Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Отрывок из третьей книги романа Харуки Мураками "1Q84"

© предоставлено издательством "Эксмо"Обложка третьего тома книги Харуки Мураками "1Q84"
Обложка третьего тома книги Харуки Мураками 1Q84
Читать ria.ru в
РИА Новости публикует отрывок из заключительного тома романа Харуки Мураками "1Q84. Книга третья. Октябрь-декабрь", который выйдет в России 7 августа. В Японии тираж третьего тома книги Харуки Мураками "1Q84" достиг 1 миллиона экземпляров всего за 12 дней с начала продаж.

РИА Новости публикует отрывок из заключительного тома романа Харуки Мураками "1Q84. Книга третья. Октябрь-декабрь", который выйдет в России 7 августа. В Японии тираж третьего тома книги Харуки Мураками "1Q84" достиг 1 миллиона экземпляров всего за 12 дней с начала продаж.

 

Когда Аомамэ не могла придумать, чем заняться, она чистила пистолет. Строго по инструкции разбирала "хеклер-унд-кох", каждую деталь протирала тряпкой, надраивала щеточкой, смазывала маслом. Затем собирала - и проверяла, что все работает как нужно. Теперь она проделывала это автоматически. Оружие действительно стало частью ее самой.

Часам к десяти она забиралась с книгой в постель, читала несколько страниц и засыпала. С детства сон приходил к ней легко, а от мерно бегущих строк глаза очень скоро слипались сами. Тогда Аомамэ гасила торшер, прижималась щекой к подушке - и, если не происходило ничего необычного, так и спала до утра.

Сны Аомамэ видела крайне редко. По крайней мере, наутро почти ничего не помнила. Лишь несколько бессвязных обрывков иногда оседало на задворках сознания, но сюжетов в памяти не оставалось. Слишком уж глубокими были ее сновидения. Точно глубоководные рыбы, что никогда не выплывают на поверхность. А если и выплывают - теряют всякие очертания.

Но здесь, в своем убежище, она видит сны буквально каждую ночь. Очень яркие и реалистичные. И после каждого просыпается. Открывает глаза и долго не может понять, сон вокруг или явь. Такого не случалось с ней еще никогда. Она видит цифры электронных часов у подушки. 01:15, 02:37, 04:07. Закрывает глаза, пытается снова заснуть. Но получается плохо. Две разные реальности борются за ее сознание, точно морская и пресная вода в устье большой реки.

"Что делать, подруга, - повторяет она себе. - Ты ведь даже не знаешь, реален ли этот двулунный мир, в который тебя занесло. Что удивляться, если в таком мире даже сна от яви не отличишь? Не говоря уже о том, что ты своими руками укокошила несколько человек, еле ноги унесла от религиозных фанатиков и теперь прячешься, как зверь в глубокой норе. Разумеется, нервы у тебя на пределе, тебе страшно. Кончики твоих пальцев еще помнят чужую смерть. Не исключай, что заснуть спокойно тебе не удастся уже никогда. Может, это и есть расплата за то, что ты совершила..."

Снов, которые она видит, всего три. По крайней мере, никаких других она вспомнить не может.

В первом всегда гремит гром. Комната утопает во мраке, и гром не стихает ни на секунду. Только молния не сверкает. Совсем как в тот вечер, когда она отправила Лидера на тот свет. Аомамэ лежит в постели голая, а по комнате кто-то передвигается. Медленно и осторожно. По ковру с длинным ворсом. Воздух вокруг тяжелый и спертый. Оконные стекла мелко дрожат от громовых раскатов. Ей страшно: она понятия не имеет, что это рядом с нею. Человек? Животное? Или ни то, ни другое? Вскоре Нечто покидает комнату. Но не через дверь или окно. Просто медленно отдаляется, а затем исчезает вовсе. И, наконец, оставляет ее одну.

Аомамэ нашаривает кнопку торшера, включает свет. Вылезает из кровати и оглядывается. В стене напротив кровати - дыра, через которую смог бы протиснуться человек. Но дыра нестабильна - она шевелится и меняет форму, то увеличиваясь, то уменьшаясь, словно живая. Нечто вышло из комнаты через эту дыру. Аомамэ заглядывает в нее, но внутри - лишь бездонная тьма. Густая и плотная - кажется, можно отрезать кусок и взять его в руки. Аомамэ любопытно и страшно одновременно. Сердце чуть не выскакивает из груди. На этом сон обрывается.

Во втором сне Аомамэ стоит на обочине хайвэя. Тоже голая. Люди таращатся на нее из застрявших в пробке автомобилей. В основном - мужчины, но есть и женщины. Они разглядывают ее маленькую грудь, пышный ежик волос у нее на лобке и придирчиво все это оценивают. Недовольно хмурятся, натянуто улыбаются или зевают. А то и равнодушно глядят сквозь нее. Аомамэ хочет прикрыть наготу. Хотя бы грудь и промежность. Какой-нибудь тряпкой или газетой. Но под рукой ничего подходящего нет. А кроме того, отчего-то (не понять, отчего) она не способна шевелить руками. Порывистый ветер возбуждает соски, ерошит волосы на лобке.

Но самое ужасное - как назло, у нее вот-вот начнутся месячные. Внизу живота уже совсем горячо. Что же делать, если перед всей этой публикой пойдет кровь?

Но тут открывается дверца серебристого «мерседеса»-купе, из него выходит элегантно одетая женщина средних лет - светлые туфли на каблуках, темные очки, серебряные серьги. Стройная, ростом и фигурой похожа на Аомамэ. Пробравшись между застывших автомобилей, женщина снимает светло-желтое весеннее пальто - не очень длинное, до колен, - и надевает на Аомамэ. Пальто легкое как перышко, простого покроя, но, видимо, дорогое. На Аомамэ сидит как влитое, словно шито на заказ. Незнакомка застегивает его до последней пуговицы.

- Я не знаю, когда смогу вернуть вам его, - говорит Аомамэ. - И к тому же, боюсь, запачкаю кровью...

Ничего не ответив, женщина едва заметно кивает, разворачивается и, лавируя меж автомобилей, возвращается к своей машине. Сев за руль, машет Аомамэ. Или так только кажется? В легком, мягком пальто Аомамэ чувствует себя точно бабочка в Коконе. Наконец-то все самое сокровенное скрыто от посторонних глаз. И тут, словно дождавшись своего часа, по ее бедрам стекают первые струйки крови. Теплой, густой. И лишь глянув вниз, Аомамэ понимает, что это не кровь, а какая-то бесцветная жидкость.

Третий сон словами толком не описать. В нем нет ни сюжета, ни событий, ни каких-либо сцен. Есть только движение. Аомамэ словно перемещается без остановки во времени и пространстве. Когда и где это происходит - не важно. Главное в том, чтобы не оставаться на месте. Все вокруг постоянно течет, изменяется; в этой текучести и рождается некий великий смысл. И чем дольше Аомамэ в таком состоянии, тем призрачнее делается ее тело. Она смотрит на свои ладони - и различает то, что за ними. Глядит на живот - и видит кости и внутренние органы. "Этак я скоро совсем исчезну, - думает Аомамэ. - Что же случится со мной, когда я стану невидимой?" Но ответа она не знает.

В два часа дня звонит телефон и будит Аомамэ, задремавшую на диване.

- Новости есть? - спрашивает Тамару.

- Никаких, - отвечает она.

- А человек из "Эн-эйч-кей"?

- Больше не появлялся. Грозился прийти, но, похоже, только запугивал.

- Возможно, - допускает Тамару. - Только оплата за "Эн-эйч-кей" у тебя переводится автоматически через банк. Об этом написано в квитанции, наклеенной на двери твоей квартиры. Сборщик взносов не мог бы ее не заметить. Так мне объяснил по телефону их сотрудник. Сказал, что здесь какая-то ошибка.

- Значит, я все-таки не должна ему открывать?

- Главное - не привлекать ничьего внимания. Лично я не люблю, когда такие ошибки допускают у меня перед носом.

- Ну, все на белом свете ошибаются то и дело.

- Белый свет - белым светом. А я - это я, - подчеркивает Тамару. - Что бы странного с тобой ни случалось, о любой мелочи немедленно сообщай.

- Об "Авангарде" что-нибудь слышно?

- Затаились, как в могиле. Словно ничего не произошло. Внутри секты, может, что-то и движется, но снаружи ничего не разобрать.

- Но я слышала, у вас в секте есть информатор?

- Информация поступает, но крайне скудно. Похоже, там закручивают гайки. И этот кран теперь перекрыли.

- Но меня все еще ищут, верно?

- После смерти Лидера в их руководстве, конечно, образовалась большая дыра. Кто станет его преемником и куда поведет секту, похоже, еще не решили. Но в том, что тебя необходимо поймать во что бы то ни стало, все они сходятся. Этот факт сомнению не подлежит.

- Не очень веселый факт.

- В любом факте главное - весомость и точность. А уж какие эмоции он вызывает - дело десятое.

- Так или иначе, - говорит Аомамэ, - если они меня сцапают и поймут, кто за мной стоял, у вас тоже начнутся неприятности.

- Вот потому мы и хотим как можно скорее переправить тебя туда, докуда они не дотянутся.

- Отлично понимаю. И все-таки подождите еще немного.

- Она готова ждать до конца года. Поэтому и я подожду.

- Спасибо.

- Лично меня благодарить не за что.

- Мне виднее, - настаивает Аомамэ. - Да! И еще... При следующей доставке хотелось бы получить одну вещь. Хотя с мужчинами и неловко о ней говорить...

- Я надежен, как каменная стена, - отзывается Тамару. - И при этом стопроцентный гей.

- Мне нужен тест на беременность.

В трубке повисает молчание.

- Ты полагаешь, что тебе это необходимо, - наконец уточняет Тамару.

Это не звучит как вопрос, и она ничего не отвечает.

- Ты считаешь, что забеременела?

- Я этого не сказала.

Мозг Тамару, похоже, начинает работать с бешеной скоростью. Похоже, если прислушаться, можно услышать, как в голове у него что-то гудит.

- Ты не считаешь, что забеременела, но тест сделать нужно?

- Да.

- Занятная головоломка.

- Извините, но больше пока ничего сообщить не могу. Достаточно простого теста, который продается в любой аптеке. А еще хорошо бы книгу, в которой подробно рассказывают о женской физиологии и менструациях.

Тамару опять умолкает. Очень жестким, спрессованным безмолвием.

- Пожалуй, я лучше перезвоню, - проговорил он наконец. - Не возражаешь?

- Конечно, нет.

Он издал горлом странный звук, и разговор оборвался.

Через пятнадцать минут телефон опять звонит. И впервые за долгое время Аомамэ слышит голос хозяйки "Плакучей виллы". Ей даже чудится, будто они со старушкой снова сидят в оранжерее. В огромном теплом пространстве, где порхают диковинные бабочки, а время течет неспешно.

- Ну, как твои дела?

- Размеренно, - отвечает Аомамэ.

И по просьбе Хозяйки подробно рассказывает о своем распорядке дня, о физических упражнениях и рационе.

- Конечно, так долго сидеть в четырех стенах тяжело, - сетует Хозяйка. - Но у тебя сильная воля, и я за тебя не переживаю. Уверена, ты со всем справишься. Искренне желаю тебе поскорее оттуда выбраться и переехать в безопасное место. Но если по какой-то причине хочешь задержаться - я уважаю твое желание.

- Благодарю вас.

- Нет, это я должна благодарить. Ты ведь так превосходно справилась со своей работой...

Хозяйка молчит.

- Мне сказали, тебе нужен тест на беременность, - неожиданно добавляет она. - Это правда?

- Задержка уже три недели.

- А раньше сбоев не было?

- С десяти лет начинались двадцать девятого числа каждого месяца. Никогда не задерживались даже на сутки. Все было точно, как фазы луны. Ни единого сбоя.

- Сейчас ты в непростом положении. Меняется и душевное равновесие, и биоритмы. Может, просто цикл сместился?

- Вполне вероятно. Хотя ничего подобного не случалось еще ни разу.

- Тамару сказал, ты не знаешь, беременна или нет.

- Последний раз я спала с мужчиной полгода назад. После этого - ни с кем ничего.

- Тем не менее, ты не исключаешь, что забеременела. У тебя есть повод так думать? Кроме задержки как таковой...

- Я это просто чувствую.

- Просто чувствуешь?

- Такое ощущение.

- Ощущение, будто у тебя внутри что-то происходит?

- Если помните, как-то у малышки Цубасы вы рассказывали о яйцеклетках, - отвечает Аомамэ. - О том, что их у женщины ограниченное количество.

- Помню. Каждой женщине от природы дается примерно четыреста яйцеклеток, и каждый месяц они по одной выходят наружу... Да, был такой разговор.

- У меня очень четкое ощущение, будто сейчас одна из моих яйцеклеток оплодотворена. Но я не могу это как следует объяснить. И до конца ни в чем не уверена.

Старушка задумывается.

- Я родила двоих детей, - наконец говорит она. - Поэтому, кажется, понимаю, о чем ты. Но ты говоришь, что могла забеременеть без связи с мужчиной. У меня в голове это не укладывается.

- У меня тоже.

- Извини за бестактность, но у тебя не могло случиться контакта, пока ты была без сознания?

- Это исключено. Я всегда себя контролирую.

- Я считала тебя человеком, способным мыслить логично и хладнокровно, - молвит Хозяйка, тщательно подбирая слова.

- Стараюсь, чтобы так оно было и дальше.

- Тем не менее, ты думаешь, что могла забеременеть без полового акта.

- Если точнее - не исключаю такой возможности, - отвечает Аомамэ. - Хотя, конечно, допускать это нелогично.

- Я тебя поняла, - отзывается старушка. - Во всяком случае, подождем результатов. Тесты на беременность тебе доставят завтра. Тем же способом и в то же время, что и всегда. Для надежности купят несколько разных.

- Спасибо, - говорит Аомамэ.

- Если предположить, что зачатие все же произошло - когда именно это могло случиться?

- Видимо, тем вечером во время грозы, когда я ходила в гостиницу "Окура".

Старушка еле слышно вздыхает.

- Ты уверена?

- Вполне. Тот вечер как раз приходился на период, когда легко забеременеть.

- Выходит, ты беременна уже два месяца?

- Да, - подтверждает Аомамэ.

- Не тошнит? Обычно это бывает на раннем сроке.

- Вовсе нет. Сама удивляюсь.

- Если результат положительный - что будешь делать?

- Прежде всего, нужно будет понять, кто биологический отец ребенка. Для меня это крайне важно.

- А кто он, ты не догадываешься?

- Пока нет.

- Ясно, - невозмутимо реагирует старушка. - Что бы ни случилось, я всегда на твоей стороне. И сделаю все, что могу, ради твоей защиты. Помни об этом.

- Простите, что отвлекаю такими вопросами в столь нелегкое время, - говорит Аомамэ.

- Ну что ты. Все абсолютно естественно. Для любой нормальной женщины важнее этих вопросов ничего нет. Делай тест, сообщай результат. А там и подумаем вместе, что дальше.

И Хозяйка тихонько кладет трубку.

 

Предоставлено издательством "Эксмо"

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала