Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Культура

"Кококо": куры высокого полета и народ

Спустя всего неделю после премьеры на "Кинотавре" в прокат выходит фильм Авдотьи Смирновой "Кококо". Это кино стоит разговора и само по себе - потому что оно смешное, умное и злободневное; но с ним связана и другая, не вполне кинематографическая интрига: вопреки прогнозам и просто здравому смыслу, он не получил Гран-при сочинского фестиваля.

Спустя всего неделю после премьеры на "Кинотавре" в прокат выходит фильм Авдотьи Смирновой "Кококо". Это кино стоит разговора и само по себе - потому что оно смешное, умное и злободневное; но с ним связана и другая, не вполне кинематографическая интрига: вопреки прогнозам и просто здравому смыслу, он не получил Гран-при сочинского фестиваля.

Приз достался картине "Я буду рядом" Павла Руминова, что было еще справедливо, если бы она участвовала в очень слабом конкурсе прошлого года - ее анахронизм и попытка говорить не о текущем, а о вечном, позволяет это предположить.

Посмотрите фотоленту: "Кинотавр-2012": главные фильмы фестиваля >>

Но на фоне действительно отличных фильмов, таких как "Жить" Сигарева, "За Маркса…" Басковой и некоторых других, выбор жюри выглядит почти таким же экстремистским, как и в прошлом году, когда лучшим фильмом была названа короткометражка двадцатилетней давности.
Самое интересное здесь то, что авторам "Кококо" этот приз очевидно не был жизненно важен. Смирнова не только талантливый сценарист и режиссер, но, что в данном случае важнее, - человек, обладающий достаточными возможностями для реализации своих проектов.

Ее продюсер Сергей Сельянов, отвечая на вопросы фестивальной прессы, не скрывал, что этот фильм, во-первых, снят при поддержке неких неназванных, но влиятельных покровителей, а, во-вторых, выпускается на экраны без особой надежды на большую кассу. "Кококо", по словам продюсера, венчурный, имиджевый проект, явление из мира искусства, у которого нет финансовых задач, но который поддерживает качество нашего кино на должном уровне.

Возможно, Сергей Михайлович и преуменьшает коммерческий потенциал детища своей студии. По крайней мере, фестивальная публика, которая, конечно, не состоит исключительно из одних искусствоведов или, наоборот, из одних тусовщиков, приняла фильм Смирновой очень горячо. И не в силу каких-то политических или клановых соображений.

Просто "Кококо" и правда очень понятное зрительское кино, в котором все сходится, где от диалогов не хочется провалиться сквозь землю (а даже наоборот), и главное, все, что там говорится - очень важно и очень про нас. Про людей, живущих в России в 2012 году: женщин и мужчин, умных и недалеких, согласных и несогласных, левых и правых и т. д.

Формально это история двух тетенек "за тридцать": музейщицы из петербургской Кунтскамеры Лизы (Анна Михалкова) и провинциалки неопределенных занятий Вики (Яна Троянова), случайно встретившихся в поезде и, вопреки всему, ставших друзьями.

Очевидно, что Смирнову, с одной стороны, в этом сюжете интересуют отношения двух женщин - и она лихо раскладывает перед зрителем пасьянс возможных вариантов: от подростковой любви в стиле Валерии Гай Германики до шекспировских масштабов ревности и даже покушения на убийство.

Здесь, если верить словам режиссера, есть и автобиографический момент: якобы сама Смирнова когда-то, так же, как и героиня Михалковой, сошлась с девушкой иного, не интеллигентского сословия, и попыталась с высоты своего образования, жизненного опыта и убеждений сделать новую подругу счастливее. Закончилось это, как призналась Смирнова, печально.

В "Кококо", само название которого отсылает к сословному конфликту, поскольку это недопонятое Викой слово "рококо", о существовании которого она узнает от Лизы, финал скорее фарсовый. Фактически, концовка "Кококо" (и ответ на вопрос о возможных отношениях интеллигенции и народа) копирует последнюю сцену из предыдущего фильма Смирновой - "Два дня".

Там, напомню, драматургическому осмыслению подверглась проблема "интеллигенция и власть", а фильм заканчивался тем, что его герои - еще одна полублаженная музейщица и могущественный чиновник - застывали в вечной и смехотворной фигуре любви-ненависти. В случае Вики и Лизы эта же фигура повторяется в присутствии и при деятельном участии представителя силовых структур.

Тут важно уже не только то, что Смирнова показывает, но и то, что она говорит, хотя, объективно, "Кококо" - фильм самодостаточный и, в общем, не требующий каких-то дополнительных пояснений, а мы имеем полное право не принимать слова автора близко к сердцу.

И, тем не менее, видно, что для Смирновой важна не только частная история отношений двух теток, и что она претендует на некоторое более глобальное высказывание о нашей жизни. И это высказывание звучит примерно так: "Давайте, наконец, отстанем друг от друга, возьмем каждый свои игрушки и разойдемся по углам песочницы" - это в той части, что касается конфликта креативного сословия и народа.

Больше того, как когда-то Бердяев, который считал, что интеллигенция сама довела страну до революции, а себя до вырождения своими "идейками", Смирнова уверена, что все беды образованного сословия заключены в нем самом, в его ненависти к самому себе и всем остальным, а главное - неспособности дать другим сморкаться так, как им вздумается.

Это, понятное дело, относится не только к желанию петербургских музейных сотрудниц преподать своим менее образованным подругам историю европейского искусства.

В равной степени Смирнова относит свои слова и к Болотной, и к Сахарова и ко всем остальным белоленточным маршам, через которые культурная элита как будто пытается облагодетельствовать народ - с большим размахом, чем героиня Михалковой, но с той же (ошибочной) мотивацией: будто они знают, как лучше.

Можно сколько угодно говорить, что этот фильм реакционный, конформистский или какой угодно еще. Его важность, очевидно, не в том, какие ответы дает Смирнова на больные вопросы, а, напротив, в том, что она показывает несостоятельность имеющихся ответов.

Да, безусловно, это тормозит революционное движение, и в этом смысле "Кококо" -фильм, безусловно, вредный. При этом вряд ли все те, кто уже многие месяцы выходят, как иронично говорится в фильме Смирновой, "немного пострадать", действительно во всем согласны со своими лидерами. Возможно, тут принцип " главное ввязаться, а там разберемся" не работает, и фильм о двух смешных курицах удержит нас от каких-нибудь ненужных никому глупостей.

А может быть, и нет. В конце концов, когда искусство у нас стало так уж влиять на политику? Пусть "Кококо" для начала будет просто хорошей комедией, а с остальным мы и сами попробуем разобраться. Кажется, месседжу Смирновой это не противоречит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала