Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

В Лос-Кабосе решили, что есть вещи важнее финансовой дисциплины

Итоги завершившегося саммита "Большой двадцатки", как и почти любого мероприятия, можно высказать одной фразой, хотя по горячим следам сделать это всегда трудно. Ну, примерно так: начиная с Лос-Кабоса, мировые лидеры начали соглашаться, что хотя здоровье финансового сектора – это важно, но экономический рост, наверное, важнее.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Итоги завершившегося в Лос-Кабосе (Мексика) саммита "Большой двадцатки" (G20), как и почти любого мероприятия, можно высказать одной фразой, хотя по горячим следам сделать это всегда трудно. Ну, примерно так: начиная с Лос-Кабоса, мировые лидеры начали соглашаться, что хотя здоровье финансового сектора – это важно, но экономический рост, наверное, важнее. Все лос-кабосские сюжеты, включая заключительный документ, сводятся примерно к этому.

Напуганные Грецией

Как всегда в таких случаях, накануне слета "мирового политбюро", прошедшего на кончике длинного отростка земли на тихоокеанском побережье Мексики, звучали разговоры о бессилии "двадцатки" удержать мир от скатывания в очередную волну кризиса. В данном случае – от кризиса еврозоны.

Но приходится признать, что все-таки механизм эффективный, это вам не генератор экономических концепций типа Давоса, здесь – если удается – договариваются о своих будущих действиях те люди, которые будут реально менять политику.

Интересно, что весьма похожая ситуация была именно в Лос-Кабосе 10 лет назад, только там был форум (и саммит) не всех лидеров мировой экономики, а лишь тихоокеанской ее части. Речь об АТЭС. И если не считать договоренностей насчет борьбы с терроризмом как убийцей экономического развития (год был такой – 2002-й), то главный пафос того форума АТЭС был точно таким же: азиатский финансовый кризис (1997-1999 годы) позади, теперь задача – рост. Это особенно заметно по более подробному, министерскому документу того форума. И рост начался заново, и даже сохраняется – именно в тихоокеанской части мира. А суть разговора была как раз в том, что финансовая дисциплина хотя дело хорошее, но не надо делать из нее культа, надо двигать реальную экономику. В общем, Лос-Кабос – это такое место.

В этот раз главным сюжетом на "двадцатке" были попытки "внешних сил" (американцев прежде всего) рассудить европейцев. Кто прав – немцы, навязывающие обанкротившейся Греции план жесточайшей экономии и финансовой дисциплины, или французы (новый президент Франсуа Олланд), который видит для Европы и греков выход в стимулировании роста?

Греки в каком-то смысле помогли: выборы в этой стране, состоявшиеся 17 июня, буквально накануне Лос-Кабоса, сначала напугали европейцев, потом обрадовали (победила партия, согласная с европейским планом экономии), а потом снова огорчили. Потому что выяснилось: даже эта партия не сможет навязать стране несколько лет беспросветности. А тут еще подошли новости, что похожие ситуации могут случиться с итальянцами и испанцами…

Так что, судя по итоговому документу "двадцатки" и по шедшим там разговорам, победил французский подход. Интересно, что история "двадцатки" как сбора лидеров крупнейших экономик мира начиналась с кризиса 2008-го года, с попыток тогдашнего президента той же Франции Николя Саркози "наказать" американских (и прочих) финансистов за то, что заигрались, и установить за ними международный контроль.

То есть устроить Америке этакую Грецию. А Америка успешно отбилась, говоря, что главное не контроль, а экономический рост – и теперь играла в Лос-Кабосе роль арбитра для впавших в финансовую лихорадку европейцев.

"Старые" и "новые"

Вообще, было заметно, что если вы хотите понять, что произошло на "двадцатке", вам придется читать европейские газеты, например, "Файнэншл таймс" и ее оценку вырисовывающейся по итогам кризиса новой расстановки сил между "старыми", "новыми" и прочими экономиками. А американские СМИ такого значения "двадцатке" не придавали. У них был свой угол зрения – как там Обама?

Президент США постарался выступать с позиций лидера, чья экономика находится в относительно неплохом виде, и поэтому верховного арбитра для европейцев. Сначала он провел беседу с канцлером Германии Ангелой Меркель (якобы уговаривал ее не слишком свирепствовать с финансовой дисциплиной), после этой встречи драматическим жестом отменил разговор со всеми европейскими лидерами сразу – поскольку "понял ситуацию".

И, в общем, удостоился вялых похвал своих СМИ за то, что подтолкнул европейцев – например, к тому, чтобы все-таки, наверное, удержать Грецию в зоне евро.

Что не помешало республиканцам все-таки лягнуть Обаму за его позицию в европейском кризисе, но сделать это неуверенно, скорее – на всякий случай.

Возвращаясь к вопросу о "старых" и "новых" экономиках. Последние воспользовались на саммите евро-американским замешательством по поводу Греции и прочих бедствий и продвинули на пару шагов свой план по реформе Международного валютного фонда. В смысле увеличения квот – то есть числа голосов – "новых" экономик, стран БРИКС, которые по этому и другим поводам устроили в Лос-Кабосе, по просьбе Индии, свой отдельный мини-саммит.

Россия, Индия, Бразилия внесли в антикризисные ресурсы МВФ по 10 миллиардов долларов. Китай увеличил свой взнос до 43 миллиардов, что делает его, по разным оценкам, третьим по влиянию участником этого стабилизирующего финансового механизма.

Повестка дня следующего саммита "двадцатки", хозяйкой которого станет Россия, еще только будет формироваться. По одной простой причине. Да, Европу (по большей части Меркель) в этот раз уговорили больше думать о стимулировании экономики, чем о наказании заигравшихся финансистов.

Но никто не знает пока, как в сентябре 2013 года, когда "двадцатка" соберется в Санкт-Петербурге, будет себя чувствовать Европа, не говоря о близких к ней и очень беспокойных регионах типа Ближнего Востока.

Да, пока что вся история "двадцаток" говорит об успехе этого предприятия: мировые лидеры все же скорее проводят общую политику, чем пытаются выйти из кризиса за счет партнера. Но с Европой даже самые правильные меры могут не успеть. Или, как говорил генерал Дуглас Макартур, причины всех поражений можно свести к одной фразе: слишком поздно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала