Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Александр Алехин: по белу свету в поисках счастья

© РИА НовостиРусский шахматист А. А. Алехин
Русский шахматист А. А. Алехин
31 октября 2012 года исполнилось 120 лет со дня рождения Александра Алехина - единственного за всю историю шахматного короля, ушедшего из жизни непобежденным.

Евгений ГИК, шахматный обозреватель, для РИА Новости.

Алехин был гениальным шахматистом и человеком яркой и трагической судьбы. В гражданскую войну в Одессе его дважды арестовал ЧК по клеветническому доносу, и он чудом избежал расстрела. Работал переводчиком в Коминтерне, следователем, увлекался кинематографом и едва не стал актером.

Уже в 1920-е годы Алехин вошел в число претендентов на шахматную корону, а после эмиграции в 1921-м стал выигрывать турнир за турниром. В 1927-м, обыграв Хосе Рауля Капабланку, Алехин взошел на шахматный престол. Всего он сыграл пять матчей на первенство мира: после победы над Капабланкой дважды справился с Ефимом Боголюбовым, в 1935-м уступил Максу Эйве, но в 1937-м взял у него реванш. После Второй мировой войны был положительно решен вопрос о матче Алехина с Михаилом Ботвинником, однако чемпион мира скоропостижно скончался. В общей сложности из 112 соревнований Алехин выиграл 81. Алехин знал шесть языков, написал немало блестящих книг.

"Слушаю вас, гражданин Полуэктов"

О феноменальной памяти Алехина свидетельствует случай, произошедший в 1919 году, когда он работал в одной киностудии. В ее вестибюль вошел мужчина и попросил позвать кого-нибудь из учебной части.

- Слушаю вас, гражданин Полуэктов, – отозвался Алехин.
- Разве мы с вами знакомы? – удивился посетитель.
- Четыре месяца назад, – улыбнулся Алехин, – вы заказали в аптеке Феррейна лекарство по рецепту врача Заседателева для вашей шестилетней дочки Анны, у которой болело горло. Я стоял в очереди и случайно услышал ваш разговор с фармацевтом.
Полуэктов лишился дара речи.
- Вы тогда носили пенсне в роговой оправе, – продолжил Алехин. – Достали из левого бокового кармана серый бумажник крокодиловой кожи и вынули из него...
Алехин не договорил. Испуганный гость выбежал на улицу и с тех пор никогда больше не появлялся в этой студии.

Когда будущий чемпион мира спустя год работал уже в другом месте – следователем в Главном розыскном управлении милиции (он получил юридическое образование), многим "жертвам" его памяти было не до смеха. Вот еще один случай. Однажды Алехин услышал разговор дежурного управления с задержанным, назвавшим себя Иваном Тихоновичем Бодровым.

- Как вы сказали, ваша фамилия? – вмешался Алехин.
- Бодров, – повторил тот. – А что?
- Вы не Бодров, а Орлов, – уточнил Алехин. – И не Иван Тихонович, а Иван Тимофеевич.
- На пушку берете, начальник. Не на того напали!
- Пару лет назад в военкомате, где я вас впервые встретил, вы представились Иваном Тимофеевичем Орловым, – сказал Алехин. – На груди у вас висел золоченый крестик на тонкой цепочке из белого металла, а под ним была небольшая родинка.
Преступник замер на месте. Когда дежурный расстегнул у него ворот рубашки, все увидели родинку и крестик на цепочке. Вскоре следствие установило, что этот человек действительно Орлов, рецидивист, сбежавший из заключения.

Воплощенная нервность

Вот как представляется автору этих заметок образ Алехина по описанию давних турниров с его участием.

Алехин – воплощенная нервность. Выражение лица этого высокого, стройного, человека постоянно меняется; импульсивные движения рук, которыми он то порывисто проводит по своим светло-рыжеватым волосам, то быстро хватает удаленные с доски фигуры, – все отражает напряженную, страстную работу мысли, неутомимо прокладывающей новые шахматные пути.

После каждого хода он стремительно вскакивает, его элегантная фигура быстрыми шагами движется от стола к столу, и он пытливым взором охватывает ситуацию на доске. Если противнику удается неожиданным маневром поставить его в тупик, то он становится раздражительным, нетерпеливым; его нервирует малейший шум; светлые глаза его испытующе впиваются в противника – и улыбка торжества сияет на его лице в тот момент, когда он находит хороший ответ.

Стол, за которым играет Алехин, всегда окружен густой толпой зрителей…

Семьи

Вряд ли нужно доказывать, что мужчины, сделавшие блестящую карьеру на том или ином поприще, немало обязаны этим своим женам. Спутницы шахматных королей – важный фактор в их спортивной биографии, и Алехин – не исключение. Надо сказать, что великий шахматист – рекордсмен, из всех королей только он был женат пять раз (не всегда официально). Его первая избранница – русская художница баронесса Анна фон Сергевин. В 1920-м в Петербурге у них родилась дочь Валентина. Совместная жизнь не заладилась, и через несколько месяцев они расстались, а в 1921-м Анна с дочерью уехали в Австрию. Дальнейшая судьба Анны и Валентины неизвестна.

А в Москве, в том же 1920-м, Алехин женился на вдове Александре Батаевой, которая была старше его на тринадцать лет, работала делопроизводителем. Супруги жили бедно, брак оказался кратковременным и через год был расторгнут.

В то время Алехин работал переводчиком в Коминтерне, где познакомился со швейцарской журналисткой Анной-Лизой Рюэгг, приехавшей в Москву в командировку осенью 1920-го. Хотя миловидная и энергичная Анна-Лиза тоже была старше его на тринадцать лет, в 1921-м Алехин женился на ней. Через два месяца новобрачные покинули Россию, перебрались в Париж.

В 1921-м Анна-Лиза родила Алехину сына, еще одного Александра Александровича. Но в эмиграции личная жизнь дала трещину. Жена была увлечена общественными делами и мало внимания уделяла семье. Когда она приехала в Нью-Йорк, чтобы дать образование сыну, ее арестовали за пацифистскую агитацию и выслали из США. В 1926-м Алехины расстались, а в 1934-м Анна-Лиза умерла. Тринадцатилетний сын был отдан знакомым на попечение. Алехин посылал денежные переводы, но виделся с ним редко – только когда бывал в Швейцарии.

Алехин нуждался в женщине, которая смогла бы наладить его быт. В 1924-м он познакомился с Надеждой Фабритской, вдовой русского генерала Васильева, влюбился в нее, и через год они стали жить вместе гражданским браком. Четвертая жена Алехина была родом из богатой семьи, одевалась изысканно, любила драгоценности. Надежда Семеновна или Надин, как ее все называли, была старше мужа на восемь лет, обладала мягким характером и сумела обеспечить будущему королю все условия для спокойной жизни. Она была рядом с Алехиным в самый важный период его карьеры – во время поединка с Капабланкой.

В 1932-м во время очередных гастролей Алехин увлекся богатой американкой Грейс Висхар, вдовой британского офицера, владельца чайной плантации на Цейлоне Арчибальда Фримена. Она была широко образованной и эрудированной женщиной, к тому же неплохо играла в шахматы. Дело кончилось тем, что Алехин оставил Надежду и соединил свою жизнь с Грейс. Он переживал разрыв с Надей, но новая страсть оказалась сильнее. А Надежда сильно страдала после его ухода и прожила недолго (ее смерть сильно подействовала на Алехина).

Грейс стала пятой и последней женой Алехина, свадьба состоялась на Французской Ривьере, чемпиону мира еще не исполнилось сорока двух, а его невесте было пятьдесят восемь. Во время бракосочетания Висхар выглядела еще старше, и в шахматных кулуарах злословили, что Александр женился на вдове некоронованного короля Филидора, умершего в 1795 году. Алехин называл Грейс "мамочкой". Возможно, у него проявлялось отсутствие материнской ласки в детстве, и он искал в женщине не столько идеал красоты и возлюбленную, сколько материнское тепло и заботу.

Висхар была весьма состоятельной дамой (от мужа ей досталось приличное наследство), и впервые после отъезда из Москвы Алехин имел полный материальный достаток. Но, увы, и этот брак не стал для него счастливым. Вместо того чтобы бороться с пристрастием мужа к алкоголю, Грейс сама была не прочь пропустить рюмку-другую. Кроме того, Висхар настаивала на том, чтобы муж всегда был рядом с ней в ее роскошном замке в Дьеппе, недалеко от Парижа. Она категорически была против намерений Алехина вернуться в Россию, сыграть матч с Ботвинником в Москве. В сущности, они были разные люди.

Но Алехин был предан Грейс. Вторая мировая война застала их в Буэнос-Айресе, на шахматной олимпиаде. Многие европейские мастера остались в Аргентине, чтобы переждать военную бурю. А Алехины, сев на пароход, вернулись в охваченную огнем Европу. В 1940 году супружеская пара отправилась в Португалию, куда чемпиона мира пригласили на выступления, затем они опять в Париже.

Около года Алехины провели в Польше и Чехословакии, а в 1943-м по приглашению Испанской шахматной федерации собрались посетить Мадрид. Но гестапо, контролировавшее пол-Европы, не разрешило жене Алехина сопровождать его, и она вернулась в Париж, оккупированный немцами. Так до конца жизни Александр больше не видел Висхар, по сути ставшей заложницей у нацистов. Он неоднократно пытался получить для нее испанскую визу, но из этого ничего не вышло. Как американскую гражданку, к тому же еврейку, Грейс могли подвергнуть во Франции репрессиям, и ради жены Алехин соглашался играть в состязаниях, организованных оккупантами.

Непобежденный чемпион

В 1945 году Алехин перебрался в небольшой португальский городок Эшториал, расположенный недалеко от Лиссабона. Он сильно болел, угасал на глазах, а шахматных гонораров не хватало, чтобы свести концы с концами. Порой он ощущал полную беспросветность, и ему все труднее было обходиться без спиртного.

Кончилась война, Алехин мечтал о встрече с женой, но из Франции не было никаких вестей. Кто-то из португальских шахматистов написал Грейс отчаянное письмо: "Ваш муж находится в невыносимом положении – больной, без средств к существованию...".

Однако проходили дни и недели, а сигналов от жены не поступало. И тут врачи обнаружили, что у Алехина запущенный цирроз печени. Необходимо было немедленно бросить пить, но у него не хватило силы воли. И вот еще один удар: не выдержавшая испытаний Грейс Висхар написала супругу, что намерена порвать с ним. Алехин умер в 1946 году за шахматной доской, не дожив, как и его предшественник Капабланка, до пятидесяти четырех лет (существует версия, что Алехина отравили, но кто и зачем? – не будем углубляться в эту тему). Непобежденного чемпиона похоронили в Эшториале.

Шахматная федерация СССР предложила перевезти останки великого шахматиста из Португалии в Москву. Сын не возражал, но капризная вдова была категорически против. Во время заседания ФИДЕ в Париже осенью 1955-го, когда окончательно решался этот вопрос, в зале неожиданно появилась Грейс. Она потребовала, чтобы останки мужа были перевезены во Францию, где он провел значительную часть жизни и где она сама закончит свои дни. Спорить с вдовой было бесполезно, и вскоре урну с прахом Алехина перезахоронили на кладбище Монпарнас.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала