Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Феномен Николая Коляды

© Фото : Предоставлено "Коляда-театр"Сцена из спектакля "Отрочество"Сцена из спектакля Отрочество
В Екатеринбурге всегда кипела культурная жизнь, и степень интенсивности ее при разных властях не убывала. Признак того – феномен Николая Коляды. Его начали ставить, его драматургию полюбили в Москве, особенно в Театре "Современник". Очевидный успех драматурга Коляды подвиг его заняться и режиссурой.

Ольга Галахова, театральный критик, главный редактор газеты "Дом актера", специально для РИА Новости.

В Екатеринбурге всегда кипела культурная жизнь, и степень интенсивности ее при разных властях не убывала. Признак того – феномен Николая Коляды. Получив актерское образование в родном театральном институте, сыграв немало ролей и произнеся немало чужих текстов за свою актерскую жизнь, он решился сам писать пьесы. Его начали ставить, его драматургию полюбили в Москве, особенно в Театре "Современник". Очевидный успех драматурга Коляды подвиг его заняться и режиссурой.

"Зачастую я был неудовлетворен тем, как ставят мои тексты. Почему-то везде актеры не играли просто, как в обычной жизни, а страшно кричали", – рассказал мне Николай Коляда. Дальше больше: на свои личные средства он организовал частный театр и назвал его своим именем "Коляда – театр". Грех бы было театральному человеку не воспользоваться такой фамилией.

Он начал с энтузиазмом воплощать свою мечту о театре. Помещение, которое занимал театр, в 2006 году решили отобрать. Но труппа дала понять, что так просто на улицу не пойдет. Протесты, суды, голодовка, – через все это прошел Коляда со своими сторонниками и победил. Городские власти дали в пользование театру здание – деревянный дом XIX века. У театра нет государственной дотации, но город отдал здание в бесплатную аренду. Одноэтажный дом с резными ставнями и палисадником спрятался в городском квартале между бетонными многоэтажками. Это здание и стало в последние годы Меккой театральной жизни не только столицы Урала, но и России.

Сейчас здесь в маленьком зале играется по 30 спектаклей в месяц. Театр живет за счет проданных билетов и личных средств Николая Коляды. Здесь ежегодно проходит фестиваль "Коляда – Plays", куда съезжаются театры из России и из-за рубежа. Здесь же ежегодно, в этом году в десятый раз, подводятся итоги всероссийского конкурса драматургов "Евразия".

Именно Коляда создал уральскую школу драматургии, которая существует на равных и с Любимовкой, и с "Действующими лицами" в Москве. Пьесы его учеников ставятся по всей России и в самых престижных театрах, и в молодежных подвалах. На фестиваль же отбираются спектакли, поставленные по пьесам самого Коляды и его учеников. Спектакли своего театра Николай исключил из конкурса.

На этой неделе завершился шестой фестиваль "Коляда – Plays", и были определены победители "Евразии". Было привезено немало незаурядных спектаклей.

Среди них – "Мамочки" Владимира Зуева о матерях, ищущих своих сыновей на территории войны в Северном Кавказе (Новосибирский театр "Глобус", режиссер Николай Чернышев).

Ученица Коляды Ярослава Пулинович предстала в новом качестве, написав инсценировку по роману Л. Толстого "Отрочество", которую поставил Пермский ТЮЗ, пригласив на постановку питерского режиссера Владимира Гурфинкеля.

Оба эти спектакля дышали особой сердечностью, хотя речь в них шла о разных временах, разных эпохах. В первом случае – о беспредельной материнской любви, о мамочках, которые, теряя своих сыновей, пытаются обрести смысл жизни, когда его, кажется, невозможно найти. Во втором – о том, что есть отрочество, через какие испытания проходит юная душа.

Однако в двух столь разных работах есть объединяющая идея: преодолеть жестокость мироустройства можно только увеличением собственной человечности. Обе эти работы были отмечены жюри.

Однако последняя премьера театра, "Большая советская энциклопедия", поставленная самим Колядой по своей же пьесе, не включенная в конкурс, стала самым впечатляющим событием. В этом сезоне театр побывал с большими гастролями в Москве. Есть надежда, что приедут в Первопрестольную и в следующем году и покажут нового Коляду.

В этой пьесе, написанной им два года назад, возникает иная интонация, которая не звучала столь отчетливо прежде: соучастия к странному человеку. Каков сегодня этот человек, о котором в ХIХ веке говорили, что он не от мира сего. В пьесе "Большая советская энциклопедия" это Вера, девушка из деревни, приехавшая в город на заработки. Какой может быть работа? Например, социальная служба, уход за беспомощными стариками.

Веру играет Ирина Ермолова. Смешная, нелепая уральская деваха с сильным уральским говором, с рыжими косичками, в очках, на ней трикотажные колготки, съехавшие гармошкой. Она ухаживала за старухой, та умерла. В опустевшую квартиру, где осталась нехитрая мебель покойной, приезжает за наследством родственница Вика. Эту молодую стерву в красных сапогах с алыми змеиными губами жестко, остроумно играет Василина Маковцева. Ей бабушка завещала советскую энциклопедию, но Вике нужно совсем другое – бриллианты. Найти сокровища – дело всей ее жизни. Появляется и третий персонаж – пародия на Дон Жуана, Артем (работа Ильи Белова).

Этот нехитрый треугольник проходит испытание: что выбрать – деньги или человека. Для Вики этот вопрос решается быстро и без колебаний: она хватает коробку с бриллиантами, которую ей отдает Вера, чтобы исчезнуть навсегда. Главное испытание ждет Артема, ведь его полюбила эта странная, Вера, полюбила со странной мотивацией: он похож на некоего Сережу, для которого она себя берегла. Постепенно, шаг за шагом она из городской сумасшедшей вырастает в русскую блаженную. Ей нужно не завоевать, не купить жениха, которому она тоже отдает еще одну коробку с драгоценностями, всем этим добром, отданным ей старухами, а изменить его жалкое плотоядное существование.

Она словно устраивает сеанс гипноза для него. Надевая подвенечное платье старухи, которое меньше размера на два, она на наших глазах превращается в существо поразительной красоты и заставляет этого жалкого парня увидеть ее чудесное перевоплощение. Заставляя его повторять за ней таинственные слова, Вера вселяет в него беспокойство, страх, потому что и вправду ему страшно рождаться человеком, страшно отказаться от всей прежней жизни, страшно разглядеть в ней красоту и полюбить. Он рыдает, корчится у плинтуса в судорогах.

И становится понятно, что заново рождаться трудно, но возможно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оценить 1
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала