показывает, что часто в законодательстве сначала постулируется запрет, а уже потом правоприменительная практика отрабатывает варианты его применения, которые фиксируются на уровне закона. Это вполне обычный рабочий процесс.

Материал подготовила Екатерина Рылько (НИУ ВШЭ), специально для РИА Новости

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала